Доклад на IX международной конференции «Право и Интернет»




Скачать 73.65 Kb.
Дата24.04.2016
Размер73.65 Kb.
Доклад на IX Международной конференции «Право и Интернет»

http://www.ifap.ru/pi/09/


Процессуальное значение электронной подписи
Ворожбит Светлана Павловна

аспирант, юридический факультет СПбГУ


Проблемам использования электронной цифровой подписи (ЭЦП) и ее материально-правовому значению уделяется значительное внимание в юридической литературе.1 Но не так много работ, посвящено раскрытию вопроса о процессуально-правовом значении ЭЦП, имеющему важное практическое значение и определяющему во многом весь процесс доказывания.
Существуют различные подходы к определению понятия ЭЦП.2 Основная тенденция заключается в формулировке технологически нейтрального определения, которое будет адекватным независимо от постоянно меняющихся технологий. Из определений, закрепленных на национальном и международном уровне можно выделить основные функции электронной подписи – аутентификация и гарантия целостности сообщения. Очень часто электронная подпись необходима исключительно для указанных целей без намерения подписать в традиционном смысле. В связи с этим необходимо проводить различие между материально-правовым и процессуальным значением электронной подписи.
Наличие подписи является обязательным элементом письменной формы сделки, придающим ей материально-правовое значение. Письменная форма, в гражданско-правовом смысле, считается соблюденной, когда документ подписан собственноручно или аналогом собственноручной подписи в случаях, предусмотренных законом. Тогда как для отнесения документа (в самом общем смысле) к категории письменных доказательств достаточно того, чтобы способ выполнения акта позволял установить его происхождение, а доказательственная информация была представлена в форме письменных знаков. Подпись – это только один из возможных путей идентификации, но не единственный. Аутентификация и идентификация может быть осуществлена, в том числе внешними доказательствами, т.е. находящимися вне самого документа. В связи с этим, наличие электронной подписи не может быть условием допустимости документа в качестве письменного средства доказывания.
Аутентифицирующее и идентифицирующее значение электронной подписи неразрывно связано с ее ролью как основанием презумпции происхождения документа от ее владельца. Например, согласно Уложению гражданского судопроизводства Российской Империи, наличие подписи тяжущегося на предъявленном против него документе имело процессуальным следствием наличие презумпции происхождения документа от того лица, подпись которого на нем значилась. Указанная презумпция могла быть опровергнута путем предъявления доказательств подложности представленного акта (ст. 542).3
ЭЦП как аналог собственноручной подписи можно рассматривать в качестве основания презумпции происхождения документа от ее владельца. Волеизъявление, закрепленное в данном акте, является волеизъявлением именно владельца ЭЦП. Презумпция распространяется только на электронные документы, содержащие в себе волеизъявление стороны. В тех же случаях, когда электронный документ содержит какую-либо фактическую информацию, доказательственное значение ЭЦП будет заключаться лишь в подтверждении того, что документ не подвергался изменениям с момента его создания и передачи, а это, в свою очередь, влияет на доказательственную силу сведений в электронной форме.
Таким образом, электронная подпись имеет две процессуальные функции. Во-первых, ее назначение заключается в аутентификации и идентификации. С этой функцией связано ее значение как основание презумпции авторства документа. Во-вторых, скрепление документов ЭЦП позволяет гарантировать их целостность и неизменность, что в значительной степени повышает доверие суда к данным, содержащимся в таких актах и, как следствие, влияет на доказательственную силу документа.
В свете изложенной нами точки зрения на процессуальное значение ЭЦП следует отметить, что не имеет четкой и последовательной аргументации позиция ВАС РФ, изложенная в Письме от 19 августа 1994 г., в котором определены критерии допустимости признания юридической и доказательственной силы электронного документа, скрепленного ЭЦП. Отказ суда принимать документы, подписанные ЭЦП в случае отсутствия согласованного сторонами порядка доказывания подлинности договора, не может быть признан обоснованным и законным. Суд может быть связан процедурой доказывания, определенной договором при рассмотрении спора третейским судом или негосударственным арбитражем. Сущность указанных институтов состоит в наделении стороны правом самостоятельно определять процедурные правила. В федеральных судах общей юрисдикции и в федеральных арбитражных судах судья связан нормами, содержащимися в соответствующих процессуальных кодексах, а не договоре.

Для всестороннего изучения процессуальной роли электронной подписи следует обратиться к зарубежному опыту регулирования данного вопроса. Например, Закон Германии «О рамочных условиях пользования электронной подписью и о внесении изменений и дополнений в другие законы» от 16 мая 2001 г. различает четыре вида электронных подписей: простая, продвинутая, квалифицированная и квалифицированная электронная подпись, выданная аккредитованным сертифицирующим учреждением.


Из всех электронных подписей только квалифицированная рассматривается в качестве аналога собственноручной подписи. Ее материально-правовое значение, которое состоит в придании документу электронной формы, которая, в свою очередь, приравнивается к письменной. То есть в тех случаях, когда законом предусмотрена письменная форма документа, он может быть составлен в электронной форме. ГУ Германии различает три формы документов: письменную, электронную и текстовую. Согласно ч. 3 пар. 126 ГУ Германии письменная форма может быть заменена электронной, если иное не вытекает из закона.
Определившись с материально-правовым значением ЭЦП перейдем к вопросам ее процессуальной роли. Прежде всего, необходимо заметить, что, в процессуальном праве Германии квалифицированная электронная подпись не рассматривается в качестве условия допустимости документа в процессе доказывания. Отсутствие квалифицированной электронной подписи имеет следующее процессуальное последствие. Суд в соответствии с принципом свободы оценки доказательств, может решить какую доказательственную силу придать, например, компьютерной распечатке e-mail не имеющей квалифицированной электронной подписи. В тех случаях, когда возникает спор о подлинности электронного сообщения, суд не требует подтверждения доказательственной силы, а возлагает на оспаривающее лицо обязанность по доказыванию того, что сообщение было подделано.4 В случае скрепления документа квалифицированной электронной подписью действует своего рода презумпция авторства документа. Предполагается, что акт исходит от лица, чьей электронной подписью он был скреплен (пар. 371а ГПУ Германии). Обратное может быть доказано только фактами, которые обосновывают серьезные сомнения в том, что заявление сделано действительно владельцем электронной подписи. От оспаривающей стороны не требуется полное доказательство противоположного, но будет достаточно изложить вероятный ход событий, указывающий на то, что электронный документ пущен в оборот не по ее воле. (Zo/Greger 292 aF Rn. 2). В данном случае в отличие от частных письменным документам сторона не обязана приводить полного доказательства того, что электронная подпись была присоединена именно владельцем ключа.5
Таким образом, предположение о подлинности заявления, существующего в электронной форме, основанное на результате проверки электронной подписи, может быть оспорено только фактами, которые обосновывают серьезные сомнения в том, что заявление сделано владельцем подписи. При этом незначительное практическое значение имеют утверждения, что ключ был потерян или украден, т.к. о таких случаях владелец должен незамедлительно сообщать. Кроме того, наличие одного ключа недостаточно, т.к. для его применения необходимо знать код, известный только владельцу. В связи с этим, в случае несанкционированного использования ключа, владелец должен дать объяснения, как код стал известен третьему лицу.
В решении от 18.10.2006 Федеральный финансовый суд Германии разъяснил, что денежное ограничение квалифицированной электронной подписи не влияет на действительность скрепленных ею процессуальных документов. Решающим является то, чтобы различимой была воля и авторство документа. Необходимо установить лицо, составившее документ, кроме того, должно быть точно установлено, что документ не является проектом или наброском, а представляет собой окончательный вариант, который будет оценен судом и на основании которого им будет принято определенное решение.6 (Денежное ограничение – дополнительный атрибут квалифицированной электронной подписи, устанавливающий максимальную стоимость сделок, которые могут быть скреплены данной электронной подписью).
Классификация электронных подписей в немецком законодательстве, берущая свое начало из Директивы 1999/93/ЕС об электронных подписях7 имеет практическое значение, т.к. отмечает, что электронная подпись – это не всегда аналог собственноручной подписи, ее значение может заключаться исключительно в аутентификации и гарантии целостности сообщения без намерения подписать в традиционном смысле. Электронная подпись не может рассматриваться в качестве условия допустимости доказательств в электронной форме. Для отнесения материалов к письменным доказательствам достаточно того, чтобы способ выполнения акта позволял установить его происхождение. Происхождение данных в электронной форме может быть установлено посредством различных технических средств, а не только путем ЭЦП, предусмотренной ФЗ от 10.01.2002 «Об электронной цифровой подписи». Главная задача электронной подписи – аутентифицировать и гарантировать целостность сообщения. При этом важно, чтобы способ аутентификации и идентификации относился именно к информации, а не к предмету.



1 См.: Шишаев Е. Федеральный закон «Об электронной цифровой подписи»: основные положения и проблемы, связанные с применением. //Юрист. 2004. № 3. С. 41-45; Дмитрик Н.А. Осуществление субъективных гражданских прав с использованием сети Интернет. М., 2006. С. 106 – 110.

2 См.: ст. 3 ФЗ от 10.01.2002 «Об электронной цифровой подписи»; ст. 2 Типового закона ЮНСИТРАЛ об электронных подписях; Директива 1999/93/ЕС об электронных подписях.

3 Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль. 1912. С. 112.

4 Tobias H. Strömer Online-Recht. 2006. S. 310

5 Prof. Dr. Ingo Saenger (Hrsg.) Zivilprozessordnung. Handkommentar. Nomos. Baden-Baden. 2006. S. 781

6 Bundesfinanzhof Urteil vom 18.10.2006. JurPC Web-Dok. 85/2007. http://www.jurpc.de/rechtspr/

7 EU Directive 1999/93 of the European Parliament and of the Council of 13 December 1999 on a Community framework for electronic signatures. http://eur-lex.europa.eu/





База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница