Экологический ущерб, разрыв семейных и общинных связей, большое вмешательство в жизнь отдельного человека и посягательства на его права. [1]




Скачать 292.71 Kb.
Дата29.04.2016
Размер292.71 Kb.
ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЯХ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА. ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ МИРОТВОРЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЙ.

(из опыта участия в операции ООН в Югославии UNPROFOR)

полковник СЕРГЕЕВ А.М., заместитель командира сектора «Восток» (SLO sektor «EAST» UNPF) в 1992-1993 г.г.
«…прогресс несет с собой и новые угрозы для

стабильности: экологический ущерб, разрыв

семейных и общинных связей, большое

вмешательство в жизнь отдельного человека и

посягательства на его права.» [1]
ВВЕДЕНИЕ

По отчетным данным Римского клуба, существованию человечества на нашей планете грозят три основные опасности:



  • резкое уменьшение невоспроизводимых сырьевых запасов, в том числе источников энергии;

  • резко возрастающая численность населения;

  • загрязнение окружающей среды.

Загрязнение окружающей среды характеризуется целым рядом факторов:

  • неорганизованной урбанизацией

  • техногенным воздействием человека на природную среду

  • негативным воздействиям опасных природных и техноприродных процессов (ОПТП)

  • возникающими чрезвычайными ситуациями и др.

Глобальное изменение климата планеты в результате техногенного воздействия человека на состояние экосистемы, в частности массовых испытаний и применения различного вида вооружений, привело к появлению кислотных дождей, повышению уровня грунтовых вод, агрессивному воздействию мутирующих микроорганизмов, изменению химического состава подземной аквасреды, тектоническим подвижкам, нарушению озонового слоя и другим природным катаклизмам.

Все это явилось причиной резкого увеличения природных катастроф на различных континентах Земли. Эти катастрофы, в совокупности с последствиями техногенных и социально-политических чрезвычайных ситуаций (схема 1), унесли миллионы человеческих жизней, не считая материального ущерба.



ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЕ СИТУАЦИИ

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОГО

ХАРАКТЕРА









Локальные вооруженные

конфликты

- многочисленные разрушения зданий и сооружений промышленной и жилой инфраструктуры

- экологический кризис (бедствие)

- массовые пожары

- уничтожение флоры и фауны в местах боев

- локальное уничтожение почвенного слоя

- эпидемии

- голод


- массовый исход беженцев




Схема 1

Примечание: Состояние экосистемы – по Б.В.Виноградову

За годы, прошедшие после Второй мировой войны, многократно возросло число социально-политических чрезвычайных ситуаций, переросших в кровопролитные вооруженные столкновения с применением вооруженных сил и нанесших огромный, а в некоторых случаях и невосполнимый урон состоянию экосистем, приведших ряд территорий к экологическому бедствию. «Деятельность Вооруженных Сил, как и любой вид техногенной деятельности, вносит негативный вклад в изменение окружающей среды и сопряжена сл множеством опасностей, в некоторых случаях приводящих к возникновению чрезвычайных ситуаций, которые могут представлять угрозу не только личному составу Вооруженных Сил, но и местному населению и окружающей природной среде. Особенно ярко это проявилось при ведении боевых действий на территории Ирака и Югославии»[2].

В большинство из таких чрезвычайных ситуаций пришлось вмешиваться международному сообществу в рамках миротворческих операций под эгидой ООН. Одной из таких операций посвящена данная статья.


ВОЙНА В ЮГОСЛАВИИ
«Миротворчество – это действия, направленные на то, чтобы склонить враждующие стороны к соглашению, главным образом с помощью таких мирных средств, которые предусмотрены в главе VI Устава Организации Объединенных Наций» [1].

Во второй половине 1991г. резко обострилась политическая ситуация в Югославии. Начались широкомасштабные бои с применением всех видов вооружений. В целях обеспечения безопасности и стабильности ООН было принято решение о развертывании миротворческой операции [3]. В соответствии с просьбой Генсека ООН и обращением Президента страны Верховный Совет РФ принял решение [4] о направлении в Югославию миротворческого контингента в количестве 900 человек. В состав контингента первоначально было включено:

- 16 офицеров для службы в составе Главного штаба операции (HQ UNPROFOR – 6 чел.) и штаба сектора «Восток» (sektor «EAST» – 10 чел.)

- 884 военнослужащих в составе 554 отдельного батальона (RUSBAT).

Командир сектора, один из его заместителей и сотрудники штаба (кроме двух переводчиков) являлись офицерами Управления Командующего Воздушно-десантных войск, на которое Министром обороны РФ также было возложено формирование миротворческого батальона.

Основная причина, по которой эта роль была отведена десантникам – практически все офицеры, прапорщики и солдаты ВДВ прошли «горячие точки» СССР и имели опыт «улаживания» межнациональных конфликтов. Ведь один из лозунгов ВДВ – «И нет задач невыполнимых».

В кратчайшие сроки на базе 137 гв.вдп (г.Рязань) был сформирован костяк батальона, дополненный военными переводчиками из ВИМО и несколькими другими специалистами.

По условиям ООН батальон в течение первых двух месяцев должен был обеспечивать себя сам: от техники и боеприпасов до медицинских препаратов и продуктов питания.

Особых проблем в этом не было, это был очередной «Южный вариант»:

«Южный вариант» - это совершенно гениальное изобретение носящего погоны мыслящего человечества. Дается определенное количество самолетов, ты волен брать в них все, что заблагорассудиться… Потом летишь, куда пошлют, и делаешь так, чтобы там было хорошо. Что такое хорошо и как его добиться – твои трудности. Сложиться все удачно - никто не потребует отчета, зато, если что-то сорвется, что-то не так, как представляется неведомым, но милым политическим рулям, - начнутся разбирательства» [5].


СЕКТОР «ВОСТОК»
Штаб квартирой UNPF вся территория Югославии, на которой шли бои, была разбита на четыре сектора: «Восток», «Запад», «Север» и «Юг». Впоследствии (летом 1992 г.) был создан сектор «Сараево» (см. карту).

В начале 1992 г. наиболее ожесточенные бои шли в секторе «Восток», находящимся на территории областей Баранья, Славония и Западный Срем. Самой природой и военной обстановкой сектор был разделен на 2 части. Северную часть в треугольнике: граница Венгрии – р.Дунай – р.Драва с февраля 1992 г. занимал бельгийско-люксембуржский батальон (BELBAT), численностью 600 человек, который в дневное время высылал отдельные механизированные патрули в южную часть сектора (до середины апреля).

Южная часть: р.Драва – р.Дунай (до г.Илок) – нп. Липовац и г.Осиек была определена российскому батальону (RUSBAT).

Кроме того, в состав сектора были включены подразделения обеспечения:


  • Канадский инженерный эскадрон (г.Вуковар)

  • Норвежский взвод медицинского обеспечения, замененный летом на английский взвод (Дали – нп.Эрдут, с лета – г.Вуковар)

  • Взвод из голландского батальона связи (с размещением в нп.Дали)

  • Взвод военной полиции (MP), бельгийско-российский (Дали)

  • Финский строительный взвод (Клиса), прибывший в начале лета.


Из гражданской администрации ООН первое время постоянно находилось 3-4 человека и подразделение гражданской полиции численностью 15-20 человек (CIVPOL).

С целью создания штабной ячейки сектора «EAST» и определения мест дислокации подразделений RUSBAT на местности в начале марта убыла группа квартирьеров. А через три недели – группа офицеров штаба операции (HQ UNPROFOR, г.Белград) и штаба сектора. Батальон прибыл в конце апреля - начале мая ж/д эшелонами на станцию Сомбор и транспортными ИЛ-76 на международный аэродром Белград и к середине мая занял все пункты расквартирования.

Фронтовая обстановка

Боевые действия на данной территории велись с лета 1991 года. Со стороны югославской народной армии (ЮНА) действовали 2 корпуса: 1-ый механизированный и Новосадский мотострелковый с приданными авиационными частями и Дунайской военной флотилией. С хорватской стороны – несколько бригад переменного состава, усиленных «инструкторами» из бундесвера, полувоенные отряды местной самообороны и отряды националистов – «усташей», сформированные из граждан хорватской национальности западноевропейских стран, Америки и Австралии. Кроме этого – отряды албанских наемников – «шептарей» и снайперские группы из граждан стран Балтии, Западной Украины и некоторых стран Европы, прошедшие предварительную подготовку на базах НАТО в Германии. Об ожесточенности боев говорят следующие факты:



  • Со стороны ЮНА использовались танковые и авиационные части, ракетные и артиллерийские корпусные системы

  • С хорватской стороны – артиллерийские и танковые подразделения.

Отряды «усташей» для устрашения использовали отработанную во время второй мировой войны на территории Советского Союза и Югославии тактику выжженной земли, проводя массовый террор по отношению к мирному населению и уничтожая при отступлении все, что нельзя было увезти с собой, начиная от животных и заканчивая зданиями и сооружениями.

В зоне ответственности сектора находились несколько крупных городов. Жилищно-коммунальный фонд г.Вуковар, имевшего население около 85 тыс.человек, был разрушен на 95-99%. Численность его населения составляла около 1000 человек. Бели Монастырь (54 тыс. человек), Винковцы (98 тыс.человек) и Осиек (165 тыс.человек)* имели локальные разрушения жилых домов и городской инфраструктуры. Их население составляло 50÷80% от довоенного.

Многие сельские населенные пункты были брошены. Разрушения жилых домов и инженерной инфраструктуры в среднем достигали 40÷80%.

_________________________________

*данные по городам на начало 1991 г. [6]

Вдоль всей линии фронта протяженностью около 180 км были расположены многослойные минные поля, устанавливаемые в период 1991-1992 г.г. обеими сторонами (как армейскими частями, так и полувоенными формированиями). Мощность минных полей достигала от 1-2 км до 15-20 км (в некоторых местах).



Характеристика природно-климатических особенностей.

Территория, на которой расположился сектор, являлась одной из самых плодородных в Югославии. По оценкам японских специалистов, проводивших мониторинг почвы в 1990 г., она была насыщена полезными веществами и минералами и была настолько плодородной, что могла давать до 3-х урожаев в год. Две реки европейского значения – Дунай и впадавшая в него Драва, а также несколько более мелких, создавали своеобразный микроклимат, благотворно влияющий на развитие флоры и фауны.



Дунайский водный бассейн обладает некоторыми природными особенностями, в том числе, замедленным водообменном. Поэтому многие загрязнители, попавшие в воды Дуная, могут представлять опасность для всего региона в течение не менее 10-20 лет. Загрязненные грунтовые воды неизбежно распространятся на соседние страны и государства Черноморского бассейна.

Правый берег Дуная во многих местах обрывыстый и высокий, достигая высоты до 100 метров. Рельеф местности, в основном, был ровный, спокойный, с повышением от центра территории в южном и северном направлениях. При впадении реки Дравы в Дунай на площади в несколько десятков квадратных километров расположен национальный природный заповедник «КОПАЧКИ РИТ» - большое природное болотистое пространство с исключительно богатым разнообразием флоры и фауны. Плавни, густые лиственные леса и заливные луга способствовали размножению огромного количества рыб и болотных птиц, многочисленных стад оленей и кабанов и других животных. В пойменных местах было сплошное засилье москитов, от укусов которых у многих военнослужащих возникала довольно сильная аллергия.

Кроме того, в секторе имелось еще несколько крупных лесных массивов. Специфической особенностью того времени были огромные популяции птиц, грызунов, лисиц, кабанов, косуль и других животных, расплодившихся из-за того, что во многих местах в 1991 году колоссальный урожай зерновых остался не убранным, так как из-за боев люди вынуждены были бросить свои поля и дома, а зимы практически не было.

Весной и зимой температура воздуха была подвержена резким суточным колебаниям до 200С. С 8 мая по 15 октября дневная температура не опускалась ниже плюс 300С, доходя в июле-августе до плюс 40÷420С (ночью плюс 30÷320С), причем в течение более 80 дней не было ни одного дождя. Зимние температуры колебались от минус 260С до плюс 10÷120С. В сочетании с высокой влажность все это создавало большие проблемы.

Основной вид деятельности населения – сельскохозяйственный: виноделие и виноградорство, животноводство и мясомолочное производство. В городах - мясо- и молокоперабатывающие комплексы, производство изделий и одежды из кожи, обувное производство, небольшие предприятия строительной индустрии, кустарная промышленность.

На юге сектора, в районе Липовац, располагались богатейшие залежи нефти: Югославия на 40% обеспечивала себя нефтью за счет собственных залежей. Район Липовац давал до 70% всей югославской природной нефти. До весны 1993 г. эти земли были настолько плотно насыщены минными полями, по которым почему-то росли роскошные маки, что ни о какой добыче не могло быть и речи.



Расквартирование, боевые позиции

Первоначально были намечены следующие пункты расквартирования:



  • в зоне ответственности BELBAT:

    • Штаб батальона (Бели Монастыр) с медицинским взводом в военном городке пограничной бригады

    • 4 штаба рот

    • Пункты наблюдения – «cheek point»

    • Пункты пересечения – «crossing point»: г.Осиек – Дарда и Батина (мост им.25-ой Чапаевской дивизии через Дунай)

  • в зоне ответственности RUSBAT 35 пунктов расквартирования собственно батальона и 2 пункта частей обеспечения сектора (Дали и Вуковар):

  • Штаб сектора (март – Дали, с апреля – Эрдут)

  • Штаб батальона (аэродром Клиса)

  • 5 штабов рот

  • Медицинский полевой пункт (Тенья)

  • Пункты наблюдения – «cheek point»

  • Пункты пересечения – «crossing point»: Сарваш-Неметин и Липовац (на трассе Белград-Загреб), а также Эрдут и Илок (у мостов на Дунае).

Все позиции на линии разграничения огня оборудовались полевыми фортификационными сооружениями (ПФС) для личного состава и техники. (15 БМД). Там, где удавалось, личный состав размещался в брошенных домах, которые своими силами приводились в порядок. В некоторых местах были установлены палатки типа УСТ-56 и УЗ-68.

И здесь начались первые проблемы с экологией. В целом ряде мест, по разным причинам, нельзя было проводить вскрышные (земляные) работы: переувлажненный или болотистый грунт; плодородная почва, находящаяся в частном владении и т.п.

Поэтому часто позиции приходилось оборудовать на асфальтированных площадках у сельских автодорог, применяя подручные материалы, в основном фундаментные бетонные блоки, бревна и мешки с песком. Не смотря на большое количество песка на берегах рек, песок приходилось брать только в местных карьерах.

При расквартировании штаба одной из рот BELBAT в старинном особняке, для обеспечения безопасности личного состава было вырублено более 20 деревьев паркового комплекса (увеличение зоны прямой видимости). Через несколько дней в штаб сектора пришло указание из штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке о проведении расследования: как оказалось, этот парковый комплекс являлся памятником старины и находился под защитой ЮНЕСКО. После проведения расследования и доклада в штаб-квартиру ООН бельгийскому правительству был выставлен штраф более 80000 $.

Для обеспечения функционирования комплекса из двух мостов (автомобильный и одноколейный железнодорожный) через Дунай в районе Эрдута первоначально было принято решение о размещении возле них на берегу в существующей зоне отдыха («одморалиште») взвода охраны. Других пригодных мест вблизи не было. Но по целому ряду причин пришлось отказаться от этой идеи:


  • Разминирование этой площадки потребовало нескольких недель

  • На территории зоны отдыха и прилегающей к ней оказалось большое количество змей

  • Огромное количество москитов (мелких комаров)

  • Купаться в Дунае, не говоря уже о воде для питья, оказалось невозможным из-за отравления воды химическими стоками, в течение многих дней периодически шедших с верховьев Дуная

  • Система канализации на площадке была полностью выведена из строя. На ее восстановление потребовалось бы несколько недель, а первые передвижные санузлы появились в секторе только через несколько месяцев

  • Окрестности этой площадки - лиственный лес и заросли кустарника ниже по течению, оказавшиеся брошенным охотхозяйством, облюбовали расплодившиеся семейства кабанов.

После начала прибытия первых эшелонов RUSBAT возник целый ряд вопросов, которые не были отражены в документах стандартных процедур миссии ООН. Пришлось в срочном порядке готовить предложения, основанные на положениях Приказа МО СССР № 85 [7], ехать в Белград в HQ UNPROFOR и решать их, благо был опыт решения такого типа вопросов в «горячих точках» Союза. По результатам брифинга наши предложения по тыловому и медицинскому обеспечению, расквартированию и экологической безопасности были полностью одобрены и директивно разосланы по всем секторам для применения.

Решение вопросов с военным командованием

и гражданской администрацией обеих сторон

В период активных боевых действий возникали отдельные вопросы, требующие срочного решения, но их было мало и командование корпусов ЮНА решало их оперативно и оригинально. Несколько примеров.

Вокруг кораблей Дунайской военной флотилии, стоящих возле Дали, находилось много бытового мусора и отходов ГСМ. Пришлось обратить внимание командования корпуса на это. Через 2 дня все корабли, кроме штабного, были рассредоточены и переведены на противоположный берег, находящийся вне зоны ответственности сектора.

Заправка бронетанковой техники проводилась на полях, с большим количеством проливов ГСМ. Так как весна была довольна слякотная, плодородный слой полей разбивался, и гусеничные траки оставляли на дорогах целые пласты грязи, в которых буксовала колесная техника и с трудом проезжали наши ооновские легковые машины. После очередного опоздания на совещание в штабе корпуса я предложил проехать со мной его начальнику на моей машине. Что тут сыграло – не знаю, может то, что он долго служил в этих местах и был членом местной Скупщины, но увидев, во что после зимы превратились участки дорог и полей возле них в районе заправок, тут же был отдан приказ о проведении заправок на асфальтированных площадках, которые в большом количестве были разбросаны по полям возле проселочных дорог, которые по своему качеству мало чем уступали автострадам.

В основном, конечно же, успех в проведении боевых операций превалировал над любыми другими вопросами.

Гражданская администрация в этот период занималась, в основном, вопросами мобилизации местного населения призывного возраста, оказанием помощи военному командованию и распределением гуманитарной помощи. При этом большая часть населения эвакуировалась в Сербию или Хорватию, особенно дети.


Обеспечение жизнедеятельности и экологической безопасности в переходный период

После начала процесса разъединения воюющих сторон (отвода техники и тяжелого вооружения) именно на наши плечи легли многие вопросы, так как на линии фронта еще находились пехотные подразделения, правда с легким вооружением, и ежедневно вспыхивали многочисленные перестрелки. Большая часть из этих вопросов была впоследствии отражена в экологической доктрине Российской Федерации:



  • разработка и реализация мер по снижению и предотвращению экологического ущерба от деятельности Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований;

  • разработка мер по предупреждению и ликвидации экологических последствий вооруженных конфликтов;

  • реабилитация территорий и акваторий, загрязненных … в результате деятельности Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск и воинских формирований [8].

В это время нами было разработано и внедрено несколько директивных документов по экологической безопасности: по защите русла Дуная и Дравы, санитарно-эпидемиологическом обеспечении мест расквартировании, водоснабжении мест дислокаций и ряд других. Впоследствии некоторые из них приказом HQ UNPF были введены и в других секторах.

Внутри сектора местные органы власти (скупщины общин) имели большую политическую власть и авторитет, но не имели необходимого бюджета и необходимых специалистов. Поэтому первоочередными задачами (помимо боевых и военно-политических) стали следующие:



    1. Размещение беженцев

    2. Обеспечение жизнедеятельности населенных пунктов и разминирование

    3. Обеспечение мероприятий при проведении сельскохозяйственных работ местными жителями и организациями

    4. Защита акваторий рек

    5. Передислокация отдельных подразделений UNPF и обеспечение развертывания полевых стационарных мини-военных городков для всех подразделений, дислоцированных в секторе

    6. Прием и обеспечение работы гуманитарных конвоев

    7. Развертывание гражданских служб персонала ООН


Размещение беженцев.

Размещение беженцев на хорватской стороне (более 100 тыс. человек) проходило во временных лагерях и осуществлялось местными органами власти под эгидой международных организаций – Красного Креста (MKKK) и комиссии ООН по беженцам (UNHCR). Медицинское и экологическое обеспечение так же проводилось этими структурами. Лагеря организовывались в абсолютно неподготовленных местах и находились в непосредственной близи от линии фронта и минных полей. Поэтому, помимо боевого прикрытия со стороны зоны ответственности сектора, нам приходилось обеспечивать расчет, разработку предложений и прикрытие работ по обустройству лагерей (водоснабжение, канализование, электроснабжение и др.), так как большинство точек подключения к инженерной инфраструктуре находились в нашей зоне ответственности.

На сербской стороне таких проблем практически не было: беженцев старались разместить в общественных центрах или брошенных жилых домах, которые тут же начинали приводиться в порядок, благо с конца апреля стояла очень теплая погода. Но, несмотря на это, по согласованию с руководством общин, была проведена рекогносцировка нескольких потенциальных мест лагерей беженцев, с учетом оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС). Это были бывшие зоны отдыха, имеющие всю необходимую инфраструктуру и позволяющие на своей территории временно размещать до 5÷10 тысяч человек.

Обеспечение жизнедеятельности населенных пунктов и разминирование.

Этими вопросами приходилось заниматься и во время боев, и, особенно, после разъединения войск, так как сначала вообще не было гражданской администрации ООН, а после разъединения войск специалистов данной направленности в гражданской администрации ООН не оказалось.

Многие населенные пункты обеспечивались системами инженерной инфраструктуры, как с территории Сербии, так и с территории Хорватии. Это было связано с развитием данных территорий в рамках единого государства – СФРЮ. В конце осени 1991 г. при бегстве бандформирований «шептарей» они массово уничтожали крупный рогатый скот и свиней, загоняя его в реки и локальные водоемы. Таким образом, было уничтожено более 70 тыс. голов и отравлено большинство водоисточников.

Наиболее сложная обстановка сложилась в г.Вуковар, где в ноябре 1991 г. в ходе 3-х недельных боев и отступления хорватских частей и полубандитских формирований были уничтожены практически все источники водоснабжения и водосброса. Для их восстановления потребовалась не только координация деятельности соответствующих местных инженерных структур, а также Югославии и Хорватии, но и организация поставок специальных ингредиентов и химических реагентов по линии гуманитарной помощи через структуры ООН на водозабор «Борово» (г.Вуковар).

Во многих случаях было необходимо проведение ремонта коммунальных сетей. Но трассы инженерных коммуникаций проходили в районе линии разграничения, т.е. в зоне сплошных минных полей. Поэтому работы по их ремонту и восстановлению приходилось проводить или силами наших инженерных подразделений, или в соответствии с разработанными нами планами, после разминирования, силами гражданских специалистов обеих сторон под прикрытием мотострелковых подразделений ООН.

Минная опасность в зоне сектора проявлялась практически ежеминутно. По оценке международных экспертов количество установленных в качестве мин взрывоопасных предметов (противотанковых и противопехотных мин, ручных и противотанковых гранат на растяжках, других ВВ в различных вариантах) превышало 1 млн. единиц. Причем большая часть из них устанавливалась не армейскими частями, т.е. безо всяких схем и планов.

Так, летом 1992 г. очень остро встал вопрос о свалке бытового мусора г.Осиек. Численность население его, за два месяца после прекращения артобстрелов, увеличилось почти в 10 раз и почти достигло довоенного. Плюс лагеря беженцев и лагерь военнопленных. Городская свалка оказалась линией фронта, между позициями враждующих сторон. Временная площадка, на которую в период боевых действий вывозили мусор, оказалась переполнена и не могла обеспечить потребности общины и лагерей. По просьбе руководства администрации г.Осиек был разработан план возобновления работы городской свалки. Для его воплощения потребовалось проведение рекогносцировки. Место свалки находилось на берегу старицы р.Драва и было облюбовано всякой живностью, так как в течение года люди там не появлялись. По заявлению и югославской, и хорватской сторон минных полей в этом месте не было. К удивлению, у руководителей свалки не было паспорта свалки. Но все это быстро прояснилось. После съезда с асфальтированной дороги на грунтовку свалки мы проехали не более 40 метров и какое-то чувство острой опасности заставило остановиться. Не вылезая из машины, мы осмотрелись и увидели маленькие бугорки и отдельные пучки травы, начавшей засыхать, хотя кругом был великолепный густой зеленый травостой. Оказалось, мы стоим на минном поле. Обратно, задним ходом, мы с водителем выбирались больше часа. После проведения разминирования и ограждения части территории карт свалки, на который было разрешено сваливать мусор, отделением химразведки было проведено обследование отведенной территории. Помимо нескольких очагов опасных химических веществ, были обнаружены точечные источники повышенного радиационного фона. И это на берегу старицы европейской реки! Я не знаю, какие оргвыводы сделало руководство штаба обороны Осиека, бывшее в то время верховной местной властью, но на места выявленных источников заражения мусор не сваливался и помимо водителей машин-мусоровозов раз в два-три дня по несколько часов работал один бульдозерист.

Обеспечение мероприятий при проведении сельскохозяйственных работ местными жителями и организациями

Несмотря на боевые действия, весной начались полевые работы. Сначала они проводились на удалении нескольких километров от линии фронта и на участках, не просматривающихся из окопов. По мере отвода войск полевые работы приближались все ближе и ближе к линии фронта. И здесь уже нам пришлось становиться «полеводами»:



  • организовывать оповещение враждующих сторон о проведении пахоты и посевной на определенных участках, так как звук тракторного двигателя сродни танковому

  • проводить прикрытие под флагами ООН участков работы

  • по возможности, проводить разминирование определенных участков собственными силами или саперами обеих сторон при нашем непосредственном контроле

  • в некоторых случаях согласовывать применение танков с минными тралами и прицепными плугами и контролировать их работу.

К сожалению, не обходилось без жертв. Но это происходило, если полевые работы начинались без нашего оповещения. В этих случаях хорватская сторона вела огонь на поражение. И люди гибли.

Защита акваторий рек.

Размещение крупных воинских частей вдоль берегов рек Дуная и Друвы было практически невозможно: берег в зоне сектора был очень высок от верховьев (граница с Венгрией ) и до г.Илок, а противоположный, хотя и был низким, но в большинстве своем болотистый. Места вдоль мелких речек на территории сектора в большинстве были заболочены и с огромным количеством москитов. Основные места дислокации всех подразделений ООН находились вдали от рек. Только в двух местах на берегу р.Драва были оборудованы «cheek point» и в трех местах на Дунае: в районе Батинского моста у мемориала воинам 25-ой Чапаевской дивизии – франкоговорящая рота BELBAT и 2 «crossing point» RUSBAT у мостов в районе Эрдут и Илок. Помимо основной деятельности по контролю въезда и выезда в сектор, посты на мостах вели усиленное наблюдение за поверхностью Дуная из-за периодически появляющихся плавучих речных мин. При обнаружении, их необходимо было расстреливать из-за возможности подрыва опор мостов и опасности европейского речного судоходства: в это время на минах подорвалось несколько кораблей, в том числе один российский. В конце июня в районе Копачки Рит были установлены противоминные сети на р.Драва и с тех пор о минах забыли.


Передислокация отдельных подразделений UNPF и обеспечение развертывания полевых стационарных мини-военных городков для всех подразделений, дислоцированных в секторе

«Общими и наиболее характерными для всех военных объектов источниками загрязнений являются котельные, пищеблоки, медицинские учреждения, банно-прачечные хозяйства, транспортные средства общего назначения, пункты технического обслуживания и ремонта транспортных средств и спецтехники, пункты заправки топливом транспортных средств, пункты зарядки аккумуляторов, компрессорные станции, склады ГСМ, места сбора бытового мусора» [2].

Одной из самых сложных бытовых проблем была проблема воды. В зоне ответственности RUSBAT все места дислокации (кроме 1-ой роты в районе Илок) обеспечивались водой из одного сохранившегося подземного водоисточника и в некоторых брошенных населенных пунктах в домах сохранились индивидуальные скважины водозабора.

Подвоз воды с первых дней осуществлялся водовозками ЮНА и местных коммунальных служб, а также нашим автотранспортом с прицеп-цистернами для воды типа ЦВ-1,2. Во всех точках расквартирования в полевых кухнях типа КП-30-01 (КП-20) и КП-125 постоянно кипятили воду для питья.

Впрочем, для десантников это было не внавинку: во всех горячих точках Союза была такая же ситуация и, поэтому, больных с желудочными заболеваниями практически не было.

Другой проблемой была проблема помывки личного состава. Несмотря на наличие подвижного банно-прачечного комплекса типа ПКБП-10, сразу же по прибытию почти во всех отделенных и взводных местах дислокаций началось строительство бань. Первая из них начала действовать уже через три недели после прибытия личного состава.

В зоне ответственности BELBAT таких проблем практически не было, так как разрушения здесь были незначительны, и вся коммунальная инфраструктура работала нормально.

После начала операции по разъединению войск противоборствующих сторон было сокращено количество «cheek point» и определены места постоянной дислокации всех подразделений.



Из Москвы, на всякий случай, я взял несколько приказов Министра обороны и предложений по полевому размещению постов, разработанных инженерной службой штаба ВДВ. С июня, когда начали прибывать конструкции быстровозводимых многофункциональных модулей типа «чемодан», эти документы здорово пригодились и, в определенной степени, укрепили авторитет российской армии в нашей многонациональной команде.

Почти все подразделения, располагавшиеся в палатках или малоприспособленных для проживания зданиях, до начала холодов перебрались в нормально оборудованные полевые городки:

- спальные модули на 3-5 человека (офицеры и прапорщики – не более 3-х человек)

- модули для отдыха

- модули для приема пищи (на «cheek point» и «crossing point»)

- объединенные модульные системы кухня-столовая (в ротных и батальонных расположениях)

- штабные модули

- модули туалеты

- модули душевые

- дизель-станции различной мощности

На наиболее опасных участках размещались БМД, укрытые в земляных капонирах.

Все места дислокаций оборудовались подземными резервуарами для воды и резервуарами для сброса фекальных вод. Постоянный запас воды обеспечивался водовозками, а вывоз льяльных вод проводился по договору с местными коммунальными службами. В конце июля 1993 г. эшелоном, вместе с тяжелой техникой и вооружением, прибыли 6 водовозок и 2 ассенизационные машины типа АМ-5.

На территории сектора находилось несколько складов ГСМ:


  • в парковой зоне военного городка пограничной бригады (Бели Монастырь), где располагался штаб BELBAT – заправочный пункт на 2 колонки с подземными металлическими емкостями и полевым складом из 30 передвижных резинотканевых резервуаров объемом 1,5 куб.м, принятых на вооружение войсками НАТО и располагавшихся открыто на асфальтированных площадках. Обеспечение доставки ГСМ осуществлялось 2 автотопливозаправщиками по 18 куб.м.

  • в складской зоне аэродрома Клиса, где располагался штаб RUSBAT – в дополнение к существующим 4 стационарным железобетонным емкостям по 150÷170 куб.м с 2 раздаточными колонками был оборудован полевой склад ГСМ из 20 стальных горизонтальных резервуаров типа Р-4, Р-8 и Р-10, оснащенных мотонасосной установкой для перекачки горючего типа МНУГ-20 (60). Все емкости имели земляную обваловку толщиной до 1 метра и дополнительную защиту от пуль и осколков из щебня. Вокруг склада имелся ров. Обеспечение доставки ГСМ осуществлялось 6 автотопливозаправщиками типа ТЗ-5. После перевода в конце лета HQ UNPROFOR в Загреб данный склад ГСМ стал одним из базовых всей операции и обеспечивал потребности не только сектора, но и гуманитарных колонн ООН, и ряда операций вне территории сектора

  • в штабе сектора (Эрдут) – был оборудован склад НЗ ГСМ в канистрах (авиатопливо для вертолетов и бензин и солярка для автомашин).


Прием и обеспечение работы гуманитарных конвоев

Основные логистические базы UNPROFOR размещались вблизи крупных международных аэропортов: Панчево (военный городок парашютной бригады, Белград) и Плесо (территория военного городка авиационного полка ПВО, Загреб). Эти базы обеспечивали развертывание операции и большую часть потребности войск ООН в ходе операции. Кроме того, через эти базы также обеспечивалась работы различных гуманитарных организаций. Все грузы перевозились, как правило, автоколоннами.

Так как через зону ответственности RUSBAT сектора, в районе нп Липовац, проходила автострада Белград-Загреб, очень часто приходилось разыскивать эти автоколонны. То ли французский LOGBAT, в основном осуществлявший транспортные перевозки, был неравнодушен к нашему гостеприимству, то ли командиры колонн плохо читали карту и слабо ориентировались на местности, но вместо прямой трассы их колонны начинали колесить по брошенным деревням: 20÷30-ти тонные автопоезда, автозаправщики, машины боевого и технического сопровождения, командно-штабные машины. После радиозапросов или просьб из HQ UNPF приходилось их разыскивать, вызволять из-под «ареста» частями ЮНА, выводить из районов минных полей или из-под обстрелов на линии фронта, организовывать безопасную нормальную стоянку и ночевку (без опасного воздействия на природную среду), а также питание личного состава и заправку техники на наших базах.

С конца лета 1992 г. в составе миссии начала работать российская транспортная вертолетная эскадрилья: МИ-6, МИ-8 и МИ-26. Находящийся в зоне ответственности сектора аэродром «Клиса» позволял принимать любые воздушные суда, вплоть до ИЛ-76. Поэтому вместе с офицерами по авиационному обеспечению и MOVCONTROL штаба сектора часто приходилось разрабатывать планы по приему и переработке грузов и доставке их в различные точки республик бывшей Югославии.



Развертывание служб гражданского персонала ООН

После завершения операции по разъединению и отводу войск и тяжелой техники, со второй половины 1992 г. начали прибывать гражданские специалисты ООН с целью обеспечения контроля над выполнением решений резолюций ООН. Для этих целей необходимо было развернуть широкоформатную гражданскую миссию. В соответствии с процедурами ООН для размещения гражданских специалистов требовались специфические условия:



  • обеспечение личной безопасности

  • комфортность проживания

  • экологическая безопасность.

С этой целью, совместно с представителями руководства общин было осмотрено более 80 зданий, в которых могли бы проживать гражданские специалисты миссии, и могли бы размещаться офисы различных международных организаций. При этом приходилось учитывать и размещение легкового транспорта, и логистические процессы в ходе гуманитарных операций, и отдельные пожелания прибывающих сотрудников ООН и другое.
КРАТКИЕ ИТОГИ И ВЫВОДЫ

В настоящее время любые локальные войны и вооруженные конфликты, возникающие в различных регионах мира, постоянно сопровождаются серьезными экологическими последствиями.

Применение любого современного оружия оказывает не только разрушительное, но часто и катастрофическое воздействие на окружающую среду.

«Военные действия сопровождаются разрушением природных и природно-антропогенных объектов, загрязнением окружающей среды химическими, биологическими, радиоактивными веществами и физическими излучениями. В этих условиях приоритет отдается выполнению боевых задач с соблюдением международных актов по экологии, а вопросы охраны окружающей среды уходят на второй план» [2].

Первые итоги операции UNPF (июнь 1992 год) – прекращение боевых действий в секторе «Восток» – явились первой военной победой ООН, начиная с 1973 г. Как отмечал в своем обращении Командующий миротворческими силами генерал-лейтенант Сатиш Намбияр, эта победа была достигнута благодаря самоотверженным и высокопрофессиональным действиям миротворцев «русского сектора». ВПЕРВЫЕ участвуя в миротворческой операции и командуя многонациональными силами, российские военные всего за несколько месяцев смогли остановить и практически прекратить массовое кровопролитие. И это притом, что, мягко говоря, российская дипломатия не оказывала никакой действенной помощи.

Действительно, такой ошеломляющий успех стал возможен благодаря «балканскому синдрому»: русская армии всегда воспринималась здесь как армия-победительница, армия-освободительница и всегда несла на своих знаменах мир и свободу. Один интересный момент: через 2-3 дня после прибытия в начале апреля 1992 г. нашей оперативной группы (еще до прибытия RUSBAT) на дороге, ведущей к окраине г.Осиек, появился дорожный указатель на русском языке Осиек (1 км) – Загреб (370 км) – Берлин …

При развертывании миротворческой операции и в ходе реализации ее этапов многие нормативные и директивные документы, принятые в нашей армии, оказались востребованы, так как соответствующих документов ООН просто не было. В некоторых случаях, ссылка на требования защиты природы и экологические проблемы позволяли сближать полярные позиции противоборствующих сторон.

Разработанные в штабе сектора «EAST» документы в большинстве своем в дальнейшем служили как директивные для применения в других секторах

Охрана природы являлась одним из приоритетов, так как на территории сектора было много памятников архитектурно-садового зодчества, национальные природные заповедники, акватории рек европейского значения. И самое главное – все военнослужащие российского контингента прекрасно понимали, что мы пришли на время. После нас должна остаться только хорошая память, а не обезображенная природа, как случалось в местах дислокаций некоторых контингентов.

Участие в миротворческой операции было для России экономически выгодным мероприятием, так как за все, что она вкладывала в эту операцию, платило ООН. Первый российский миротворческий контингент UNPF в бывшей Югославии в 1992 г. полностью погасил долг Советского Союза перед ООН (около полумиллиарда долларов). Это было достигнуто за счет грамотной и четкой работы офицеров штаба сектора в подготовке документов по передаче военной техники и имущества российского контингента в ведение ООН и последующей ее оплаты. Нам пришлось дважды перерабатывать передаточные ведомости, присылаемые из Минобороны России, так как военные чиновники, составлявшие их, абсолютно не имели представления о европейских ценах на военное имущество и вооружение.

Помимо прочего, была оказана действенная помощь местным органам власти в разработке планов восстановления и проведении ремонтно-восстановительных работ разрушенной инфраструктуры крупных городов Вуковар, Осиек, Винковцы, Джаково и других, многих населенных пунктов; защите акваторий рек европейского значения; решении комплексов военно-политических, дипломатических, гуманитарных, этнических, экономических и экологических проблем.

Кроме того, финансовое управление МО РФ «давало государству прибыль, так как ежемесячно «экономило» до полумиллиона долларов за счет недоплаты (а в некоторых случаях и полной неоплаты) военнослужащим миротворческого контингента денежного довольствия, ежемесячно получаемого от ООН за каждого военнослужащего, задействованного в операции. В этом отношении Россия была единственной страной, экономившей на своих военнослужащих деньги, получаемые за них от ООН.

Кроме того, Россия была единственной страной, которая:


  • отказалась страховать военнослужащих своего миротворческого контингента, в результате чего ни один из раненных или семьи погибших не получили ооновские страховые премии

  • считала, что ее военнослужащие находятся на курорте, а не в зоне боевых действий (всем другим контингентам день службы считался за три).

Вряд ли какие-либо части российской армии, кроме ВДВ, смогли бы так эффективно выполнять в тот момент миротворческие функции, находясь в полной автономии, включая полное отсутствие внимания со стороны руководства страны. Мы к этому уже были приучены. Все десантники, прибывшие в составе контингента, от командира сектора до рядового солдата, прошли не одну горячую точку Советского Союза. У подавляющего большинства офицеров и прапорщиков был боевой опыт Афганистана, Анголы и других мест оказания интернациональной помощи. Все воспитание, полученное в Советской Армии, основывалось на идеологии армии – победительницы. Кроме того, по уровню индивидуальной подготовки и боевой слаженности подразделений, десантники значительно превосходили аналогичные подразделения воинских миротворческих контингентов других стран, что неоднократно подтверждалось на деле. Как заявил один из старших офицеров бельгийского контингента своему армейскому руководству: «В критических случаях я могу опираться только на своих русских коллег – офицеров штаба сектора. Они никогда не подведут». Подтверждением такой лестной аттестации стало при ротации весной 1993 г. и увеличение квоты для российских офицеров в штабе сектора и штабе операции по нашей службе почти в 1,5 раза

Это же относилось и ко всем другим нашим военнослужащим, не смотря на то, что рядовой, сержантский и старшинский состав российского контингента являлся военнослужащими срочной службы, а практически все части других контингентов состояли из профессионалов-контрактников, включая входившие в состав французского контингента подразделения Иностранного легиона. Замена через полгода солдат срочной службы на контрактников оказалась малоэффективной. Уже в ходе замены появились раненые, а через некоторое время и погибшие, хотя уровень боевой опасности в зоне сектора был значительно снижен.



К сожалению, тот бесценный опыт, который был приобретен нашим миротворческим контингентом, в России оказался не востребованным. Даже после подготовки, организованной в начале 1993 г. на курсах «Выстрел», офицеры, прибывающие на конкретные должности по плановой замене в штаба HQ UNPF и сектора «Восток», слабо представляли, чем они должны заниматься.

Когда начал создаваться миротворческий контингент для Абхазии, велосипед начали изобретать снова. Многие вопросы начинали решать уже после отправки батальона миротворцев. И это притом, что комплекты директивных ооновских документов по миротворчеству и свои предложения и рекомендации мы неоднократно передавали в соответствующие структуры Верховного Совета и Главные управления МО РФ.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ




  1. Б.Б.Гали «Повестка дня для мира. Превентивная дипломатия, миротворчество и поддержание мира» Доклад Генсека ООН в соответствии с заявлением, принятым 31 января 1992 года на заседании Совета Безопасности на высшем уровне. UN, DPI/1247. 92919 · August 1992 · 5M

  2. «Экология. Военная экология» Учебник для высших учебных заведений Министерства обороны РФ.

Под общей редакцией В.И.Исакова. Издание 2, переработанное и дополненное. Москва-Смоленск, 2006

  1. «Резолюция "The United Nations and the Situation in the Former Yugoslavia", UN Department of Public Information. N.Y., 1991-1995

  2. «Об участии воинского контингента в операциях ООН по поддержанию мира в Югославии». Постановление Верховного Совета РФ 6 марта 1992 года N 2462-1 (ВВСР 92-12).

  3. А.И.Лебедь «За державу обидно»

  4. «Guide out of the war» , Zagreb, Croatia, 1992

  5. Приказ Министра обороны СССР от 28 января 1988 г. №35 «О введении в действие Норм расквартирования воинских частей, учреждений и военно-учебных заведений Советской Армии и Военно-Морского Флота»

  6. Экологическая доктрина Российской Федерации (одобрена распоряжением Правительства РФ от 31 августа 2002 г. N 1225-р)


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница