Будни московских чекистов после революции Становление и развитие советских органов госбезопасности, как в масштабах всей страны, так и в Москве было сопряжено с решением ими обширного круга задач




Скачать 71.61 Kb.
Дата10.05.2016
Размер71.61 Kb.
Будни московских чекистов после революции

Становление и развитие советских органов госбезопасности, как в масштабах всей страны, так и в Москве было сопряжено с решением ими обширного круга задач. В 1920–1930 годы сотрудники государственной безопасности занимались контрразведывательной, контрольно-ревизионной, хозяйственно-организаторской деятельностью, осуществляли мероприятия по защите экономического потенциала страны, наблюдали за социально-политической обстановкой.

 

Кадровый вопрос

Сотрудникам госбезопасности приходилось работать в крайне напряженных условиях. Различные мобилизационные мероприятия, направление сотрудников органов госбезопасности на работу в партийные, советские и хозяйственные органы вели к острой нехватке кадров, что негативно сказывалось на моральном и физическом состоянии личного состава.

Сложная работа, отсутствие отпусков и выходных дней на протяжении нескольких лет подрывали здоровье чекистов. Среди самых распространенных болезней были неврастения, туберкулез легких, малокровие, сердечно-сосудистые заболевания, переутомление. Врачи регулярно выдавали справки следующего содержания: «Сим удостоверяю, что Заведывающий Московским Районным Отделением М.Ч.К. Семен ТУРУСОВ действительно страдает неврастенией и нуждается отдыхом сроком на неделю. Зав. Врач.Сан.Отд. В.Ч.К. 3 июня 1919 г.» (здесь и далее орфография и пунктуация документов сохранена. – Прим. ред.).

По воспоминаниям самих сотрудников, в частности секретаря Московской чрезвычайной комиссии (МЧК) Якова Березина, московские чекисты большую часть жизни, в том числе и по ночам, находились на службе. Они работали, спали и ели в кабинетах, при этом питание было крайне скудным. В циркулярах отмечалось, что чекисты работают неограниченное число часов в сутки, кроме того несут оперативную службу, не считаясь со временем.

Об интенсивности и напряженности работы чекистов свидетельствуют отчеты о деятельности МЧК, поступавшие в Московский комитет РКП(б). Вот один из них: «Отделом МЧК по борьбе со спекуляцией и преступлениями по должности с 15 по 31 мая 1920 года произведено операций по 354 ордерам, при чем арестовано 301 человек, освобождено из под ареста 193 чел. Заведено новых дел 294, окончено дел 110».

Через год в первой половине мая 1921 года в МЧК работало 58 следователей, за которыми числилось 972 арестованных. К 1 июля 1921 года количество арестованных возросло до 2248 человек, при этом число следователей не увеличилось.  

Эти данные свидетельствуют о выполнении требований руководства ВЧК по усилению интенсивности работы сотрудников. Еще в апреле 1918 года председатель ВЧК Феликс Дзержинский писал в Президиум ВЦИК: «В настоящее время в силу внешних и внутренних условий перед нами стоит перспектива колоссального увеличения работы, как в количественном отношении, так и в смысле интенсивности ее…».

Нехватка кадров на местах вынуждала руководство органов ВЧК применять меры наказания к провинившимся сотрудникам «без отрыва от служебной деятельности». Например, в приказе МЧК № 2 от 3 января 1922 года написано: «Сотрудник отдела Связи тов. Васильев А.П. за утерю удостоверения личности арестовывается на 7 суток с исполнением служебных обязанностей».

Со временем кадровый аппарат органов безопасности расширялся, улучшалось его материально-техническое оснащение, повышалась квалификация сотрудников. Но в середине 1920-х годов возникли новые проблемы: неоправданное раздутие штатов, бюрократизация, различные злоупотребления. Это, в частности, привело к регулярным «чисткам» кадрового состава с целью укрепления идейности и работоспособности – качеств, которые официально культивировались на протяжении всей истории отечественных органов безопасности.

 

Экономическая безопасность

По мере ликвидации контрреволюционных сил противники советской власти переходили на нелегальное положение или действовали из-за границы. Чекисты занимались раскрытием крупных антисоветских заговоров, внедрялись в белогвардейские и шпионские организации. С началом активного восстановления экономики основное внимание органы госбезопасности сосредоточили на защите народного хозяйства и регулирующих органов от проникновения контрреволюционных элементов, экономического шпионажа, взяточничества и вредительства.

В Москве повышенное внимание уделялось Сухаревке, где зачастую продавались краденные из советских учреждений промышленные товары. Появлялся на Сухаревском рынке и хлеб, который в большом количестве пропадал из городских булочных. Главная цель проводимых операций заключалась не в пресечении торговли, а в выявлении складов советских учреждений, откуда товары воровались. А способы воровства были самые разные: и прямые хищения служащими, в том числе техническим и административным персоналом, получение и подложных ордеров на отпуск продуктов, и целых партий продовольственных карточек.

В 1920-е годы сотрудникам МЧК удалось раскрыть преступную группу международных биржевиков, спекулятивная деятельность которых носила и контрреволюционный характер. По этому делу было арестовано 68 человек.

По сообщениям эмигрантской печати, уголовные преступления, кражи, взяточничество, растраты государственного имущества в «совдепии» принимали все большие размеры вследствие обострившегося до крайности продовольственного кризиса. Берлинская газета «Руль», например, писала, что «одним московским отделением чеки ежедневно арестовывается 300–400 человек. На Арбатской площади в одну ночь разгромлено 7 только что открытых магазинов».

Доклады созданного после упразднения ВЧК Объединенного государственного политического управления при Совете Народных Комиссаров СССР (ОГПУ) о делах, касавшихся Московского региона, регулярно заслушивались на заседаниях бюро и секретариата Московского областного комитета ВКП(б). Например, 16 декабря 1926 года, заслушав доклад Экономического управления ОГПУ о проводимых им мероприятиях по коммунальному хозяйству в Москве и губернии в связи с обнаруженными злоупотреблениями, МК ВКП(б) постановил: «Законченные дела о взяточничестве и взяточниках передать в срочном порядке в суд. Дела в отношении бесхозяйственности, зафиксированные по акту Губфинотдела передать прокурору для следствия, после чего заслушать в МКК и дать дальнейшее направление». Материал ОГПУ был использован в качестве основы для разработки мер, связанных с работой кредитных товариществ и направленных на прекращение использования частным капиталом государственных средств.

В 1930 году московские чекисты арестовали группу налоговых работников Мосфинотдела, занимавших до Октябрьской революции должности податных инспекторов Казенной палаты. Следствием была установлено, что их организованная деятельность была направлена на срыв налоговой политики советского правительства. В общей сложности по этому делу было арестовано 19 человек, среди которых были бывшие дворяне, надворные и статские советники.

Чекисты принимали непосредственное участие в реализации политики по выселению из Московской области кулацких хозяйств. В марте 1931 года Бюро Московского областного комитета ВКП(б), заслушав сообщение полномочного представителя ОГПУ по Московской области Льва Бельского, постановило «одобрить намеченные ПП (полномочным представительством. – Прим. автора) ОГПУ мероприятия по изъятию контрреволюционного кулацкого актива в деревнях и селах. ПП ОГПУ закончить эту операцию не позднее 20 марта. Предложить секретарям РК ВКП(б) оказывать всемерное содействие ПП ОГПУ в проведении этой операции».

 

Новые задачи

В 1930-е годы Московский областной комитет ВКП(б) активно привлекал постоянное представительство ОГПУ по Московской области к работе по очищению милиции от антисоветских, кулацких и разлагающих элементов. ПП ОГПУ поручалось совместно с отделом кадров разработать и реализовать ряд конкретных мероприятий по привлечению в милицию новых кадров, в частности привлечь группу выдержанных членов партии из числа Красной армии или органов ОГПУ. Обком обязал ПП ОГПУ М.О.:

«а) обеспечить твердое руководство милицией, назначение и смещение руководящего состава, улучшение социального состава милиции, постоянное ее инспектирование…

б) обратить особое внимание на усиление борьбы милиции и Угрозыска с хулиганством, шинкарством, злостным невыполнением обязательных постановлений Облисполкома, а также на более тщательную прописку лиц, прибывающих в города (особенно в Москву)».

В 1930-е годы стал широко отмечаться День чекиста, который был приурочен к 20 декабря. Иногда даже настолько широко, что доходило до наказания ответственных сотрудников. Так, в Московский комитет ВКП(б) в январе 1933 года поступило заявление редактора газеты «Побединский ударник» Римского, в котором он пишет: «…Считаю необходимым обсудить на бюро вопрос о коллективной пьянке Райактива, устроенной в коммерческом ресторане 20 декабря в день пятнадцатилетия ОГПУ и закончившейся дебошем (стрельба, драка, развоз по домам мертвецки пьяных). Об этой пьянке говорит сейчас весь обывательский город, говорят в ячейках, и замалчивать этот факт ни в коем случае нельзя. Особо возмутимым считаю участие в пьянке подавляющего большинства членов бюро РК, которые не сумели вовремя предотвратить скандальный конец вечера».

По результатам расследования этого инцидента МК ВКП(б) 7 января 1933 года постановил:

«Объявить выговор бюро Побединского райкома за организацию банкета в Скопине 20-го декабря, что является грубой политической ошибкой руководства. Отозвать из Побединского района т. Хоченкова – секретаря райкома. Перевести уполномоченного ОГПУ т. Талалаева на работу в другой район».

Московские чекисты, являясь частью советского государственного аппарата, в рамках своих полномочий неукоснительно выполняли установки руководства страны. Тем не менее, во второй половине 1930-х годов многие сотрудники столичных органов НКВД оказались обвинены в нарушениях этих установок и стали не только проводниками, но и жертвами «великой чистки».

 

Мария Яковлева



 Журнал «ФСБ За и Против» №5 2001г.

Справка


История развития отечественных органов безопасности в столичном регионе началась в 1918 году на фоне сложной военно-политической обстановки в стране. 21 февраля Совет народных комиссаров принял декрет «Социалистическое отечество в опасности». 23 февраля ВЧК предложила создать в районах местные ЧК. В начале марта 1918 года президиум Московского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов принял решение образовать центральную Московскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией и преступлением по должности (МЧК). Однако 10 марта из Петрограда в Москву переехало правительство Советской Республики и Всероссийская ЧК. 19 марта коллегия ВЧК приняла решение об объединении МЧК и ВЧК. Однако уже в ноябре 1918 года МЧК была восстановлена. В феврале 1922 года в связи с упразднением ВЧК и созданием Государственного политического управления НКВД был образован Московский губернский отдел ГПУ РСФСР, который в декабре 1923 года был слит с центральным аппаратом вновь созданного Объединенного государственного политического управления при Совете Народных Комиссаров СССР (ОГПУ). В феврале 1930 года было образовано Полномочное представительство ОГПУ при СНК СССР по Московской области, которое в 1934 году в связи с упразднением ОГПУ было преобразовано в УНКВД по Московской области с входящим Управлением госбезопасности.


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница