D. C. North Структура и изменения в экономической истории




Скачать 263.04 Kb.
Дата10.05.2016
Размер263.04 Kb.
Д. С.  Норт

D. C. North



Структура и изменения в экономической истории  

Structure and Change in Economic History


Глава 8


 Организационные Последствия Первой Экономической Революции

1

 Между началом упорядоченного сельского хозяйства и пиком Римской Империи был промежуток приблизительно в восемь тысяч лет. Мы склонны думать об этих годах в терминах бесконечного парада королевств, империй, и появления и затем исчезновение целых цивилизаций в войнах, предательствах, интригах и убийствах. Все же в основе этих обществ лежали более мирские события; и, несмотря на недостаток доказательств, все же возможно точно восстановить эти события. Мы бы особенно хотели узнать структуру экономик, которые поддержали цивилизации и позволили существование больших империй — существование некоторых из которых продолжалось в течение столетий. Мы хотели бы также знать об их упадке больше, чем история большого сражения или разграбления столиц, смерти, или порабощения его жителей.



Позвольте мне обозначить вопросы более определенно. В первой части, я утверждал, что эффективность экономики зависит от ее организационной структуры. В течение периода в восемь тысяч лет, который я хочу сейчас рассмотреть, появился изумительный массив экономических организаций, большинство которых сильно отличаются от тех, с которыми мы знакомы сегодня. Например, в современном мире, рынки используются для размещения товаров и услуг наравне с факторами производства. Большую часть древней эры, организованные рынки не существовали. Какие типы организаций выполняли функции подобных рынков? Какие виды прав собственности существовали и каким образом происходил процесс обмена? И что более важно, каковы были последствия подобных институтов для экономического развития? Имел ли место экономический рост?

Во второй части, прежде чем обратиться к изучению эволюции государства, я всесторонне рассматриваю тенденции развития и структуры экономик в течение указанного периода. Распределение «потенциального насилия», как внутри, так и между политико-экономическими единицами, оказало наибольшее влияние на структуру, и как следствие на развитие экономик в классическом мире. В то время как географические ограничения территорий оказали значительное влияние на результаты развития экономик, в частности в вопросах жизнеспособных размеров древних государств и их возможностей к выживанию, подобные ограничения должны рассматриваться в совокупности с характеристиками развития военных технологий для объяснения внутренней структуры контроля и как следствие возникшей системы прав собственности. В третьей части, я коротко останавливаюсь на эволюции института государства, а в главах с 4 по 7, в хронологическом порядке широко рассматриваю централизованное Египетское государство Нового Королевства, децентрализованные Персидскую Империю, Греческие Полиса, и затем Римскую республику и Империю. Структура экономики рассмотрена коротко для каждого из государств. Заключительная часть - общее экономическое развитие «классического мира».

 

2

Основные тенденции восьми тысячелетнего периода, а также характерные для всей древней эры:



1.        Высокая скорость населения. Быстрое увеличение площади поселений, плотное заселение территорий, прилегающих к Средиземному морю.

2.        Постепенный переход от охото-собирательства к земледелию, которое спустя время приобрело форму оседлого сельского хозяйства.

3.        Становление политической организации государства. В частности, формируются разнообразные типы государственных устройств, начиная от деспотического и заканчивая демократическим. При этом, несмотря на различия, во всех государствах использовалась работа правительства. Рост государств сопровождался военной и политической нестабильностью. Тенденция к росту, привела к объединению всего Западного мира в Римскую Империю.

4.        Существенный прогресс в развитии технологии, за восемь тысяч лет произошел переход от Бронзового века к Железному.

5.        Развитие и расширение торговли, особенно межрегиональной. Создание безличностных рынков, которые затем использовались для распределения ресурсов.

6.        Развитие и рост городов распространявшихся вдоль Средиземноморья.

7.        Появление ряда экономических организаций: перераспределительные экономики расцвета Египта, и микенской Греции представляют с одной стороны и распространенные в Греции и Риме, так называемые “price-making” рынки с другой.

8.        Создание различных типов экономических организаций на основе ряда прав собственности. Первоначально, исключительные общественные права были установлены первыми сельскохозяйственными общинами; в некоторых местах они уступили исключительным государственным правам собственности, в других частным правам собственности. В государствах, где были установлены индивидуальные частные права собственности, они распространялись на товары, землю, и труд в форме рабства.

9.        Существенный экономический рост, который позволил поддержать возрастающую популяцию, поднять общий уровень жизни.

10.    Распределение доходов стало очевидно неравным.

Я хочу исследовать эти тенденции более подробно. Начну с противопоставления организационных характеристик сообщества «охото-собирательства» и улаженного сельского хозяйства. Сообщество «охото-собирательства» состояло из группы людей, добывающих продовольствие. Члены племени охотились вместе и были членами одного семейства. За исключением координация во время охоты, здесь практически не требовалось организации. Имелось относительно небольшое дифференцирование среди членов племени - в нашей терминологии распределение дохода было равномерным.

Напротив, улаженное сельское хозяйство требует намного более сложной социальной и экономической организации. Должен быть установлен набор исключительных прав собственности, чтобы исключить не-членов сообщества от совместного использования результатов совместной деятельности.

Успешная практика сельского хозяйства требует, чтобы были приняты решения относительно того что выращивать, когда сеять, когда собирать урожай, и что делать между посевом и сбором урожая, и что не менее важно кто исполнит, эти задачи, кроме того должна быть использована некоторая система для обеспечения выполнения назначенных задач должным образом. Улаженное общество имеет возможность запасать товары на случай голода и засухи. Учет товаров требует координации и создания мест для хранения. Институт создания и осуществления коммунальных решений - абсолютная предпосылка для жизнеспособного сельскохозяйственного сообщества.

Если раннее сельское хозяйство включало ирригацию, как на это указывают археологи (в Палестине, Египте), то это подразумевает еще более сложную организацию. Необходимо приобрести капитал для использования в системе ирригации: рытье каналов, специальным образом подготовленный дренаж, водоводы и шлюзы, размещенные таким образом, чтобы вода распределялась по области, которую нужно оросить.

Улаженное сельское хозяйство включало разделение задач. В «охото-собирающаем» обществе специализация ограничивается простым разделением ролей: охотой обычно занимались мужчины, а собирательством - женщины. Напротив, улаженное сельское хозяйство видело более сложные задачи. Среди ранних фермеров, некоторые индивидуумы, специализировались на обеспечении защиты; другие служили как священники, чтобы содействовать "рационализации" человека с его природой. В пределах сельскохозяйственного сообщества, появились новые рабочие специализации. Во втором тысячелетии до н.э., была хорошо развита специализация ремесла. Гончары, рабочие по металлу, ткачи, каменщики, плотники, судостроители, ювелиры. Такая специализация и разделение труда указывает на огромное изменение произошедшее по сравнению с относительно недифференцированным обществом, которое порождает охота и собирательство. Общество, в котором существует специализация, требует установления механизма для распределения выпускаемого продукта среди населения. Это - относительно простая задача в обществе, где основными видами деятельности являются охота и собирательство, но вместе с тем это требует гораздо больше координации и необходимости принятия решений в обществе, в котором существует специализация и разделение труда.

Проблемы, которые стоят перед сельскохозяйственным сообществом, в частности в решении, что производить, как производить, и для кого производить были поэтому намного сложнее, чем те что перед племенами охотников/собирателей. Должны были быть разрешены следующие основные задачи - организации общей защиты; создание запасов на случай голода; принятие решений о том что, когда, и как производить; управление и координирование все более и более специализированных задач, необходимых для улаженного существования; и принятие решения по распределению все более и более различного числа товаров среди общества.

Возникшие институты, вероятно, не были созданы заново, а сформировались из коммунального механизма принятия решения более простых кочевых племен. Такой механизм не представлял бы серьезной проблемы для появляющихся сельскохозяйственных общин, так как они были небольших размеров, каждый член осознавал свою значимость в сообществе.

Сельскохозяйственная производительность имела тенденцию со временем увеличиваться, а умение хранить продовольствие уменьшала ущерб, который мог нанести неурожай. Обе эти тенденции способствовали росту населения. В свою очередь, возрастающая численность населения увеличивала как затраты принятия совместных решений так и стимула для любого индивидуума уклониться от его назначения в сообществе (так как измерение уклонения будет более дорогостоящим). Рост сообщества также увеличивал затраты координирования промышленных решений и распределения общих продуктов сообщества.

 

3

Наиболее фундаментальным достижением древнего мира стало появление института государства. Эта глава сосредотачивается на положительной стороне этого достижения: роль, которую сыграло его создание в развитии сложных цивилизаций и в огромном экономическом расширении древнего мира. В следующей главе акцент будет поставлен на свойственной для государства неустойчивости и неизбежном упадке, которое в конечном счете постигает каждое государство.



В то время как археологические доказательства продолжают подтверждать существование ранних городских узлов (8000-6000 лет до н.э.), все же прошло четыре тысячелетия между началом развития сельского хозяйства и "городов-государств", возникших в Месопотамии и первыми династиями в Египте. Независимо от того каким образом возникало государство, необходимо было много времени для возникновения жизнеспособной политической структуры. Религия сыграла критическую роль в узаконивании принудительной власти правителя; Египетский Фараон был, и правителем и богом. Размер государств увеличился и в 2350г. до н.э. Саргон уменьшил значимость городов-государств в Месопотамии и создал централизованное правительство. К 3100г. до н.э. Верхний и Нижний Египет также были объединены. В обоих случаях географическое местоположение сыграло важную роль в стремительном развитии и в определении изменяющегося размера государства.

Экономия от масштаба, несомненно способствовала объединениям вне единого города-государства в Месопотамии, но там существовало гораздо больше ограничений чем в Египте, где вся Долина Нила была естественный единицей. Другим главным географическоим различием была изоляция Египта пустыней и водой от захватчиков, тогда как Месопотамия была неоднократно захвачена индоевропейцами и Семитами; в результате происходила постоянная смена правителей и империй изменяющегося размера.

Греческая цивилизация, которая в конечном счете вошла в конфликт с Персией и во время правления Александра, завоевала Персидскую Империю, развивалась с совершенно иной структурой. Центром Греческой политико-экономической организации был город-государство, или полис. В то время как Афины занимали территорию, приблизительно 1000 квадратных миль, а Спарта 3300, большинство Греческих полисов были меньше чем 400 квадратных миль. Если Греческое единство было объединено верой в общую родословную, общий язык и религию, использование тех же самых оракулов, и общего участия в Греческих играх, то Греческое соревнование было создано конкуренцией городов-государств. Даже Персидское вторжение в 481г. до н.э. полностью не объединило их. Вездесущее соревнование способствовало бесконечным внутренним войнам, достигающее высшей точки в Пелопонесской войне между Афинами и Спартой. Только в 338г. до н.э. Филип Македонский сумел объединить Грецию; его сын Александр создавал Греческий мир и империи продолжившее свое существование уже после его смерти. В это же время Римляне сначала, добились гегемонии по Восточному Средиземноморью, а затем объединились в Римскую Империю.

Тенденция этих тысячелетий очевидна: государство увеличилось. Однако объяснение изменений в размере в течение этого времени, далеко не так очевидно. Гидравлическое общество может объяснять единство Египта, и расширение городов-государств в Месопотамии, но необходимо внимательно рассмотреть военные технологии, чтобы объяснить жизнеспособность больших политических экономических объединений. Лошадь, сложный лук, военная колесница, и фланговые атаки последовательно изменяли методику войны.

 

4

Новое Королевство, образовавшееся в 1580г. до н.э. представляет классическое изображение централизованной Египетской политической структуры. Несмотря на то, что Фараон все еще теоретически был богом, как и в Старых и Средних Королевствах, его власть в Новом Королевстве была основана на абсолютном управлении: законодательными органами, судебной властью, армией, полицией, и "очевидно также духовенством". Управление страны осуществлялось хорошо организованной цепочкой подчиненных, а сама страна, была разделенна на две части, Север и Юг, и каждая имела своего визиря и казначея. Визирь был непосредственно ответствен за управление экономическими действиями в каждой области. Непосредственно визирю были подотчетны мэры городов и окружающих сельских районов. Контроль за производством, доходами, и сбором налогов был в руках казначея, который в то время при общем наблюдении визиря, имел свою собственную обширную организацию. Близко связан с казначейством были надзиратель зернохранилища и надзиратель рогатого скота, которому подчинялись бухгалтера ответственные за ежегодную перепись хлебных злаков и домашнего скота.



За само налогообложение отвечал, так называемый "Переписчик полей и Господин Двух Стран". Ежегодные налоги собирались от имени Фараона. Налоги были наложены на арендаторов и администраторов экономического действия, которые должны были суметь сделать некоторую прибыль помимо доходов, требуемых Фараоном. Например, налог с урожая собирался в виде ячменя в размере, изменяющемся согласно производительности каждой части земля, как было оценено "Переписчиком Полей", который повторно осматривал и переоценивал землю каждый год. Подобный контроль и налогообложение были предприняты в каждой сфере производства.

Армия Нового Египетского Королевства была постоянной и профессиональной. Имелись эскадроны военных колесниц; отряд лучников и тяжелые бронзовые топоры, мечи, и копья. Стратегия и военная тактика стали частью программы обучения профессиональных офицеров.

Экономика Египта во время Нового Королевства — и позже — была такова, что конечными правами собственности наделялся Фараон. Международная торговля была фактически монополией государства, осуществляемая прежде всего агентами Фараона; внутренняя экономическая организация была структурирована в иерархическом порядке, и либо непосредственно являлась частью состояния Фараона либо косвенно через бюрократическую организацию управленческого аппарата (кратко описанного в предшествующем разделе) доходы переходили Фараону.

В связи с тем, что общий сельскохозяйственный выпуск зависел от управления ежегодным течением Нила, строительства, ремонта, и эффективного функционирования системы ирригации, в наблюдении за ее эффективным функционированием были заняты не только существенная часть рабочей силы, но также существенная часть бюрократии.

Оставшиеся записи не позволяют определить количество рабов, точную форму трудовых услуг, или характер барщины, которая, судя по всему, использовалась во время сбора урожая зерновых культур, восстановления системы ирригации, и строительства общественных памятников и зданий; рабская роль труда в экономике однако очевидна. Крестьяне, фактически сводные и способные к обладанию некоторыми правами собственности, совершали трудовые повинности по отношению к правительству или церкви.

Принимая во внимание, что Вебер (1976) описывает постепенное ослабление твердой иерархической структуры, включая увеличение свободного труда, рост индивидуальной собственности на землю, расширение денежной экономики, и внутренней торговли (Вебер 1976:126-30), Ростовцев утверждает, что основная иерархическая структура существенно не изменилась к Птоломееву периоду, и что Греки просто попытались повысить эффективность системы, сокращая издержки многочисленных членов иерархии (Ростовцев 1941:271-.322).

Также необходимо отметить, что Александрия вошла в Птоломеев период самым большим городом в Западном мире и центром культуры и знаний; однако, он не являлся неотъемлемой частью Египта, а скорее был «городом-государством», и действовал, как если бы это был свободный и автономный Греческий город.

 

5



В то время как Египет был однородной единицей, Персидская Империя была обширный конгломерат различных религий, экономик, и политических устройств, сваренных в высоко децентрализованную империю. В политическом и в военном отношении ее основой были Персы. Одно из семи благородных семейств снабжало "большим королем"; его советники и администрация были в значительной степени Персидская знать, и постоянная армия была преобладающе Персидской. Империя была разделена на двадцать сатрапий, каждая из которых обладала существенными и широкими автономными правами. Обычно они имели собственные суды, гражданскую администрацию, и судебную власть, и они даже получали посланников из соседних государств. Сатрапы, или губернаторы, были люди высокого происхождения. В Персидской Империи существовали натуральные налоги, включая налог с земли и пошлины. Эти платежи обычно шли на поддержание армии и домашних хозяйств короля, сатрапов, и под-сатрапов.

Разнородность Персидской Империи сопровождалась терпимостью широко разнообразных религий и экономических организаций. Успех, также как и свойственная слабость Империи заключалась в функционировании ее децентрализованной структуры. Реструктурирование отдельных экономических организаций вело бы к хаосу и огромной потере налоговых доходов. Вместо этого существующие экономики благополучно развивались благодаря обстановке мира и наличию обширного внутреннего рынка. Слабость системы заключалась в том, что система сатрапий создала возможную альтернативу и конкурирующие правители и продолжающаяся проблема Короля Королей должны были изобрести пути контроля и предотвращения сепаратистских настроений. Полуавтономные сатрапы были основой, продолжающейся конкуренции и восстания, что и стало в конечном счете источником развала Империи.

Ростовцев описывает центр Империи, Персию, как "феодальную и племенную" (1941:77); Вавилон как последователя древних традиций сложной бюрократии должностных лиц и священников, но также имея процветающую экономику, основанную на частной собственности на землю, торговцах, банкирах и обширной дальней торговле (1941:78-79). Также существовали Финикия с ее дальними мореплаваниями и традицией колонизации, и ее морскими портами процветания Библос (Byblos), Угарит (Ugarit), и Аль-Мина (Al Mina); Греческие города Малой Азии со схожей с Аттической и Пелопеннеской политически-экономическими структурами; и кочевые племена Бедуинов в Сирийских и Аравийских пустынях. Была кроме того Лидия, где первые металлические монеты (из смеси золота и серебра) были распространены уже в 700г. до н.э. Кроме того, имелись сатрапы Дальнего Востока и Египта. Сам Ростовцев пишет:

Такой была великая Персидская монархия — смесь экономических контрастов и все же экономическая единица в руках Персидских королей, которые никогда не уступили трудной задаче скрепления несоизмеримых компонентов их империи. Их успех закончился главным образом из-за их сильной политики децентрализации. Они редко участвовали в социальной и экономической жизни их сатрапий. В то же самое время они обеспечивали им военную защиту, в которой они нуждались и новые и долгожданные возможности развития экономических отношений и их обмена товарами. Превосходные «королевские» дороги соединяли различные части Персидской Империи; исследовались новые морские маршруты; "королевская" золотая и серебряная валюта совершенной разумности и целостности облегчила обмен товарами. Тяжелое налоговое бремя, которому были подвергнуты сатрапии, не было чрезмерным, если сравнивать его с теми преимуществами, которые они получили, не являясь независимыми государствами, а будучи составляющими частями мировой империи.

Не удивительно, что Персия имела репутацию очень богатой страны. Мы не имеем никаких средств, чтобы измерить ее богатства. Мы знаем величину их ежегодного дохода и количества золота и серебра, хранимых в Персидских столицах. Постоянно увеличивающееся процветание, в Персидские времена, Финикийских городов, городов Сирии, Месопотамии, Вавилона – доказательство того, что богатство правителей было основано на богатстве субъектов империй. Необходимо также обратить внимание, что большинство Персидских сатрапий, в отличие от Египта и Малой Азии, наслаждались длительным миром по крайней мере три столетия, что в общем редкое явление в хронологии древнего мира. (Ростовцев, 1941)

Вебер (1976) же описывает другую картину последствий Персидского правления. Согласно ему это было период экономического застоя: Вавилонская система каналов сократилась и Финикийские и Греческие города находились в состоянии упадка (Вебер 1976:222). Он заканчивает следующим образом: "Государственный Сектор экономики Персидской Империи был не динамичен, и это оказывало эффект на внешнюю торговлю. Фактически экономическое развитие очевидно прекратилось повсюду обширной Персидской Империи, которая была объединена в течение 150 лет " (Вебер 1976:223). Вебер объясняет этот застой тяжелым налоговым бременем, и недостатком необходимых стимулов, связанных с политическим расширением (Вебер 1976:222). Способствовала ли Персидская Империя экономическому росту или задушила процветающие экономики Вавилона, Финикии, и Греции – это нельзя однозначно определить. И по сути эта проблема перестает нас интересовать, как только мы обращаемся к превосходству Греческой организации и Греческому поражению персам и возможному завоеванию Персидской Империи Александром – так как это и есть главные вопросы экономической хронологии древнего мира. Греческие империи, которые возникли уже после смерти Александра в 331 до н.э. дополнили древнегреческую структуру и в конечном счете объединились, а впоследствии и успешно интегрировались в Римскую Империю.

 

6

Конфликт в Афинах между аристократией и крестьянством породил реформаторов (Солон) и тиранов (Песистратус); но ко времени Перикла, в Афинах уже возникла прямая демократия, управляемая собранием всех ее граждан.



В то время как демократия преобладала в Афинах, в других Греческих государствах имелись олигархии; там, напряженность между богатыми и бедными, кредитором и должником - было столь же распространенным, как напряженность между городами-государствами.

В Афинах и конечно же в других демократических государствах гражданин участвовал в управлении государства: заседание в суде и, конечно, служение в войсках. Существующее законодательство и права собственности, обеспечивающее доходы от не-граждан (рабов и метисов), допускали добровольные пожертвования от богатых граждан (литургии), и, в течение гегемонии Афин, дань от союзников Афин. Решение Темистоклеса направить доходы рабов работающих на серебряных шахтах Лариума на формирование военно-морского флота перед лицом Персидской угрозы в 483 до н.э., иллюстрирует не только примитивное государство общественных финансов Афинского полиса, но также и его экономическую основу.

В Греческом государстве издержки выбора избирателей были обусловлены военными требованиями, необходимыми для выживания. Расширение избирательной базы было необходимым условием для выживания и неизбежно сопровождалось непрерывной борьбой по распределению богатства, также как потребность объединения с другим городом – государствами, ведущим параллельно борьбу за гегемонию над другими городами - государствами. Греческая демократия была неотделима от Греческого рабства, так как структура политико-экономической организации, разрешавшая, прямую демократию граждан требовала рабочей силы рабов, чтобы осуществлять основные функции экономики, чтобы освободить граждан для политического, судебного, и военного действия.

Экономика Греческих городов-государств, которые развивались столетия после упадка Микенской Греции, была основана на индивидуальной собственности земли, которая заменила коллективную собственность клана. Разделение кланов, как часть нового экономического порядка Солона (заменившее старое разделение, основанные на военных способностях граждан) теперь было основано на умении обработки земли. Подтверждение прав собственности осуществлялось на основании ежегодного производства зерна, вина, или оливкового масла.

Проводимые реформы Солона предполагали, что консолидация земли также как персональное рабство в счет долга были возрастающим феноменом. Драматическое чередование прав собственности на землю Солона и затем Песистратуса усилило экономически (и политически) позицию двух самых низких классов граждан (что вместе с тем гарантировало более широкую основу военной поддержки). Если долговое рабство было упразднено для Афинских граждан, то в отношении порабощения иностранцев не произошло никакого существенного изменения. Продолжался рост числа рабов иностранцев, которые главным образом использовалась во внутреннем обслуживании, горной промышленности, и другой не-сельскохозяйственной экономической деятельности. Степень рабства в сельском хозяйстве – остается причиной дискуссий.

Между 800 и 500 гг. до н.э. существуют доказательства возрастающей специализации, разделения труда, и в последствии, роста как внутренней так и международной торговли, сопровождаемые повышением экономики денег. Не существовало никаких правительственных ограничений по уровню заработной платы и процентной ставки. Возрастающая зависимость Афин от импорта зерна из стран Черноморского региона, была в значительной степени в руках иностранцев, которые занимались также выдачей морских кредитов, которые уже успели стать частью организации международной торговли.

Пятый век до н.э. между поражением Персии и Пелопонесской Войной стал золотым веком Афин. В политическом и в военном отношении, Афины доминировали в Греческим мире; в экономическом плане это была эра процветания, основанная на росте международной и внутренней торговли. Импорт зерна, древесины, рабов, и предметов роскоши оплачивался серебром, оливковым маслом, глиняной посудой, и другим экспортом. Дань "союзников" Афинам помогала поддерживать военно-морской мощь Афинской Империи, которая уменьшала пиратство и как следствие увеличивала безопасность международной торговли и особенно гарантировала защиту в торговле зерна, которая была необходима для выживания Афин. В основе этого экономического процветания лежала структура прав собственности на людей (рабство) и на другие факторы производства, также как на товары и услуги, которые постепенно развились в целых свод законов.

Ученые классической школы, конечно, правильно подчеркивают основополагающей роли полисов в этом развитии Афинской полит-экономики. Кроме того можно согласится с тем, что развитие так называемых “price-taking” внутренних рынков, также как и рост "административной торговли" на международных рынках было также последствием существования Афинского полиса. Необходимо понимать, что государство определяет права собственности согласно интересу доминирующей группы у власти (в этом случае граждан Афин) и затем, подчиненные этим ограничениям, определяют формы экономической организации, которые минимизируют трансакционные издержки: в данном случае свободный внутренний рынок товаров и услуг, поддерживаемый структурой прав собственности, которые с одной стороны обеспечили права собственности на землю, капитал, и труд, а с другой, регулировали международную торговлю зерном, гарантируя поставку продовольствия (часто по субсидированным ценам). Афины не могли позволить существование свободного международного рынка зерна, когда их выживание зависело от непрерывного потока импорта. Стратегическую важность импорта зерна в Афины (и в последствии в Рим) – можно сравнить со стратегической важностью нефти для стран импортеров в двадцатом веке.

Намного позже относительного упадка Афин, возникшая там полит-экономическая система, сыграла доминирующую роль в классическом мире. В то время как в наследство Филипп Македонский оставил монархическое государство, структуру, которую его сын Александр, использовал при создании Греческой Империю, была структурой Греческого полиса. Динамически развивающиеся центры экономической экспансии в средиземноморье были основаны на традициях полисов. Родес, в частности появился как экономический центр Восточного Средиземноморья в третьем столетии до н.э. Он стал не только главным портом для импорта зерна, рабов, и товаров торговли восточного Средиземноморья; он также осуществлял банковские услуги, принял свод законов о торговле, и имел флот для борьбы с пиратством. Пока Римская ревность не сократила его гегемонию, сделав Делос свободным портом торговая экспансия, которой характеризовался Греческий мир брала свое начало на этом острове.

 

7



Последующая экономическая история древне-западного мира – была историей Рима; и ядром этой истории, как и в Греции, стала развивающаяся политическая структура и последовательное развитие основ прав собственности, кодифицируемые в Римское Право, наследие которого сохранилось в современной континентальной Европе. Римские города-государства имели много общего с ранними Греческими полисами. Противоречие в овпросах долга, управлению землей, и распределению ager publicus (общественных земель) близко Греческой истории в многих отношениях. Все же существовало три ключевых различия. Во-первых, несмотря на достигнутое плебеями политическое представительство на следующие три столетия и расширение ager publicus за счет завоевания Римлянами новых земель, развивающаяся политическая система так и не стала демократической, как это было в Афинах:

богатые плебеи присоединились с патрициями в управлении государством, и его политическое устройство включало как аристократов, так и олигархов. Во-вторых, борьба за распределение земли стала причиной внутренних междоусобиц и даже гражданской войны, но в конечном результате, несмотря на проводимые реформы, возникало все более и более неравное распределение земли, возрастающая часть населения, не обладало землей и в конечном счете стало частью городского пролетариата. Третьим, и возможно решающим, стал переход от полиса к бюрократической империи. Важным шагом в осуществлении данной трансформации стало расширение гражданства, сначала для управления другими Итальянскими городами, а затем вне границ Италии так, чтобы города-государства Рима уступили политической структуре, которая будет в конечном счете управлять Средиземноморской империи. Развитие административной структуры от города-государства Рима до обширной административной бюрократии Империи, началось с контроля Сената иностранных дел и постепенный сдвиг от дружественных союзов к преобладанию над зависимыми государствами — наряду с продолжающимся нежеланием подчинения дополнительных областей Италии.

Все же Империя росла. В 146г. до н.э. Империя включала шесть областей: Сицилия, Сардиния, две Испании, Африку, и Македонию. Административная структура во всех областях была примитивна. Губернатор назначался из Рима, и собирались налоги (в отличие от Италии), тем не менее, существовало локальное самоуправление, так как во времена Римской Республики государственной службы не существовало.

Возникновение и развитие в Римской Империи более сложных систем управления по сравнению с Персидской Империей и Греческими монархиями. Были предприняты периодические переписи, сформирована государственная служба, опытные губернаторы сенаторского ранга, были назначены для управления провинциями, а также созвана профессиональная постоянная армия. Была изменена налоговая система, изменено налоговое бремя, которое теперь распространялось и на Римских граждан.

Эти политические преобразования сопровождались развитием и разработкой Римского Права с его основой в исключительных индивидуальных правах собственности. В то время как Афинская система основывалась на законе о правах собственности, вкладом Рима стала разработка целой системы гражданского права, регулирующего договорные отношения высоко развитой экономики, которая возникла ко второму веку н.э. во всем Средиземноморском мире. Кодификация коммерческого права стала главным экономическим достижением Римского общества. Не менее важными были законы о правах собственности, которые регулировали владение рабов, главного источника рабочей силы ранней Империи.

 

8



Рост населения стал наиболее фундаментальным фактором, лежащим в основе в древней экономической истории; и именно с ростом населения начинается оценка экономической эффективности древнего мира. Рост предложения продовольствия с переходом к оседлому сельскому хозяйству привело к росту населения. С ростом населения, росла и миграция, которая возникала благодаря появлению Империй в долинах Тигра-Ефрат, как в ответ на постоянный рост населения.

Глава 9

Экономические изменения и упадок в древнем мире

 I

В конце концов, все общества испытывают экономический спад, определявший в строгой ли формулировке как падение реального дохода на капитал или, проще говоря, как сравнение конкурирующих политико-экономических единиц. Обычно экономический спад приводит к исчезновению суверенитета государства; и, беря во внимание внутреннюю нестабильность, подразумеваемую моделью, описанную в Части 1, это неудивительно. Некоторые общества, тем не менее, демонстрировали необыкновенную способность к выживанию на протяжении длительного времени, другие же – мало способностей к выживанию. Жизнеспособность Рима на протяжении тысячелетия также замечательна, как и его конец, который наиболее четко разграничил конец эры, чем какое-либо историческое событие.

Глава 8 завершилась небольшим обзором распределения богатства и дохода в древнем мире. От этой точки мы начнем исследование изменения в экономике и упадка, так как борьба за распределение, внутренняя и внешняя, - основной источник этого изменения и упадка.

В предшествующей главе внимание было сфокусировано на инновации и эволиции форм политической организации и следующие из них структуры прав собственности, которые они порождали. Египетские династии характеризовались свободой от внешней конкуренции, исключая нашествия Хуксоса; внутренняя структура, подчиняющаяся Новому Королеству, без скрытых заменителей Фараона; и устойчивая экономика, но экономический рост – небольшой или просто отсутствует. Вопрос о росте во время Персидского правления – спорен, но наличие по-прежднему конкурентов короля среди сатрапов оказало большое влияние на внутреннюю политику Персии. Эволюция Греческого города-государства была в основном обусловлена напряженностью между нуждами военной охраны и внутренней борьбой за перераспределение прав собственности на землю (основной источник богатства). Подобная напряженность существовала и в развитии Римской Республики.

Отличительной чертой древнего мира было то, что часто война сполна окупалась победителю. Римские победы были ослепительно роскошны с точки зрения добычи в виде рабов и золота; земля, зачваченная во время набегов, также распределялась среди победителей. В более поздний период Римской Империи варвары извлечь огромное количество золото у римлян просто под угрозой вторжения. Успешные военные экспедиции с последующим разделом добычи с преданными служащими и солдатами были основным путем политического успеха амбициозных римлян, также как и расширение подчиненных земель, приносящее увеличение налоговой базы и предложения дешевой рабочей силы в виде рабов.

 

II


 

Даже при отсутствии роста населения произошла бы борьба за государственный контроль над перераспределением богатства; но рост населения наблюдался, который выражался в огромном влияние мелких чиновников в форме модели конфликта и регулирования в это тысячелетие.

В 7 главе давление на население было описано как наличие силовых групп в местах охоты/собирательства групп людей, ведущих оседлый образ жизни в сельскохозяйственных коммунах. В модели, используемой в этой главе, противопоставляются убывающая отдача от добавочных затрат на охоту/собирательство и постоянная отдача от дополнительного потребления в с/х-ве. Рост сельского хозяйства привел к постепенному появлению цивилизаций, описанных в главе 8. Это также сделало возможным огромную экспансию населения в 8 тысячелетии по сравнению с пределами мира охоты/собирательства. С развития общинной собственности возрос уровень отдачи на приобретение новых знаний, было два дополнительных источника расширения, позволяющих экспансию населения. Оним из них – увеличение земли и ресурсов, которые могли быть обнаружены и использованы в сельском хозяйстве; другой – рост продуктивности, который произошел бы в результате окультуривания растений и одомашнивание животных и технологических изменениях в сельском хозяйстве. Но существовал предел увеличения земельных ресурсов доступных ресурсов, и нет логического обоснования для признания, что рост продуктивности произойдет автоматически с ростом населения. Процесс регуляции иногда шел успешно: глава 8 подчеркивает рост цивилизации. Однако, существуют примеры и обратного.

Мы можем вкратце представить характеристики упадка как последствия роста населения и уменьшающуюся отдачу следующим образом. Некоторые политико-экономические образования могли испытывать по-прежднему возрастающую отдачу от единицы капитала, что объяснялось обилием хорошей земли, возрастающей отдачей в несельскохозяйственном секторе, превышающей снижение отдачи в сельском хозяйстве, или перераспределением прав собственности в сельском хозяйстве, повлекшем за собой рост продуктивности, который скомпенсировал снижающуюся отдачу. В тоже время другие государства испытывали падение реального дохода, и, следовательно, у них возрастала мотивация оккупировать и завоевать своих богатых соседей. В результате процветающие экономические системы столкнулись с ростущими издержками на откуп от захватчиков или на возросшие затраты на армию. Рост налогового бремени пал на группы, имеющие наиболее слабое политическое влияние; однако, по мере роста издержек, правители были вынуждены искать доход, где угодно, отсюда возник риск отделения части территорий или снижения производственной активности. В результате – отход части территорий, сопровождающееся утраты их вассальной зависимости, к конкурентам, предлагающим лучшие условия, в том числе в отдельных случаях к потенциальным захватчикам, или же стагнация и абсолютное снижение выпуска в производственном секторе (товары и ресурсы), и, в конце концов, снижение налоговых сборов. В результате налоги и принудительные поборы изменят структуру прав собственности таким образом, что ослабевшая мотивация похоронит джеловую активность.



Такой сценарий может быть маркирован “варвары у ворот”. Был и другой сценарий - распад изнутри. Рост населения и уменьшающаяся отдача в сельском хозяйстве, в результате которых произошло падение з/пл в политико-административных единицах, обычно стимулирующих многообразие усилий, чтобы избежать дилемы. Как было отмечено ранее, колонизация была часто используемым методом, захват соседнего государства с неистощившимися землями - другой метод. Опуская эти методы, внутренняя политическая структура столкнулась с нарастающим напряжением. Мелкие сельскохозяйственные фермеры имели малое влияние на правителя государства. По сравнению с ними крупные землевладельцы имели не полько больший доступ к правителю, но и желали реорганизации прав собственности , а именно: уничтожения коммунальной собственности и захвата дополнительных рент. Такое перераспределение прав собственности лишит мелких аграрных землевладельцев или безземельных крестьян доступа к землям, ранее им доступным, и в результате богатство перераспределиться в пользу крупных землевладельцев. Правители государства имели побуждение перераспределить права собственности таким образом, потому что их действия могли увеличить выпуск и налоговые сборы. Правители могли стать еще более ненадежными, с тех пор как подобные действия привлекут потенциальных конкурентов к завоеванию вассалов и поддержке недовольных групп. Без большого распределения многих функций (без спецификации прав собственности) доход неопределен. Различные компромиссы, как-то: "хлеба и зрелищ", схемы частичного земельного распределения и, конечно, захват и колонизация могут отсрочить развязку. Рост нгаселения будет медленным и может даже приспособиться к достаточно низкому уровню вертильности, что позволит изменить рост выпуска на единицу капитала - особенно, если права собственности были перераспределены, чтобы создать мотивацию для большей производительности. Напротив, соперник при помощи безземельных мог сместить существующих правителей и перераспределить землю таким образом, чтобы отдать землю безземельным, но также изменить права собственности так, что в рост производительности не будет поощряться - например, сделав землю неотчуждаемой или навязывая цены на продажу сельскохозяйственных продуктов.


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница