Циклы и ритмы истории




страница1/7
Дата10.05.2016
Размер1.41 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7
ЦИКЛЫ И РИТМЫ ИСТОРИИ

В.И. Пантин
Отрывки из книги. Главы 2-5, Закл, Библиогр.

Глава 2….

2. Структура и продолжительность кондратьевских циклов

Еще раз подчеркнем, что, казалось бы, отвлеченный и сугубо теоретический вопрос о структуре и продолжительности кондратьевских циклов в действительности, как мы увидим дальше, имеет огромное значение для понимания нашего прошлого, настоящего и будущего. Этот вопрос является ключевым для прогноза ближайшего и отдаленного будущего, как отдельных стран, так и всего мирового сообщества. Особое значение он имеет для России: это становится понятным хотя бы в свете того, что говорилось выше о взаимосвязи реформ и контрреформ в России с фазами кондратьевских циклов. Иными словами, от того, как мы видим структуру и продолжительность кондратьевских циклов, зависит не только прогноз развития современных преобразований в России, но и перспективы развития российской цивилизации.

Обычная двухфазная модель кондратьевских циклов (первая фаза — повышательная волна конъюнктуры, вторая фаза — понижательная волна конъюнктуры) исходит из абсолютной идентичности следующих друг за другом циклов, неотличимости одного цикла от другого. Такая простая структура кондратьевских циклов (длинных волн) является одновременно и их силой, и их слабостью. Сила заключается в том, что такую простую структуру цикла легко понять и запомнить, используя для тех или иных целей исследования. Слабость же состоит в том, что такая простая структура цикла не позволяет отличать один кондратьевский цикл от другого, одну повышательную волну от другой (или, соответственно, одну понижательную волну от другой понижательной волны) и тем самым решать более тонкие и глубокие задачи исторического исследования или анализа тенденций современного развития*.

В то же время исследователи обращают внимание на то, что кондратьевские циклы при всем своем сходстве друг с другом подразделяются на два типа. Первый тип кондратьевских циклов, который условно можно назвать «циклами рубежа веков» (сюда относятся первый цикл, выделенный Н. Д. Кондратьевым, длившийся с конца XVIII до середины XIX в., третий цикл Кондратьева, длившийся с конца XIX до середины XX в., и пятый кондратьевский цикл, начавшиеся с конца XX в.), отличается рядом особенностей от второго типа кондратьевских циклов, который условно можно назвать «циклами середины века» (к этому типу относятся второй цикл Кондратьева, длившийся с середины XIX до конца XIX в., и четвертый цикл Кондратьева, длившийся с середины XX до конца XX в.) [Корольков, 1991; Пантин, Лапкин, 1992, с. 91—92]. Кондратьевские циклы первого типа начинаются с радикальной промышленно-технологической революции (технологического переворота), создающей принципиально новые технологии и отрасли производства, основанные на новых способах использования энергии или информации; поэтому, в частности, конец XVIII, конец XIX и конец XX в. — это время глубокого технологического переворота, сопровождающегося сильными социальными потрясениями и радикальными реформами. Однако после бурного периода технологического переворота, соответствующего повышательной волне кондратьевского цикла первого типа, наступает период неустойчивого экономического роста, «великой депрессии» и великих потрясений в мировой экономике и политике; этот второй период соответствует понижательной волне кондратьевского цикла первого типа.

Кондратьевские циклы второго типа начинаются с геополитической и геоэкономической революции (революции международного рынка), создающей принципиально новые условия для распространения новых технологий и отраслей производства, нового сформировавшегося в предшествовавшем кондратьевском цикле технологического уклада; при этом распространяющиеся по всему миру новые технологии и отрасли производства развиваются вплоть до исчерпания своих возможностей служить двигателем мирового экономического и социального развития. В связи с этим исчерпанием потенциала доминирующих в мировой экономике технологий и отраслей соответствующих революции международного рынка повышательная волна завершается, и начинается фаза структурного кризиса (кризиса существующей отраслевой и технологической структуры хозяйства, а также связанной с ней социальной структуры общества, его институтов и т. п.), соответствующая понижательной волне кондратьевского цикла второго типа. Этот структурный кризис хозяйства и общества инициирует новую промышленно-технологическую революцию, новый технологический переворот, внедрение новых технологий и нововведений, которые ранее по тем или иным причинам не использовались. Тем самым полный цикл замыкается, и начинается новый виток технологического, экономического, социального, политического развития международного рынка.

Таким образом, полный цикл эволюции международного рынка соответствует двум кондратьевским циклам, следующим друг за другом, и включает четыре основные фазы: фазу технологического переворота, фазу великих потрясений в мировой экономике и политике, фазу геополитической и геоэкономической революции — революции международного рынка и фазу структурного кризиса. Очевидно, что за начальную фазу полного цикла эволюции международного рынка в принципе можно выбрать любую из перечисленных четырех фаз — цикл при этом всегда будет состоять из четырех различных фаз, и иметь примерно одинаковую продолжительность. Однако, как будет показано ниже, наиболее целесообразно в качестве начала (первой фазы) полного цикла выбрать фазу структурного кризиса, во время которой происходит инициирование и зарождение новой системы технологий и социальных институтов, т.е. нового технологического и социального уклада. Тогда четыре фазы полного цикла эволюции международного рынка соответствуют четырем «возрастам» промышленной революции, выделенным А. Пиатьером: «возрасту детства», «возрасту быстрого роста», «возрасту взросления» и «возрасту полной зрелости» [Piatier, 1984, р. 227]. В этой логике четыре «возраста» промышленной революции — это четыре «возраста» определенного технологического и социального уклада (подробнее о понятии технологического и социального уклада речь будет идти дальше; пока что ограничимся общим представлением об укладе как определенной замкнутой системе технологических процессов и производств*, а также системе тесно связанных между собой социальных институтов).

Каковы же дополнительные аргументы в пользу того, что полный цикл эволюции международного рынка соответствует двум, а не одному кондратьевскому циклу? Специалисты, занимающиеся проблемами, становления и развития технологических укладов, пришли к выводу, что «в современной мировой экономике жизненный цикл технологического уклада охватывает период примерно в сто лет с явно выраженными всплесками в его развитии» [Глазьев, 1993, с. 69]. Примерно столетний жизненный цикл технологического уклада как раз соответствует двум кондратьевским циклам (напомним, что продолжительность одного кондратьевского цикла определяется в 40 — 60 лет, т. е. в среднем в полвека). К. Фримен, характеризуя смену «технико-экономических парадигм» (понятие технико-экономической парадигмы близко по своему смыслу к понятию технологического уклада), обращал внимание на то, что от зарождения до полного развития элементов определенной парадигмы (например, от зарождения до полного развития тяжелого машиностроения) проходит в среднем около 100 — 120 лет [Freeman, 19871. Наконец, В. Маевский в своем анализе экономической эволюции прямо исходит из гипотезы о том, что жизненный цикл одного технологического уклада примерно в два раза (или чуть больше) превосходит продолжительность кондратьевского цикла [Маевский, 1994].

Еще более важные и весомые аргументы в пользу того, что полный эволюционный цикл развития международного рыночного сообщества равен двум кондратьевским циклам, вытекают из представлений такого крупного историка, как Ф. Бродель, о сегментации исторического развития на «единицы» (периоды) продолжительности времени. Согласно Броделю, историки должны рассматривать не время само по себе, а социальную эволюцию, соотнесенную с временной протяженностью, которая включает движение основных социальных, политических, экономических и иных структур, изменения конъюнктуры, переломы в трендах. Сегментация времени в понимании Броделя является аналитическим инструментом, с помощью которого реконструировать картину исторического развития можно не только в целом, но и в деталях. Структурная временная продолжительность (или временная протяженность, la longue duree), согласно Броделю, означает эволюцию на протяжении одного века или более. В своей статье, озаглавленной «La longue duree», Бродель определяет продолжительность структурного времени в два кондратьевских цикла [Braudel, 1969, р. 48, р. 54]. Эта идея Ф. Броделя, открывающая новые возможности для по­нимания истории, не была в должной мере развита ни им самим, ни его последователями. Тем не менее, она сохраняет всю свою эвристическую ценность и требует к себе пристального внимания со стороны не только профессионального историка, но и всякого, кто пытается понять человеческую историю.



Наконец, один век — это и минимальная единица времени в социоестественной истории. Социоестественная история представляет собой новое научное направление (научную дисциплину) на стыке естественных и гуманитарных наук, изучающее историю взаимодействия человека и природы, историю взаимоотношений двух суверенных начал: общества и природы [Кульпин, Пантин, 1993]. Согласно Э. Кульпину, «в отличие от обычной истории людей в социоестественной истории эпохи агротрадиционалистских обществ, все, что происходит в течение одного века, должно рассматриваться как однопорядковое. События, явления и процессы, укладывающиеся в рамки века, должны браться совокупно, нерасчлененно» [Кульпин, Пантин, 1993, с. 15].

Итак, самые разные, казалось бы, далеко отстоящие друг от друга направления в изучении истории сходятся в том, что «шагом» эволюции человеческого общества является примерно один век, что соответствует в XVIII — XX вв. двум кондратьевским циклам. Правда, Ф. Бродель и некоторые другие авторы указывали, что величина этого «шага» для более ранних эпох может быть больше, чем один век; к этому важному утверждению мы еще вернемся, а пока что ограничимся периодом XVIII — XX вв., для которого выявлены и описаны кондратьевские циклы в их классическом виде. Для этого периода полный цикл эволюции международного рынка, равный примерно веку, или двум кондратьевским циклам, как уже говорилось, включает четыре фазы: фазу структурного кризиса, фазу технологического переворота, фазу великих потрясений в мировой экономике и политике и фазу революции международного рынка. Первый такой полный цикл начался в середине XVIII века с фазы структурного кризиса, соответствовавшей понижательной волне последнего кондратьевского цикла доиндустриальной эпохи, который предшествовал первому циклу, выделенному Н. Кондратьевым; эта первая фаза полного цикла продолжалась примерно с 1750-х до 1780-х гг., когда в Англии происходило зарождение нового промышленного технологического и социального уклада, основанного на использовании паровой машины и парового двигателя, появлении хлопчатобумажной фабричной промышленности. Вторая фаза — фаза технологического переворота, соответствующая повышательной волне первого кондратьевского цикла (конец 1780-х — 1810 — 1817 гг.), совпала с промышленной революцией (промышленным переворотом) в Англии. Этот промышленный переворот означал образование новых отраслей промышленного фабричного и заводского производства, использовавших механические паровые машины и паровые двигатели, — хлопчатобумажной промышленности, текстильного машиностроения, выплавки чугуна и др. Третья фаза полного цикла — фаза великих потрясений в мировой экономике и политике — соответствует понижательной волне первого кондратьевского цикла (1810 — 1817 — конец 1840-х — начало 1850-х гг.), означавшей неустойчивость экономического развития Англии, США, стран континентальной Европы и глубокую продолжительную депрессию 1830-х — 1840-х гг.. Не случайно именно на этот период пришлось усиление социальной напряженности и усиление политической борьбы в Англии, Франции, Германии, Австрии (развитие чартизма в Англии, революция 1830 г. во Франции, распространение социалистических и коммунистических идей, возникновение марксизма, наконец, революции 1848 — 1849 гг. во Франции, Германии, Австрии, Италии). Четвертая, последняя фаза полного цикла — фаза революции международного рынка — соответствует повышательной волне второго кондратьевского цикла (конец 1840-х — начало 1850-х — начало 1870-х гг.); эта революция международного рынка включала глубокие сдвиги в структуре мирового хозяйства, его расширение за счет подключения периферийных областей (массовая эмиграция из Европы в США в 1850-е 1860-е гг., победа Севера над Югом в США в гражданской войне 1861-1866 гг., насильственное — под дулами пушек — нарушение изоляции Китая и Японии, приведшее к восстанию тайпинов в Китае и революции Мейдзи в Японии, поражений России в Крымской войне и великие реформы 1860-х гг., объединение Германии и Италии). Первый полный цикл эволюции международного рынка, длившийся около века — с 1750-х до 1860-х гг., означавший полное развитие технологического и социального уклада на основе паровой машины, хлопчатобумажной промышленности, паровозе и пароходостроения, выплавки чугуна и т. п., привел международный рынок в принципиально новое состояние по сравнению с серединой XVIII в. Этот цикл характеризовался экономическим и политическим доминированием Великобритании в мире, преобладанием свободной конкуренции, появлением рабочего движения в странах Европы, взлетом национальной культуры во многих странах мира, оптимистически-сциентистской верой в прогресс.

Глубокий перелом, наступивший в 1870-х — 1880-х годах, был связан с началом второго полного цикла эволюции международного рынка. Этот второй цикл начался, как и первый, с фазы структурного кризиса, соответствующего понижательной волне второго кондратьевского цикла (начало 1870-х — середина 1890-х гг.). Структурный кризис доминировавших прежде отраслей — железнодорожного строительства, хлопчатобумажной промышленности на основе парового двигателя привел к началу внедрения новых изобретений и зарождению новых отраслей промышленности на основе электрического двигателя и двигателя внутреннего сгорания. Вторая фаза этого цикла – фаза технологического переворота, соответствующая повышательной волне третьего кондратьевского цикла (середина 1890-х — 1914 — 1921 гг.), означала новую промышленно-технологическую революцию, связанную с появлением электротехнической промышленности, автомобилестроения, нефтехимии, производства легированных сталей, тракторостроения и авиастроения. Как и в первом полном цикле, фаза технологического переворота сопровождалась масштабными войнами и великими революциями (в первом цикле — Великая французская революция и наполеоновские войны, во втором цикле — первая мировая война и Великая октябрьская революция в России). Третья фаза полного цикла — фаза великих потрясений в мировой экономике и политике, соответствующая понижательной волне третьего кондратьевского цикла (1914 — 1921 — середина 1940-х гг.), включала неустойчивое экономическое развитие большинства стран мира в 1920-х годах и «великую депрессию» 1930-х годов. На эту фазу пришлись утверждение сталинизма и «великий перелом» в России, приход к власти фашистов в Италии и нацистов в Германии, развязывание второй мировой войны. Наконец, четвертая фаза второго полного цикла, соответствующая повышательной волне четвертого кондратьевского цикла (середина 1940-х — конец 1960-х — начало 1970-х гг.), представляла собой фазу революции международного рынка. Эта новая революция международного рынка, как и предыдущая, включала глубокие сдвиги и расширение международного рыночного хозяйства (разгром нацистского «третьего рейха» и реформы Эрхарда в Западной Германии, разгром милитаристской Японии и проведение там радикальных экономических и политических преобразований, распад британской и французской колониальных империй, образование Европейского экономического сообщества в Западной Европе и др.). Вновь второй полный цикл эволюции международного рынка, также длившийся около века (с 1870-х до 1970-х гг.), характеризовался полным развитием технологического и социального уклада, основанного на использовании электрического двигателя и двигателя внутреннего сгорания, развитии автомобилестроения, нефтехимии и т. п. Этот цикл характеризовался экономическим и политическим доминированием Соединенных Штатов Америки, преобладанием олигополистической конкуренции, распространением систем Тейлора и Форда, большой ролью профсоюзов в рабочем движении, использованием инженеров и ученых в производстве, появлением массового общества и массовой культуры.

Новый перелом, произошедший в 1970-х—1980-х годах, связан с начавшимся третьим полным циклом. Первая фаза — фаза структурного кризиса, соответствующая понижательной волне четвертого кондратьевского цикла (конец 1960-х — начало 1980-х гг.), означала исчерпание возможностей для развития доминировавших прежде энерго и ресурсоемких отраслей и зарождение новых наукоемких информационных производств. Вторая фаза — фаза технологического переворота (начало 1980-х — середина 2000-х гг.) ознаменовалась появлением производства персональных компьютеров, использованием микропроцессоров в различных отраслях, развитием роботостроения, микроэлектроники, биотехнологии, космической техники, телекоммуникации, информационных услуг и др. Новый технологический переворот, который мы сейчас переживаем, как и прежде, не привел к всеобщему счастью, напротив, он резко обострил экономические, социальные и политические противоречия. Не случайно, что именно на фазу технологического переворота пришелся распад Советского Союза и Югославии, сопровождавшийся многочисленными межнациональными и иными конфликтами. Несмотря на окончание «холодной войны», напряженность в отношениях между различными государствами не уменьшилась, а кое-где и увеличилась. Возможность новых масштабных революций и войн отнюдь не исключена: остается только уповать на то, что в современную эпоху ядерных вооружений мировые войны и великие революции в их прежнем виде больше невозможны. Однако стремительно развивающийся глобальный экологический кризис может привести к новым глубоким социальным потрясениям.

Несмотря на то, что новый, третий по счету, полный цикл эволюции международного рынка еще только начался, можно увидеть некоторые его важные особенности. Если первый полный цикл характеризовался доминированием Великобритании, а второй цикл — доминированием США, то сейчас на роль экономического (а через некоторое время и политического) лидера все больше претендуют Япония и «тигры» Юго-Восточной Азии. Растущая «информатизация» общества вызывает значительные сдвиги в образе жизни и в культуре. Упадок профсоюзов, увеличение разрыва между развитыми странами и «третьим миром», рост цивилизационного самосознания и «столкновение цивилизаций», массовая эмиграция из неблагополучных стран в развитые и т.п. — все это также приметы третьего полного эволюционного цикла. Для большей наглядности приведем таблицу 3.

Последние две фазы третьего полного цикла эволюции международного рынка получены в результате экстраполяции закономерной смены фаз циклов с учетом происходящего постепенного сокращения их длительности. В самом деле, как видно из таблицы 3, продолжительность первого полного цикла (с 1750-х до 1870-х гг.) составляет около 120 лет, продолжительность второго полного цикла (с 1870-х до 1970-х гг.) — около 100 лет, а продолжительность третьего полного цикла (с 1970-х до 2040-х гг.) — около 70-80 лет. При этом небольшое, но закономерное сокращение продолжительности полных (а значит, и кондратьевских) циклов происходит за счет сокращения длительности фаз структурного кризиса и великих потрясений, соответствующих понижательным волнам кондратьевских циклов. В то же время длительность фаз технологического переворота и революции международного рынка, соответствующих повышательным волнам кондратьевских циклов,

Таблица 3.
Полные циклы эволюции международного рынка индустриальной эпохи (с XVII I в.)


Цикл

Фаза кондратьевского цикла

Фаза полного цикла эволюции международного рынка

1

Понижательная волна (1750-е — 1780-е гг.)

Повышательная волна (1780-е — 1810-е гг.)

Понижательная волна (1810-е — 1850-е гг.)

Повышательная волна (1850-е — 1870-е гг.)



1.       Фаза структурного кризиса (1750-е — 1780-е) гг.)

2.       Фаза технологического переворота (1780-е — 1810-е гг.)

3.                                                                                                                                                                                                                                                                                                            Фаза великих потрясений (1810-е — 1850-е гг.)

4.       Фаза революции международного рынка (1850-е — 1870-е гг.)




2

Понижательная волна (1870-е — 1890-е гг.)

Повышательная волна (1890-е — 1920-е гг.)

Понижательная волна (1920-е — 1940-е гг.)

Повышательная волна (1940-е — 1970-е гг.)



1.       Фаза структурного кризиса (1870-е — 1890-е гг.)

2.       Фаза технологического переворота (1890-е — 1920-е гг.)

3.       Фаза великих потрясений (1920-е — 1940-е гг.)

4.       Фаза революции междуна­родного рынка (1940-е — 1970-е гг.)



3

Понижательная волна (1970-е — 1980-е гг.)

Повышательная волна (1980-е — 2000-е гг.)

Понижательная волна (2000-е — 2020-е гг.)

Повышательная волна (2020-е — 2040-е гг.)



1.       Фаза структурного кризиса (1970-е — 1980-е гг.)

2.       Фаза технологического переворота (1980-е — 2000-е гг.)

3.       Фаза великих потрясений (2000-е — 2020-е гг.)

4.       Фаза революции международного рынка (2020-е — 2040-е гг.)



сохраняется примерно постоянной, равной приблизительно четверти века. Вместе с тем в пределах каждого данного полного цикла эволюции международного рынка продолжительность понижательных волн кондратьевских циклов сохраняется примерно постоянной; сокращение длительности фаз структурного кризиса и великих потрясений происходит лишь при переходе к следующему полному циклу эволюции международного рынка. Таким образом, рассматриваемая система полных циклов международного рынка, включающая в себя кондратьевские циклы, одновременно соответствует как представлениям о приблизительном постоянстве величины циклов на небольшом (1 — 2 века) историческом отрезке, так и представлениям о постепенном сокращении циклов на значительных (более 2 веков) отрезках истории — за счет общего ускорения технологического, экономического, социально-политического развития.

Почему же от одного полного цикла эволюции международного рынка к другому происходит закономерное сокращение длительности фаз структурного кризиса и великих потрясений, в то время как продолжительность фаз технологического переворота и революции международного рынка остается неизменной? По-видимому, дело в том, что фазы структурного кризиса и великих потрясений (понижательные волны кондратьевских циклов) соответствуют периодам вызревания элементов очередного технологического и социального уклада, а фазы технологического переворота и революции международного рынка (повышательные волны кондратьевских циклов) — периодам дозревания и распространения этих элементов. Чем дальше в глубь веков, тем вызревание элементов нового уклада занимает больше времени; чем ближе к современности, тем быстрее происходит это вызревание, тем относительно «чаще» происходят технологические перевороты и революции международного рынка. Распространение же и «доводка» созревших элементов нового уклада в центрах международного рынка происходит с более или менее постоянной скоростью, независимо от уровня развития технологии и общества на протяжении примерно четверти века. По словам современного специалиста по «длинным волнам» в экономике, «после приблизительно четвертьвекового развития новые отрасли промышленности прочно утверждаются в экономике, а их роль генератора дополнительной занятости уменьшается и постепенно исчезает» [Delbeko, 1984, р. 8].

Здесь уместна аналогия с различного рода цепными процессами и реакциями. В большинстве цепных процессов лимитирующей (определяющей скорость всего процесса) стадией является стадия инициирования — зарождения активных частиц. В рассматриваемой системе циклов роль таких «активных частиц» выполняют элементы нового технологического и социального уклада. Скорость зарождения этих элементов тем больше, чем выше уровень технологического и социального развития, чем сложнее и совершение инфраструктура международной рыночной системы, чем больше скорость оборота капиталов и т. п. Таким образом, по мере повышения уровня технологического и социального развития постепенно возрастает скорость инициирования очередного технологического переворота н очередной революции международного рынка. Продолжительность каждого данного цикла, его «критических», лимитирующих фаз (структурного кризиса н великих потрясении в мировой экономике н политике) определяется свойствами технологического и социального уклада, доминирующего в данном цикле. Последующий уклад, возникающий на фундаменте предшествовавших укладов, утверждается быстрее, так как использует элементы и достижения прежних укладов; поэтому в пределах данного полного цикла эволюции международного рынка продолжительность фаз структурного кризиса и великих потрясений (понижательных волн двух кондратьевских циклов) одна и та же, а при переходе к новому полному циклу (новому технологическому и социальному укладу) она уменьшается на определенную величину. Таким образом, процесс эволюции международного рынка отчасти является кумулятивным и автокаталитическим, что сказывается на величине циклов, описывающих эту эволюцию.

Как показывает более детальный комплексный анализ продолжительности фаз полных и кондратьевских циклов, учитывающий не только изменения экономической конъюнктуры, но также политические и социальные процессы, события, изменения, более точная датировка фаз рассматриваемых циклов выглядит следующим образом (сравните данные в таблицах 1, 2 и 3). Первый полный цикл: фаза структурного кризиса — примерно 1753 — 1789 гг., продолжительность около 36 лет; фаза технологического переворота — примерно 1789 — 1813 гг., продолжительность около 24 лет; фаза великих потрясении — примерно 1813-1849 гг., продолжительность около 36 лет; фаза революции международного рынка — примерно 1849 — 1873 гг., продолжительность около 24 лет. Второй полный цикл: фаза структурного кризиса — примерно 1873 — 1897 гг., продолжительность около 24 лет; фаза технологического переворота — примерно 1897 – 1921 гг., продолжительность около 24 лет; фаза великих потрясений — примерно 1921 — 1945 гг., продолжительность около 24 лет; фаза революции международного рынка — примерно 1945 — 1969 гг., продолжительность около 24 лет. Третий полный цикл: фаза структурного кризиса — примерно 1969 — 1981гг., продолжительность около 12 лет; фаза технологического переворота — примерно 1981 — 2005 гг., продолжительность около 24 лет; фаза великих потрясений — примерно 2005 — 2017 гг., продолжительность около 12 лет; фаза революции международного рынка — примерно 2017 — 2041 гг., продолжительность около 24 лет, см. таблицу 4.

1.       Таблица 4. Датировка полных циклов эволюции международного рынка с XVIII в.



Цикл

Фаза полного цикла эволюции международного рынка

Датировка

Продол­жительность

1

1.       Структурный кризис

2.       Технологический переворот

3.       Великие потрясения

4.       Революция межд. рынка



1753—1789гг.

1789—1813гг.


1813—1849гг.

1849—1873гг.



Около 36 лет

Около 24 лет


Около 36 лет

Около 24 лет



2

1.       Структурный кризис

2.       Технологический переворот

3.       Великие потрясения

4.       Революция межд. рынка



1873—1897 гг.

1897—1921 гг.


1921—1945 гг.

1945—1969 гг.



Около 24 лет

Около 24 лет


Около 24 лет

Около 24 лет



3

1.       Структурный кризис

2.       Технологический переворот

3.       Великие потрясения

4.       Революция межд. рынка



1969—1981 гг.

1981—2005 гг.


2005—2017 гг.

2017—2041 п.



Около 12 лет

Около 24 лет


Около 12 лет

Около 24 лет


Итак, продолжительность фаз структурного кризиса и великих потрясений при переходе от одного полного цикла к другому уменьшается в среднем примерно на 12 лет, в то время как продолжительность фаз технологического переворота и революции международного рынка сохраняется приблизительно постоянной (около 24 лет). Если общая продолжительность 1-го полного цикла составляет около 120 лет, то 2-й полный цикл длился уже около 96 лет, а 3-й полный цикл — только около 72 лет. Но продолжительность кондратьевских циклов, как видно из таблицы 4, сокращается гораздо менее заметно: первый кондратьевский цикл эпохи индустриального общества длился с 1789 по 1849 г. (около 60 лет), второй кондратьевский цикл — с 1849 по 1897 г. (около 48 лет), третий кондратьевский цикл — с 1897 по 1945 г. (около 48 лет), четвертый кондратьевский цикл — с 1945 по 1981 г. (около 36 лет) и пятый кондратьевский цикл — с 1981 по 2017 г. (около 36 лет). Отсюда становятся понятными широко распространенные представления о примерно постоянной продолжительности кондратьевских циклов. Разумеется, здесь мы вплотную сталкиваемся с прочно утвердившейся догмой о том, что длительность циклов обязательно должна быть постоянной. Преодоление этой догмы, которая ничем не обоснована, но глубоко укоренена, представляет психологическую трудность. В действительности ничего абсолютно постоянного и неизменного в историческом развитии нет, включая и периоды (циклы) этого развития. Достаточно вспомнить, например, периоды и эры геологической и связанной с ней биологической эволюции (геологические периоды и эры): в рамках более позднего фанерозойского эона продолжительность геологических периодов существенно изменяется, имея тенденцию сокращаться по мере приближения к современной эпохе*. Сокращение продолжительности геологических эр особенно заметно: более древняя палеозойская эра продолжалась около 340 млн. лет, менее древняя мезозойская эра — около 163 млн. лет и современная кайнозойская эра — всего около 67 млн. лет.

В общем случае величина периодов, циклов или волн эволюции может более или менее закономерно изменяться (постоянство величины периодов и циклов — это только частный случай). Очевидно, что скорость биологической и социальной эволюции увеличивается, и это ускорение не может не сказываться на продолжительности эволюционных циклов или периодов. При этом «внутреннее время» в каждом периоде или цикле эволюции свое, оно определяется внутренней динамикой развития системы на данном этапе ее эволюции. Поэтому изменение продолжительности циклов и волн эволюции международного рынка с общих позиций не должно вызывать удивления. Наоборот, неизменная продолжительность циклов развития международного рынка при ускорении технологического, экономического, социального и политического развития есть нечто искусственное и непонятное — ситуаций, в которую неизбежно попадают многочисленные сторонники «неизменности» экономических и технологических циклов. Другое дело, что продолжительность выделяемых циклов эволюции не должна изменяться хаотически и произвольно, иначе понятие цикла вообще потеряет свою эвристическую ценность и станет неудобным для употребления. Но в рассмотренном выше случае полных циклов эволюции международного рынка налицо четкая закономерность, позволяющая анализировать и сопоставлять фазы развития, удаленные друг от друга на десятки и сотни лет, находя при этом их общие черты (например, фазы технологического переворота конца XVIII – начала XIX в., конца XIX — начала XX в. и конца XX — начала XXI в.). Кроме того, очевидной является связь полных циклов эволюции международного рынка с кондратьевскими циклами, а через них — со многими другими циклами исторического развития, о которых речь шла выше (циклами реформ — контрреформ, циклами внешней политики США и др.). Это дает основания утверждать, что рассмотренная система циклов эволюции международного рынка является закономерно организованной и достаточно общей*.

3. Общая система циклов эволюции международного рынка. Основные закономерности.

Рассмотренная выше система полных циклов эволюции международного рынка (таблица 4) ограничена эпохой индустриального общества (середина XVIII – середина XXI в.). Естественно, что вопрос о более ранних эпохах развития международного рынка и связанных с ними циклах политической, экономической, социальной и культурной истории является чрезвычайно важным. В этой главе уже говорилось о том, что новая эра в развитии международного рынка, международного экономического, политического и культурного развития наступила с конца V — начала VI в. н. э., когда стали ослабевать потрясения, вызванные великим переселением народов и крушением прежних империй. С этого же времени должна брать свое начало и общая система полных циклов эволюции международного рынка.

Каким же образом может быть организована эта система циклов? Если верна гипотеза о том, что циклы эволюции международного рынка существуют в более ранние эпохи, начиная с VI в. н. э., то эти циклы могут быть организованы таким же образом, как последние три полных цикла, т.е. включать фазы структурного кризиса, технологического переворота, великих потрясений в экономике и политике, революции международного рынка. Может возникнуть вопрос, существовали ли структурные кризисы, технологические перевороты и революции международного рынка задолго до индустриальной эпохи? Оказывается, да, существовали: об этом, в частности, свидетельствует исторический материал фундаментальной книги Ф. Броделя «Материальная цивилизация, экономика и капитализм», работы М. Блока и других представителен исторической школы «Анналов». В период с VI по XVIII в. в Западной Европе и других регионах многократно происходили технологические перевороты в аграрной сфере, в ремесле, торговле, средствах сообщения; многократно происходили крупные геополитические и геоэкономические сдвиги, которые с полным основанием можно назвать «революциями международного рынка». Многократно происходила смена лидера международного рынка, — от арабского халифата лидерство на международном рынке переходило к Византии, от нее — к городам Италии (прежде всего Венеции и Генуе), затем лидером международной торговли и финансов стали Нидерланды (Голландия), и только с конца XVII в – начала XVIII в. бесспорным лидером международного рынка стала Великобритания. Все эти изменения, тесно связанные с циклами международного экономического, политического и культурного развития, происходили далеко неслучайным образом. Поэтому гипотеза о существовании внутренне структурированных (четырехфазных) циклов эволюции международного рынка не только в индустриальную, но и в доиндустриальные эпохи имеет право на существование. Ее правомерность и сфера применения могут быть определены путем сопоставления с исторической реальностью, а ее эвристическая ценность — путем анализа того нового, что дают рассматриваемые циклы для понимания человеческой истории.

Но если полные циклы эволюции международного рынка существуют в более ранние эпохи и нет необъяснимого разрыва между историческим развитием человечества до и после наступления индустриальной эпохи, то продолжительность различных фаз циклов должна изменяться в доиндустриальные эпохи таким же образом, как и в эпоху индустриальную. Иными словами, должно происходить закономерное сокращение циклов по мере приближения к нашему времени (соответственно удлинение циклов по мере углубления в прошлое) за счет изменения продолжительности лимитирующих фаз структурного кризиса и великих потрясений. В общем это предположение вполне согласуется с очевидным постепенным ускорением исторического развития и его важнейшей составляющей — эволюции международного рынка. Чем дальше заходит процесс самоусложнения и самосовершенствования международной рыночной системы, включая ускорение перемещения товаров и людей, ускорение производственных процессов, денежного обращения, распространения информации, тем «чаще» происходят технологические перевороты и революции международного рынка, тем быстрее происходит смена технологических и социальных укладов. Еще одна гипотеза, которая подлежит проверке историческим материалом, состоит в том, что продолжительность фаз структурного кризиса и великих потрясений при переходе от предыдущего полного цикла к последующему уменьшается, как и в индустриальную эпоху, в среднем на 12 лет (таблица 5).

Приведенная в таблице 5 гипотетическая система полных циклов эволюции международного рынка нуждается в пояснениях. Прежде всего, хронологические рамки каждого цикла и отдельных его фаз являются, несмотря на видимость точной (до одного года) датировки, приближенными; границы каждой фазы приведены с точностью примерно до 5 — 10 лет. Например, 7-й цикл начался не точно в 1753 г., а в интервале от 1743 – 1748 гг. до 1758 — 1763 гг. (1753 г.±5 – 10 лет). Приведенная же в таблице 5 датировка с точностью «до 1 года» лишь иллюстрирует принцип

Таблица 5.



Датировка полных циклов эволюции международного рынка с VI по XXI в. н. э.

1-й цикл


I триада циклов

2-й цикл

3-й цикл


Фаза Датировка

Фаза Датировка

Фаза Датировка

1.       СК: 529 — 637 гг. (около 108 лет)

2.       ТП 637 — 661 гг. (около 24 лет)

3.       ВП 661 — 769 гг. (около 108 лет)

4.       РМР 769 — 793 гг. (около 24 лет)



1.       СК 793 — 889 гг. (около 96 лет)

2.       ТП 889 — 913 гг. (около 24 лет)

3.       ВП 913 — 1009 гг. (около 96 лет)

4.       РМР 1009 — 1033 гг. (около 24 лет)



1.       СК 1033 — 1117гг. (около 84 лет)

2.       ТП 1117 — 1141гг. (около 24 лет)

3.       ВП 1141 — 1225гг. (около 84 лет)

4.       РМР 1225 — 1249гг. (около 24 лет)


4-и цикл


II триада циклов

5-й цикл

6-й цикл


Фаза Датировка

Фаза Датировка

Фаза Датировка

1.       СК. 1249 — 1321 гг. (около 72 лет)

2.       ТП 1321 — 1345 гг. (около 24 лет)

3.       ВП. 1345 — 1417 гг. (около 72 лет)

4.       РМР 1417 — 1441 гг. (около 24 лет)



1.       СК 1441 — 1501 гг. (около 60 лет)

2.       ТП 1501 — 1525 гг. (около 24 лет)

3.       ВП . 1525 — 1585гг. (около 60 лет)

4.       РМР 1585 — 1609гг. (около 24 лет)



1.       СК 1609 — 1657гг. (около 48 лет)

2.       ТП 1657 — 1681 гг. (около 24 лет)

3.       ВП 1681 — 1729гг. (около 48 лет)

4.       РМР 1729 — 1753гг. (около 24 лет)


7-й цикл


III триада циклов

8-й цикл

9-й цикл


Фаза Датировка

Фаза Датировка

Фаза Датировка

1.       СК 1753 — 1789 гг. (около 36 лет)

2.       ТП 1789 — 1813 гг. (около 24 лет)

3.       ВП 1813 — 1849 гг. (около 36 лет)

4.       РМР 1849 — 1873 гг. (около 24 лет)



1.       СК 1873 — 1897гг. (около 24 лет)

2.       ТП 1897 — 1921 гг. (около 24 лет)

3.       ВП 1921 — 1945 гг. (около 24 лет)

4.       РМР 1945 — 1969гг. (около 24 лет)



1.       СК 1969 — 1981гг. (около 12 лет)

2.       ТП 1981 — 2005гг. (около 24 лет)

3.       ВП 2005 — 2017гг. (около 12 лет)

4.       РМР 2017 — 2041 гг. (около 24 лет)



Примечание. СК — структурный кризис, ТП — технологический переворот, ВП — великие потрясения, РМР — революция международного рынка.

Датировка всех фаз циклов приблизительная, с точностью до 5 — 10 лет.

организации системы полных циклов, а именно сокращение каждого последующего цикла по сравнению с предыдущим в среднем на четверть века (24 года) за счет сокращения фаз структурного кризиса и великих потрясений международной экономики и политики. Поэтому автор просит читателя не забывать, что в действительности во всем последующем изложении речь идет не о точных датах начала и конца той или иной фазы того или иного цикла, а об интервалах начала и конца каждой из этих фаз. Кроме того, важно понять, чтобы не возникали недоуменные вопросы, что в таблице 5 приведены четыре основные фазы каждого полного цикла эволюции международного рынка, а названия этих фаз до определенной степени условны. Наличие фаз «структурного кризиса» не означает, что в других фазах цикла отсутствуют кризисы, и в частности структурный кризис; оно лишь подчеркивает, что наибольшая острота структурного кризиса, заставляющего международный рынок начинать новый цикл развития, приходится на определенную — первую — фазу каждого цикла. Точно так условны. Наличие фаз «структурного кризиса» не означает, что в других фазах цикла не происходит технологических изменений и сдвигов; речь идет о том, что в определенных фазах цикла технологические изменения носят особенно резкий и революционный характер, определяя все последующие технологические изменения в данном цикле. В принципе, можно было бы называть фазу структурного кризиса просто «1-й фазой» полного цикла, фазу технологического переворота — «2-й фазой», фазу великих потрясений — «3-й фазой» и фазу революции международного рынка — «4-й фазой», имея в виду, что в каждом цикле сохраняется последовательность этих фаз и «1-я фаза» одного цикла имеет сходство, принципиальное подобие с «1-й фазой» другого цикла. Все же в дальнейшем мы будем использовать вместо номеров фаз их названия, не забывая при этом об определенной условности этих названий.

Еще одно важное замечание, которое необходимо сделать состоит в том, что, как следует из таблицы 5, средняя продолжительность каждой фазы полных циклов эволюции международного рынка (а следовательно, и продолжительность каждого полного цикла) является кратной 12 годам. Возможно, это совпадение является случайным, но скорее всего оно не случайно. Вспомним, что длительность циклов солнечной активности составляет в среднем около 11 лет; что критические точки в биологическом и психическом развитии человека отстоят друг от друга в среднем на 12 лет («критические» возрасты, в которых происходят заметные сдвиги в биологическом и психическом состоянии человека, — это 12, 24, 36, 48, 60, 72, 84, 96 лет, а также 6, 18, 30, 42, 54, 66, 78, 90 лет); что многие события в истории указывают на наличие ритмов, близких к 12-летним (например, в истории России — это переломные 1881, 1894, 1905, 1917, 1929, 1941, 1953, 1964, 1977, 1989 гг.; в истории США – это переломные 1933, 1945, 1957, 1968, 1980, 1992 гг. и т. и.). Наконец, цикл восточного календаря, в котором, возможно, отражены реальные циклы интенсивности космического излучения, равен также 12 годам.

С другой стороны, средняя продолжительность каждого полного цикла эволюции международного рынка является кратной 24 годам. 24 года — это величина, близкая к среднему времени активной жизни одного поколения (в истории она принимается равной 25 годам), 24-летние циклы также близки по продолжительности к циклам Кузнеца (около 20 лет), описывающим экономическое развитие. Существуют некоторые другие ритмы, близкие к 12 и 24 годам.

По-видимому, имеются определенные взаимосвязи между всеми или некоторыми из этих ритмов и циклами эволюции международного рынка, мирового хозяйства. Однако характер и сущность этих взаимосвязей пока что не известны.

Теперь, наконец, мы можем перейти к общим чертам и закономерностям приведенной в таблице 5 общей системы циклов, рассматривая эти циклы как бы «с птичьего полета». Как уже многократно отмечалось, последняя третья триада циклов, охватывающая эпоху с середины XVIII до середины XXI в., полностью соответствует становлению, развитию и достижению зрелости индустриального общества для подавляющего большинства человечества (последняя оговорка весьма важна, так как переход к постиндустриальному, «информационному» обществу, элементы которого уже возникают в странах с развитой рыночной экономикой, для большинства человечества, переживающего еще индустриальный этап развития, произойдет не ранее середины XXI века). Вторая триада циклов, охватывающая эпоху с середины XII до середины XVIII в., довольно точно соответствует возникновению, развитию и достижению зрелости «прединдустриального» общества, мануфактурного производства (первые мануфактуры возникли в Италии в XIII в.), эпохе Возрождения и Просвещения в Западной Европе, эпохе великих географических открытий и возникновения торгово-колониальных систем. Наконец, первая триада циклов, охватывающая эпоху с начала VI до середины XIII в., соответствует становлению, развитию и достижению зрелости ремесленно-цехового строя в арабском мире, Византии, Западной Европе, тому историческому периоду, который называют средневековьем.

Рассматривая триады циклов в хронологическом порядке (от раннего средневековья до наших дней) и характеризуя их в других отношениях, можно заметить, что первая триада циклов (VI — середина XIII в.) соответствует эпохе, которую называют эпохой феодализма, натурального производства, господства отношений личной зависимости. Вторая триада циклов (середина XIII — середина XVIII в.) соответствует эпохе, которую называют эпохой «позднего феодализма», зрелого сословного общества, абсолютизма. Третья триада циклов (середина XVIII — середина XXI в.) охватывает эпоху индустриального общества, которую также называют эпохой «промышленного капитализма», «новым и новейшим временем». Историки средневековой Европы (Ж. Ле Гофф, Ж. Дюби и др.) характеризуют период VI — XIII вв. как период становления средневекового «христианского мира» в Западной Европе после расселения варваров, а рубеж XIII и ХIV вв. рассматривают как кризис «христианского мира», как радикальный поворот в его развитии [Ле Гофф, 1992; Дюби, 1994]. Но XIII — XIV вв. характеризовались не только кризисом и поворотом в судьбах Западной Европы, это был также кризис и поворот в развитии Византии и арабского мусульманского мира (рубеж XIII — XIV вв. совпадает с началом Османского государства, которое своими завоеваниями перевернуло весь Ближний Восток), в развитии Руси и Китая (их завоевание монголами, круто изменившее судьбы этих цивилизаций), в развитии Индии (образование Делийского султаната) и других регионов международного рынка. Что касается нового радикального поворота в эволюции международного рынка в середине XVIII в., означавшего переход от второй к третьей триаде циклов, то ограничимся здесь — в силу очевидного значения начавшегося перехода к индустриальному обществу — словами Ф. Броделя: «Промышленная революция, которая началась или внезапно возникла в Англии около 50-х или 60-х годов XVIII в., представляется процессом крайне сложным. Разве не была она завершением некой «индустриализации», начавшейся столетиями и столетиями раньше? Разве, непрестанно обновляясь, не присутствует она и ныне вокруг нас? Ей, определяемой как начало новой эры, принадлежат еще, и надолго, века, которым предстоит наступить» [Бродель, 1992, с. 552—553].

Еще одна независимая характеристика приведенных триад циклов следует из их сопоставления с этапами общецивилизационного развития, т.е. этапами становления единого «сверхцивилизационного» сообщества. Эти этапы приведены, в частности, в книге Ю. Яковца «У истоков новой цивилизации» [Яковец, 1993]. Первая после античной эпоха, названная автором «раннефеодальной цивилизацией», длилась, по его оценке, с VI по XIII в. Следующая эпоха, названная Ю. Яковцом «прединдустриальной цивилизацией», длилась, по его оценке, с XIV по XVIII в., что также совпадает с рассматриваемыми триадами циклов. Наконец, эпоха «индустриальной цивилизации», согласно Ю. Яковцу, началась с последней трети XVIII в. Таким образом, трем триадам эволюционных циклов соответствуют три этапа развития сверхцивилизационного международного рыночного сообщества, три эпохи мирового исторического развития (как тут не вспомнить три эпохи великой эпопеи Дж. Р. Р. Толкиена «Властелин колец», каждая из которых начиналась и завершалась событиями, круто менявшими жизнь обитателей Средиземья).

Завершая общее рассмотрение триад циклов, приведенных в таблице 5, следует обратить внимание на то, что каждая триада характеризуется доминированием определенного региона международного рынка, в котором происходят наиболее важные политические и экономические события, который является средоточием процессов технологического развития, накопления денежного богатства и капитала, мировой торговли в данную эпоху. В первой триаде циклов это, бесспорно, был средиземноморско-ближневосточный регион, ставший колыбелью международного рынка и современной цивилизации. В рамках данного региона лидирующий центр международного рынка неоднократно перемещался — от арабского халифата Омейядов к Византии и затем к итальянским городам-государствам во главе с Венецией и Генуей, но все эти лидирующие центры международного рынка принадлежали средиземноморско-ближневосточному региону. В последнем третьем цикле первой триады центр международного рынка переместился на относительную периферию средиземноморско-ближневосточного региона — в Италию, которая одновременно принадлежала другому — западноевропейскому — региону. И это означало переход от доминирования средиземноморско-ближневосточного региона к доминированию нового, западноевропейского региона международного рынка, который доминировал на протяжении всей второй триады циклов.

Итальянские города-государства, послужившие мостом между средиземноморско-ближневосточным и западноевропейскими, регионами, были лидирующим центром международного рынка на протяжении последнего цикла первой триады (середина XI — середина XIII в.) и первого цикла второй триады (середина XIII — середина XV в.). Но если в последнем цикле первой триады Италия выступала скорее как часть средиземноморско-ближневосточного региона, переняв многие достижения с Востока, то в первом цикле второй триады она выступала уже как экономический и культурный центр Западной Европы, как родина западноевропейского Возрождения. В рамках западноевропейского региона лидирующий центр международного рынка перемещался на протяжении второй триады циклов из Италии в Нидерланды и из Нидерландов в Англию (Великобританию). В последнем третьем цикле второй триады центр международного рынка переместился опять-таки на относительную периферию западноевропейского региона в Великобританию, которая одновременно принадлежала другому — обширному атлантическо-тихоокеанскому региону. И это, в свою очередь, означало переход от доминирования западноевропейского региона к доминированию нового, атлантическо-тиxoокеанского региона международного рынка, который доминировал и продолжает еще доминировать на протяжении всей третьей триады циклов.

Великобритания, которая послужила мостом между западноевропейским и атлантическо-тихоокеанским регионами, была лидирующим центром международного рынка на протяжении последнего цикла второй триады (начало XVII середина XVIII в.) и первого цикла третьей триады (середина XVIII — вторая половина XIX в.). И снова, если в последнем цикле второй триады Великобритания была прежде всего частью Западной Европы, то в первом цикле третьей триады она выступала уже как часть «атлантической экономики», связывающей Великобританию с США, Западной Европой и Латинской Америкой. На протяжении третьей триады циклов лидирующий центр международного рынка перемещался из Великобритании в США и из США в Японию (азиатско-тихоокеанский регион). Япония находится опять-таки на периферии атлантическо-тихоокеанского региона, и это означает близящееся завершение третьей триады циклов эволюции международного (теперь уже мирового!) рыночного сообщества. В третьем цикле третьей триады завершается многовековое и драматическое развитие международного рынка, ставшего действительно мировым рынком, но, в отличие от представлений в духе Ф. Фукуямы. отнюдь не завершается человеческая история.

Основные характеристики трех эпох развития международного рынка (с VI по XXI в. н. э.), которым соответствуют тон триады циклов, можно представить в виде следующей таблицы (таблица 6).

В заключение этого раздела еще раз подчеркнем, что смена лидеров международного рынка происходит закономерно, в соответствии с рассматриваемыми эволюционными циклами. В 1-м цикле (529 — 793 гг.) таким лидером, оказавшим огромное воздействие на экономику и культуру Средиземноморья, Ближнего и Дальнего Востока, Западной и Восточной Европы, других регионов, был арабский халифат Омейядов, существовавший в 661 — 750 гг., который возник в результате кризиса в арабском мире VI — начала VII в. и последовавшего распространения ислама вместе с обширными арабскими завоеваниями. Во 2-м цикле (793 — 1033 гг.) таким лидером стала усилившаяся в IX в. Византия, потеснившая ослабевший халифат Аббасидов. В 3-м цикле первой триады лидерство в международной средиземноморской торговле, имевшей в то время ключевое значение для международной экономики и политики, постепенно перешло от Византии к итальянским городам-государствам во главе с Венецией и Генуей (3-й цикл датируется примерно 1033 — 1249 гг.), причем упадку Византии, а вместе с ней и Киевской Руси, немало способствовало взятие и разграбление в 1204 г. Константинополя, бывшего столицей и крупнейшим торговым городом Византии, крестоносцами, которых направляли венецианцы, заинтересованные в ослаблении Византии.

При переходе от первой триады циклов ко второй триаде, т. е. к 4-му циклу (1249 — 1441 гг.), наблюдается важная закономерность, которую можно понять в связи со сказанным выше о «периферийном», пограничном положении итальянских городов-государств между двумя регионами средиземноморско-ближневосточным и западноевропейским. Географически центр международной торговли, финансов, ремесленного производства, политики и культуры почти не переместился, оставшись в Италии (правда, при этом роль Венеции слегка уменьшилась, а роль Генуи и Флоренции возросла). Вместе с тем при переходе ко второй триаде циклов (второй эпохе) происходило становление нового способа производства — мануфактурного, означавшего революцию в экономической и социальной организации тогдашнего мира. Можно полагать, что постоянство лидирующего центра международного рынка при переходе к новой триаде циклов с новым способом производства, новой экономической, политической и социальной организацией необходимо для сохранения преемственности, позволяющей новому способу производства и новой организации «вызреть» в недрах

Таблица 6.



Основные характеристики триад циклов эволюции международного рынка


Характеристика

Первая триада циклов VI—сер. XIII в.

Вторая триада циклов сер. XIII—сер. XVIII в.

Третья триада циклов сер. XVIII-сер. XXI в.

1. Историческая эпоха

Раннее средневековье

Позднее средневековье и эпоха Возрождения

Новое и новейшее время

2. Формационная характеристика

Ранний феодализм

Поздний феодализм

Капитализм

3. Цивилизационная характеристика

Раннефеодальная система цивилизаций

Прединдустриальная система цивилизаций

Индустриалыная система цивилизаций

4. Доминирующие формы несельскохозяйствен-ного производства

Ремесленно-цеховое производство

Мануфактурное производство

Крупное промышленное производство

5. Ведущий геополитический и геоэкономический регион международного рынка


Средиземноморско-ближневосточный регион

Западноевропейский регион

Атлантическо-тихоокеанский регион

6. Лидирующие центры международного рынка

Арабский халифат

Итальянские города-государства

Великобритания




Византия

Нидерланды

США



Итальянские города-государства

Великобритания

Япония

того центра международного рынка, который стал лидером в конце предшествующей триады и тем самым накопил наибольшие предпосылки для возникновения нового способа производства. Таким центром на рубеже первой и второй триад циклов стали итальянские города-государства, накопившие в предшествующий период значительный экономический, технологический и культурный потенциал. В итоге в первом цикле второй триады (середина XIII — середина XV в.) именно в Италии возникло мануфактурное производство, были заложены основы «прединдустриальной» цивилизации и культуры Ренессанса.

В следующем 5-м цикле центр международной торговли и финансов после открытия в XV в. океанских торговых путей в Индию, Африку и Америку переместился из Италии в Нидерланды, бывшие некоторое время частью Испанской империи, в которой «солнце никогда не заходило». Нидерланды с выгодой для себя воспользовались плодами торговли между Европой и Америкой, и после освобождения от испанского владычества северные провинции Нидерландов стали Голландией, служившей предметом зависти для Англии, Франции и других государств в XVI и XVII вв. Как известно, еще Петр I в России на рубеже XVII и XVIII вв. для своих преобразований образцом считал прежде всего Голландию. Но в это время звезда Голландии уже почти закатилась, в 6-м цикле (XVII — середина XVIII в.) лидером международной экономики и политики стала Англия (Великобритания), одержавшая верх над Голландией после англо-голландских войн XVII в.

При переходе от второй триады циклов к третьей триаде (7-му циклу) повторилась та же ситуация, что и при переходе от первой триады ко второй. Вновь центр международной экономики и политики географически не переместился из Англии (если не считать возникновения новых промышленных городов и районов в Англии — Манчестера, Бирмингема и в Шотландии – Глазго, Эдинбурга и др.). Как известно, новый способ производства, основанный на крупной промышленности, а также новое — индустриальное общество возникли в Англии (Великобритании), накопившей в предшествовавшем 6-м цикле огромные богатства, создавшей основы обширной колониальной (точнее, торгово-колониальной) империи и опередившей все страны мира в мануфактурном производстве товаров, 7-й цикл (середина XVIII — вторая половина XIX в.) стал циклом промышленной революции, которая из Англии перекинулась в США, Францию, Германию и другие страны. Великобритания сыграла роль колыбели нового способа производства и одновременно роль моста между Западной Европой и остальными регионами мира, прежде всего Северной Америкой и Японией. В следующем 8-м цикле (начало 1870-х — конец 1960-х гг.) лидерство в мировом промышленном производстве, торговле, финансах (роль «мастерской мира») от Великобритании перешло к США. Наконец, в нынешнем 9-м цикле (конец 1960-х — начало 2040-х гг.), который венчает все три триады циклов эволюции международного рынка, лидерство в промышленном производстве, торговле, финансах постепенно переходит от Соединенных Штатов к Японии вместе с тесно связанными с ней азиатскими «тиграми» (Южная Корея, Тайвань, Сингапур, Гонконг). В 1993 г. Япония впервые стала финансовым лидером, обогнав по запасам финансовых средств США, что является следствием ее успехов в промышленном производстве и внешней торговле. В настоящее время в одних отраслях промышленного производства Япония опережает США, в других — США опережают Японию. Современный период 1990-х — 2010-х гг. является решающим с точки зрения перехода лидирующего центра международного рынка, и от того, как будет происходить этот переход мирным или немирным путем, — во многом зависит ближайшее будущее России и всего мирового сообщества.

На этом имеет смысл завершить общее рассмотрение системы циклов эволюции международного рынка и перейти к анализу отдельных фаз эволюционных циклов. При анализе этих фаз выявляются новые любопытные закономерности и тенденции, проливающие свет на движущие силы развития современного общества и его предшественников. Кроме того, изучение отдельных фаз эволюционных циклов весьма актуально и злободневно, поскольку мы живем в эпоху, когда различные фазы цикла сменяют друг друга на протяжении жизни одного поколения несколько раз, и именно эта смена позволяет понять неожиданные и «необъяснимые» повороты и зигзаги coвpеменного развития, которые отражаются на судьбах всех людей, влияют на жизнь каждого конкретного человека.

  1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница