Человеческий капитал современного российского села




страница1/12
Дата05.05.2016
Размер2.58 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Человеческий капитал современного российского села.

Рецензент:

академик Голенкова З.Т.




Научный редактор:

профессор Хагуров А.А.


Человеческий капитал современного российского села.

В монографии рассматриваются основные подходы к теории человеческого капитала. Исследуются состав и структура человеческого капитала. Особое внимание уделяется методологическим основам изучения человеческого капитала, в т. ч. социокультурному проектированию человеческого капитала на селе. Приведены результаты конкретного социологического исследования, проведенного лабораторией «Крестьяноведения и социологических исследований КГАУ и ИС РАН» в 2005 году.

Предназначена студентам и преподавателям, аспирантам, работникам научных учреждений и аппарата управления, всем, кто интересуется новыми подходами в рассмотрении формирования, развития и реализации человеческого капитала на селе.

СОДЕРЖАНИЕ:




Введение

5

I.

Теоретико - методологические аспекты изучения человеческого капитала.

10




1.1 Атрибутивный подход к изучению человеческого капитала

18




1.2. Генетико – исторический подход к изучению человеческого капитала.

24




1.3. Воспроизводственный подход.

26




1.4. Функционально – целевой подход к изучению человеческого капитала.

36




1.4. 1. Корпоративная культура как источник человеческого капитала

40




1.5. Социокультурное проектирование человеческого капитала.

45




1.5.1.Социокультурное проектирование взаимодействия власти, бизнеса и человеческого капитала на селе

60


II.

Особенности человеческого капитала современного села.

68




II.1.

Социальное и экономическое положение современного села.

68







II. 1. 1.

Социальное положение современного села

68







II. 1. 2.

Экономическое положение современного села.

75







II. 1. 3.

Практические решения и результаты.

80




II. 2

Конкретно – социологические исследования совокупности формирования и реализации человеческого капитала на селе.

85








Человеческий капитал на селе (по материалам социологического исследования).

85







Девальвация человеческого капитала в рамках образовательного процесса (на материалах исследований неформальных отношений в государственном ВУЗе).

110








Бизнес и региональная власть: поиск оптимальных моделей взаимодействия в развитии человеческого капитала.

117








Этничность как социальный ресурс: на примере русского населения Краснодарского края.

125








Человеческий капитал в контексте ценностных ориентаций сельских жителей Краснодарского края (по материалам социологических исследований).

133








Реализация человеческого капитала в новых видах деятельности на селе – предпринимательстве и фермерстве (на примере Республики Адыгея).

145








Гендерные особенности формирования, реализации и сохранения человеческого капитала (на примере Республики Адыгея).

158





Вместо заключения: Человеческий капитал как основа устойчивого социально – экономического развития России.

164





Человеческий капитал: словарь терминов

168




Библиография

180




Приложения

187




Сведения об авторах.

208


Введение.

Актуальность темы исследования определяется необходимостью нового взгляда на человека и человеческую жизнь как главные достояния российского общества и один из важнейших факторов достижения экономического прогресса. Для России, делающей первые шаги в становлении рыночной экономики, важно осознать ключевую роль челове­ческого капитала. Гигантский по своему значению и социальному смыслу переход страны к новой стадии развития, имеет крупное общецивилизационное содержание, что является началом переосмысления российской реальности, а в некоторой степени и прогнозирова­нию её будущего. Кроме того, явно виден кризис во всех сферах жизнедеятельности чело­века: экономической, политической, культурной.

Российская экономика идет по пути развития за счет сырьевых источников. Ис­пользование сырьевого потенциала для смягчения кризисной ситуации, увеличения мас­штабов инвестиций, оплаты валютных долгов необходимо, но не является главным сред­ством решения социально-экономических проблем. Возможности эксплуатации сырьевых источников не бесконечны. Единственный ресурс, возможности разумного использования которого практически безграничны - производительные способности людей. Человече­ский капитал предстает как наиболее ценный производительный ресурс по сравнению с капиталом материальным.

В нашей стране к началу экономической трансформации был накоплен значитель­ный научно-технический, образовательный, квалификационный потенциал1. Кризисные явления, противоречивость осуществляемых экономических преобразований привели к его обесцениванию, поскольку последний создавался для социалистического, планового хозяйства, а, следовательно, по его меркам. При переходе к рынку человеческий капитал, сформированный в условиях административно-командной экономики, оказался в особо уязвимом положении.

Экономические реформы начались без предварительной оценки их воздействия на человеческий потенциал, без включения необходимых социальных амортизаторов, без выявления допустимых границ ухудшения человеческого капитала страны и тем самым резко понизили дореформенный уровень жизни, негативно отразились на степени трудо­вой и социальной активности. Сократились возможности как частного, так и государст­венного сектора инвестировать развитие производительных способностей населения. Не­доиспользование, разрушение накопленного человеческого капитала, отсутствие новых направлений его развития создают серьезные опасения в том, что российская экономика может утратить один главный источник экономического прогресса.

Таким образом, практика побуждает переоценивать и корректировать многие прежние подходы к формированию человеческого потенциала, своевременно реагировать на новые проблемы, возникающие в ходе социально-экономических преобразований. Решение практических вопросов невозможно без разработки научно-обоснованной кон­цепции развития и сохранения человеческого капитала. В рамках этой концепции важно, прежде всего, исследовать базу, глубинную основу его воспроизводства и сохранения.

Исходной предпосылкой построения концептуальной модели исследования, должно быть представление о нем не только как о предельной абстракции, но и как о вполне определенном социокультурном образовании, рождающемся в бытии и содержа­щем его в себе.

Исходной посылкой социокультургерменевтики как аналитики смысла является признание, что человек живет в пространстве смыслополагания, и принадлежность к це­лостному смысловому пространству объединяет повседневную жизнь отдельного чело­века и историческую практику, интеллектуальную рефлексию и бессознательную память социального коллектива в сплошной континуум культуры2.

В западноевропейской культуре факт существования человеческого сознания ста­вится в прямую зависимость от необходимости построить картину мира, т. е. от познава­тельной деятельности субъекта, которая инициирована стремлением к пониманию3.

Значение смысла и осмысление значения – процессы, теснейшим образом связан­ные с деятельностью субъекта: первый предполагает задержать осуществление про­граммы действия, мысленно спланировав ее, второй, наоборот – запустить программу действия или начать искать новый смысл, при этом и тот и другой не осуществляется лишь внутри самого сознания и исключительно его силами, но воплощаются в предмет­ной деятельности, переходя в реальность4.

Однако вектор культурной преемственности направлен не только в трансценден­цию, но и в область архетипического (онто – и филогенеза).

Архитектоника человеческого капитала включает в себя следующие сферы: знания, человеческие переживания (эмоции), предметно – практическая деятельность (имеющая как внешне-семиотическое выражение, так и внутренне смысловое содержание); пред­ставления, культурные символы и знаки. Поэтому нас интересует модель, которая в наи­большей степени учитывает содержательную сторону человеческого капитала. В исследо­вании используются такие концепты, как социальный капитал, культурный капитал, символический капитал, социокультурная среда, образовательная среда, социокультур­ная образовательная среда и т. п.

В соответствии с реляционной теорией «пространство человека» рассматривается как система отношений, образуемых взаимодействующими материальными объектами. Под антропогенным пространством» понимается поле, образуемое взаимодействием чело­века и продуктов его деятельности5.

Применение синергетического подхода к анализу антропогенного пространства по­зволяет представить последнее не только как форму жизнедеятельности родового чело­века, но как сложную систему с элементами самоорганизации (См. рис. 3). Антропогенное пространство охватывает совокупность элементов не дискетно, фрагментарно, а ком­плексно, отражая всю сложность их взаимосвязей.

Таким образом, открываются возможности для конструирования пространственной модели взаимодействия и сосуществования индивида и социальной реальности, раскры­вающейся в следующей антропогенной триаде:


Социальное пространство жизненное пространство пространство личности.
Она выступает не как набор разрозненных систем, а как некая их совокупность, ко­торой присущи свойства динамичных систем: сложность иерархической структуры, эмерджентность (свойство, которым обладает система в целом и не обладают ее отдель­ные элементы), множественность функциональных целей, динамичность процессов, но­сящих стохастический характер, многофункциональность6.

Таким образом, свобода принятия решений и ответственности за их реализацию в социальной практике обуславливается «субъектностью» личности, т.е. осознанием, на­правляющим взаимодействие людей в частной и в публичной сферах жизни целей и цен­ностей (тем, что традиционно принадлежит к области «духа»). Этим определяется необ­ходимость принципиального пересмотра методологических позиций, означающая переход из области анализа социальных механизмов исключительно как «технологий» в область исследования их с точки зрения «духа» в веберовском7 понимании этого слова. Методологи­ческие установки выработанные философской и социально-политической мыслью XX века позволяют говорить о том, что возможна гармонизация социальной сис­темы не только посредством политико-правовых механизмов, но посредством целена­правленных, осознаваемых изменений на уровне личности. Философия позволяет описы­вать эти изменения на феноменологическом уровне, при этом очевидна фундаментальная невозможность технологизации этого феномена, выведения его на уровень социального института. Причиной этого является онтологическая укорененность личности, выражаю­щаяся в субъектности. Рассмотрение соотношения между личностью (гражданским обще­ством) и государством в контексте поиска новой методологической взаимосвязи между ними и составляет актуальность и новизну представляемой работы, поскольку позволяет перевести исследование закономерностей социального устройства в плоскость, в которой личность, обладающая онтологическим статусом, становится «точкой отсчета» в описании публичных социальных процессов.

Одно из тревожащих противоречий социальных процессов последних лет, - проти­воречие между значительным расширением возможностей для самореализации человече­ского капитала в самых разных сферах и областях жизни, снятием здесь различных огра­ничений, существовавших ранее, с одной стороны, и снижающимся уровнем востребован­ности этих возможностей, с другой. При этом можно констатировать, что на фоне сниже­ния «общего энергетического потенциала» нации происходит рост и распространение де­структивных – вплоть до «теневых» - форм активности. В то же время обращает на себя внимание глубокая эрозия социальных отношений, крайне низкий уровень «достижитель­ной» активности, мотивации на успех, самоорганизации в группах интересов и т. д. К тому же на смену беспрецендентному по своему размаху всплеску политической активно­сти и самостоятельности граждан России конца 80-х – начала 90-х годов пришел период глухой «самообороны» общества от власти, длящийся уже почти десять лет.

Сложившаяся институциональная инфраструктура и механизмы, наличествуя фор­мально, не выступают в качестве «агентов» демократического участия. Политики и идео­логи, властвующие элиты перешли на охранительные позиции и фактически отказались от выработки привлекательного будущего. Разработка идеологических схем опиралась на оправдание нового, далеко не совершенного и неэффективного порядка, доказательство его целесообразности и устойчивости. Система местного самоуправления задействуется в основном при переделе полномочий властных субъектов разного уровня; основные усилия профсоюзов направлены на организацию публичных акций, торг с правительством и в го­раздо меньшей степени – на формирование действенной системы социального партнер­ства на «низовом» уровне; разного рода гражданские инициативы (экологические движе­ния, комитеты солдатских матерей, общества потребителей и т. д.), не вписавшись в суще­ствующий партийно-политический расклад, постепенно оттесняются на обочину поли­тической жизни.

Соответственно, сама идея демократического участия в глазах российского общества постепенно делегируется. В обществе возобладал устойчивый скептицизм в отношении подавляющего большинства форм и каналов политического участия, за исключением уча­стия в выборах. Причем, это коснулось как реальной включенности людей в политический процесс, так и вербальной оценки населением своих возможностей воздействия на власть. Более того, за последние годы этот скептицизм только усилился.

Важные вопросы, которые в этой связи возникают, сводятся к следующей дилеме: не является ли видимое снижение «энергетического потенциала» следствием, с одной сто­роны, плюратизации тех форм, в которых реализируются жизненные интересы россиян, а с другой – проявлением обратной стороны свободы выбора, то есть ориентациями на пас­сивность, которой очень многие смогли воспользоваться легально; либо сами якобы новые возможности в действительности оказались мнимыми и фиктивными, а российский пра­вящий класс далеко не заинтересован в расширении масштабов активности и участи, как это часто в последние годы декларировалось.

В соответствии с гипотезой, одной из главных проблем современного российского общества является утрата в процессе межсистемной трансформации политической и соци­альной субъектности – способности ставить перед собой общественно значимые цели и добиваться их реализации.

Рассматриваемая проблема, и это совершенно очевидно, имеет множество самых разных аспектов как общетеоретического, так и прикладного характера. Ключевым здесь выступает вопрос о том, является ли Россия современным обществом, и если да, то обла­дает ли она достаточным человеческим потенциалом, который отвечал бы потребностям и запросам подобного общества.

Человеческий капитал - динамическое явление, которое самовоспроизводится, само­восстанавливается в субъективном и объективном плане и реализуется посредством инте­грации в социокультурной среде (Рис. 1), находится в тесной взаимовыгодной связи с бизнесом и властью (Рис. 2). Причем эта связь – гарант включения человека (как носителя человеческого капитала) и условий его жизни в систему планирования государственной, предпринимательской и др. управленческой деятельности. В формировании, реализации и сохранении человеческого капитала участвуют не только агенты социализации, но и про­цессы (Рис. 3).

Целью и задачей нашего исследования является выяснение оснований интересов эф­фективного взаимодействия основных структурных элементов социокультурного разви­тия: власти, бизнеса и человеческого капитала (Рис. 4.). Для достижения цели необходимо было решить следующие задачи:


  1. выявить требования человеческого капитала к власти;

  2. определить, каков интерес власти к человеческому капиталу;

  3. выявить ожидания человеческого капитала от бизнеса;

  4. раскрыть интересы бизнеса к человеческому капиталу (Рис.5.)

Реализация поставленной цели потребовала решения следующих рабочих задач:

- критически обобщить и осмыслить основные подходы к исследованию динамики человеческого капитала (структурно-функциональный, инновационно-творческий, нравственно-духовный, идеологический);

- рассмотреть категориальное содержание, закономерности формирования и накоп­ления человеческого капитала на селе;

- уточнить основные виды, формы, направления инвестиций в человека как носи­теля человеческого капитала;

- выделить и определить роль отраслей социокультурной сферы в формировании че­ловеческого капитала на селе;

- выяснить особенности формирования и накопления человеческого капитала на селе в условиях рыночной экономики;

- определить основные источники и перспективные направления взаимодействия человеческого капитала, власти и бизнеса на селе в условиях трансформации экономиче­ской системы;

- дать характеристику совокупного человеческого капитала, оценить экономиче­скую эффективность его функционирования в современных условиях;

- изучить механизм условий воспроизводства, развития и сохранения человече­ского капитала в социальных институтах (семья, образование, здравоохранение, государ­ство);

- изучить новые функции социальных институтов, отвечающих за воспроизводство, развитие и сохранение человеческого капитала;

- исследовать динамику таких сфер жизнедеятельности человеческого капитала, как экономика, правоохранение, здравоохранение, сфера досуга и культуры, влияние на них политического режима и стиля управления на макро- и микроуровне;

- исследовать роль требований экономических структур, работающих в современ­ных условиях, к человеческому капиталу;

- определить роль личного и общественного благосостояния в развитии и сохране­нии человеческого капитала;

- выяснить роль ценностей и целеполаганий в сохранении человеческого капитала.

Авторы данной коллективной монографии:

Хагуров А.А. – автор проекта и научный руководитель авторского коллектива.

Введение. Автор: Бондаренко Г.И.

I. Теоретико - методологические аспекты изучения человеческого капитала. Хагуров А.А., Хагуров Т. А., Бондаренко Г.И.

I. 4. 1. Корпоративная культура как источник человеческого капитала. Круглик Н.В.

II. Особенности человеческого капитала современного села. Хагуров А.А., Асланов Ш.С., Бондаренко Г.И.

II. 2. Конкретно – социологические исследования совокупности формирования и реали­зации человеческого капитала на селе.


  • Человеческий капитал на селе (по материалам социологического исследования). Асланов Ш. С.

  • Девальвация человеческого капитала в рамках образовательного процесса (на ма­териалах исследований неформальных отношений в государственном ВУЗе). Тамбиянц Ю. Г.

  • Этничность как социальный ресурс: на примере русского населения Краснодар­ского края. Муха В. Н.

  • Бизнес и региональная власть: поиск оптимальных моделей взаимодействия в раз­витии человеческого капитала. Чикарина В. А

  • Человеческий капитал в контексте ценностных ориентаций сельских жителей Краснодарского края (по материалам социологических исследований). Кирья­нова Ю. В.

  • Реализация человеческого капитала в новых видах деятельности на селе – пред­принимательстве и фермерстве (на примере Республики Адыгея). Бондаренко Г. И

  • Гендерные особенности формирования, реализации и сохранения человеческого капитала (на примере Республики Адыгея). Бондаренко Г. И.

  • Словарь и библиография – составитель: Бондаренко Г. И

Теоретико-методологическую базу работ составили идеи и концепции, представлен­ные в классических и современных трудах отечественных и зарубежных ученых по про­блематике человеческого капитала и села. Эмпирическую базу работы составили резуль­таты социологического исследования, проведенные лабораторией «Крестьяноведения и социологических исследований КГАУ и ИС РАН»» в 2005 году в десяти сельскохозяйст­венных районах Краснодарского края: Динском, Брюховецком, Тимашевском, Славян­ском, Ейском, Крымском, Кореновском, Белоглинском, Лабинском, Новопокровском и г. Усть-Лабинске. Выборка многоступенчатая, территориальная, с использованием квотного метода. Обследование населения проводилось по стандартизированной анкете, было оп­рошено 250 человек. Эмпирической базой исследования по Республике Адыгея стало ис­следование Бондаренко Г.И. Было опрошено 200 человек. Ее обследованием были охва­чены населенные пункты, входящие в административную черту города Майкоп: хутор Га­вердовский, поселок Западный, поселок Родниковский, станица Ханская, аул Гатлукай, аул Псекупс, поселки городского типа – Тульский и Каменомостский и др.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница