Боливия время левоиндихенистского эксперимента




страница3/4
Дата11.05.2016
Размер0.74 Mb.
1   2   3   4

6. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

На международной арене нынешнее руководство Боливии выступает за идею построения многополярного мира и налаживание взаимовыгодного и равноправного сотрудничества со всеми государствами. Основополагающими принципами ее внешней политики являются суверенитет, территориальная целостность и невмешательство во внутренние дела. Страна считает необходимым реформирование ООН в целях усиления полномочий и роли этой организации в современном мире, выступает а расширение состава Совбеза ООН за счет новых членов – представителей от развивающихся регионов нашей планеты. Боливия – активный сторонник пересмотра правил международной торговли в ВТО для большего учета интересов развивающегося «Юга».

Ла-Пас традиционно демонстрирует поддержку любых действий на международной арене, направленных на достижение ограничения вооружений, запрещение ядерного, химического и др. оружий массового уничтожения. В новой конституции Боливия провозглашается «миролюбивым, отвергающим войну государством», но готовым использовать в случае вооруженного нападения «законное право на самооборону». Там же содержится положение о решимости добиваться разрешения международных споров мирными средствами и запрет на размещение иностранных военных баз на национальной территории.

Андская страна является активным сторонником интеграционных процессов, развивающихся в южноамериканском регионе. Она участвует в деятельности Андского сообщества наций (АСН), «Боливарианской инициативы для Америк» (АЛБА, в составе Венесуэлы, Боливии, Кубы, Никарагуа, Гондураса и Доминики), является ассоциированным членом МЕРКОСУР и одним из наиболее активных сторонников формирования «Союза южноамериканских наций» (УНАСУР). Боливия традиционно стремилась играть роль «связующего звена» между различными интеграционными потоками в регионе, что, возможно, было следствием ее уникального географического расположения. Примером является факт получения ею статуса «ассоциированного члена» в МЕРКОСУР при одновременном членстве в АСН (1996 г.). Однако позиционирование Боливии в южноамериканском регионе осложняется наличием нерешенного территориального спора с Чили.

Неизменно, на всех международных форумах, в двустороннем и многостороннем формате Боливия требует возвращения утерянного ею по договору 1904 г. в результате Тихоокеанской войны 1879 г. выхода к Тихоокеанскому побережью, отошедшего к Чили. При этом все боливийские правительства, независимо от их идейно-политической ориентации, опираются на примерно одни и те же (достаточно веские) юридические обоснования своей претензии на историческое право своей страны, на экономические и политические императивы. На массовом уровне возвращение выхода к морю стало частью национальной идеологии и культуры боливийцев, которые ежегодно отмечают «День моря», апеллируя к единению вокруг общей цели. Реализация этого требования «на основе поиска конструктивных решений и преодоления противоречий мирными средствами» закреплено и в новой конституции Боливии (ст. 267).

Нет нужды говорить, что проблема замкнутости препятствует экономическому развитию и политическому позиционированию Боливии в своем регионе. Отсутствие нормальных дипломатических отношений с Чили (прерваны в 1978 г.) мешает полноценному включению Ла-Паса в региональные интеграционные процессы, в том числе и в нефтегазовой сфере, накладывает отпечаток на сотрудничество с соседними странами.

Каковы перспективы решения этой проблемы? Международная практика показывает, что застарелые территориальные споры такого рода невозможно разрешить «одним махом». Похоже, что сегодня и та, и другая сторона достаточно понимают это.

С 2004 г., когда на встрече в г. Монтеррей президент Чили Р. Лагос отверг само существование данного спора, события получили более позитивную направленность. Первые признаки разрядки появились в результате приглашения Р. Лагоса на инаугурацию Э. Моралеса. Вскоре последний был приглашен на инаугурацию нового президента Чили – М. Бачелет. В конце 2007 г. в Ла-Пасе прошла двусторонняя встреча президентов Боливии и Чили, причем М. Бачелет был оказан самый радушный прием. Все это позволяет надеяться, что восстановление нормальных отношений между двумя странами возможно уже не за горами.

Что касается самого спора, то перспектива его урегулирования выглядит сегодня реальнее, чем, например, еще несколько лет назад. Всевозрастающая зависимость Чили от поставок углеводородного сырья больше не позволяет ей, как раньше, с порога отвергать все требования Боливии. К тому же, появление широкомасштабных планов интеграции в энергетической («Большое газовое кольцо») и инфраструктурной сферах может сделать Боливию одной из ключевых фигур на южноамериканском политико-экономическом пространстве, что существенно повысит ее рейтинг в споре с соседней страной. В этом плане ускорение интеграции и признание факта экономической взаимозависимости двух стран (Чили – от боливийского газа, Боливия – от пропускной способности чилийских портов) как ни что другое способно сдвинуть с мета решение застарелой территориальной проблемы.

Газ ненадолго стал предметом спора Боливии с Бразилией, показав возросшую значимость энергетики в наши дни.

При этом говорить о «серьезной проблеме» в двусторонних отношениях все же, наверное, не приходится, учитывая общее влияние латиноамериканского гиганта и, особенно, его ведущей нефтегазовой корпорации «Петробраз» в андской стране. Начиная с 1930-х годов ХХ столетия, Бразилия регулярно подписывала соглашения с Боливией об участии «Петробраз» в освоении и разработке газовых месторождений («Соглашения Роборе»), в результате чего Бразилия превратилась торгово-экономического партнера андской страны. В 90-е гг. два государства заключили ряд новых договоренностей, по которым «Петробраз» создавал емкий рынок для боливийского газа и инвестировал 2 млрд. дол. строительство газопровода «Газбол» из Санта-Круса в индустриальное сердце Бразилии – г. Сан-Паулу.

После того, как 1 мая 2006 г. Э. Моралес объявил о национализации нефтегазовой отрасли и увеличения налогов иностранным компаниям, «Петробраз» временно оказался в числе пострадавших. Однако когда в полной мере начала выясняться экономическая ущербность этого шага, правительство Боливии пошло на переговоры с бразильцами, подтвердив верность достигнутым ранее соглашениям. Временный кризис в отношениях с Боливией, откуда по газопроводу в Сан-Паулу поступает свыше 50 % потребляемого им газа, заставил Бразилию задуматься об унификации внутренней сети газопроводов, диверсификации источников поставок и разработки собственных месторождений, несмотря на то, что правительство Э. Моралеса заверила Бразилиа в бесперебойности поставок. Очевидно, однако, что в этих условиях поиск новых потребителей для боливийского газа становится все более настоятельным как для руководства ЯПФБ, так и для правительства андской страны.

По мере активизации политики Ла-Паса в отношении АЛБА и усиления антиамериканской риторики в стране ухудшались отношения Боливии с США. В 2008 г. они достигли низшей отметки за все время пребывания Э. Моралеса у власти. 11 сентября Эво Моралес объявил «персоной нон грата» посла США (этот шаг был немедленно продублирован Чавесом, также выславшим вашингтонского посла из Каракаса). Синхронизация внешних политик двух стран еще раз наглядно проявила себя в январе 2009 г., когда Боливия и Венесуэла разорвали дипломатические отношения с Израилем в знак протеста против операции израильских войск в секторе Газа. В ноябре 2008 г. Ла-Пас разорвал сотрудничество с Департаментом по борьбе с наркотиками США (ДЕА), запретил облеты территории Боливии самолетами ДЕА и присутствие в стране сотрудников ЦРУ. Ранее Вашингтон отказал в сертификации Боливии как страны, успешно противодействующей наркоторговле, и исключил ее из списка стран, получающих помощь по Андской антинаркотической инициативе (АТПА). Очевидно, однако, что окончательный разрыв с Вашингтоном был бы не в интересах Боливии.

Формально в основе нынешних американо-боливийских противоречий лежит вопрос о наркотиках. Э. Моралес, в прошлом лидер «кокалерос», не приемлет недифференциального похода США к этой проблеме. Национальный Совет по борьбе с наркотиками Боливии (КОНАЛТИД) в своих пропагандистских материалах, предназначенных для широкой общественности, отстаивает мысль о том, что для индейцев боливийского высокогорья «лист коки олицетворяет жизнь, обширный культурный пласт, национальное достоинство и государственный суверенитет». На этом основании Боливия выступает за отмену Плана № 1 Единой конвенции о наркотических средствах ООН 1961 г. (запрет на использование, производство, распространение и употребление листа коки), основываясь на положении Конвенции о борьбе против незаконного оборота наркотических и психотропных веществ от

1988 г., которая гласит: «Любые предпринимаемые меры должны уважать основные права человека и учитывать традиции легального использования легального использования таких растений, при наличии исторически подтвержденных фактов использования и с учетом мер по охране окружающей среды». В новой конституции страны говорится о том, что «государство защищает культуру коки – как национальное культурное достояние, возобновляемый ресурс и фактор, способствующий единению нации» (ст. 384). В прошлом энергичные действия США и поддерживавших их боливийских правительств по уничтожению посевов коки уже не раз приводили к массовым волнениям. Очевидно, что этот вопрос не потеряет своей актуальности и в будущем, поскольку его использование Вашингтоном против «строптивого» боливийского руководства имеет фактически беспроигрышный характер с точки зрения создания негативного имиджа Боливии.

Характеризуя внешнюю политику правительства Э. Моралеса в целом, можно отметить, что в основе ее лежат смешанные мотивы. С одной стороны, рост национального самосознания боливийцев внушает им гордость за свою страну (это ощущается в выступлениях самого президента и членов его правительства). Оговоримся, что Боливия, несомненно, заслуживает того, чтобы уровень ее социально-экономического развития и политической значимости максимально приблизился бы к уровню ее региональной геополитической и ресурсно-стратегической значимости. Однако в условиях господства на политической карте региона левоориентированных режимов (с разной степенью «революционности»), Боливии, присоединившемся к радикальному крылу, оказывается намного легче заявлять о себе, чем, например, в эпоху «повального либерализма» 90-х. И здесь Боливия

Э. Моралеса, похоже, готова с охотой «ловить ветер в свои паруса» с целью конструирования своего внешнего имиджа и консолидации разобщенного социума на основе жесткой антиамериканской риторики и раздачи не до конца продуманных обещаний. С этой точки зрения линия Ла-Паса на тесный альянс с представителями наиболее радикального фланга левых режимов в Латинской Америке (Венесуэла, Куба, Никарагуа) вряд ли будет подвергнута пересмотру.

Однако в условиях изначально малой искушенности боливийского президента и его окружения в вопросах «большой политики», это, естественно, не может не приводить к появлению некоторых недостаточно просчитанных практических шагов (высылка американского посла, попытки придания особой публичности боливийско-чилийскому спору и отношениям с Бразилией в контексте национализации газовой отрасли). Акцентирование постулатов «социализма XXI века», автоматически привязывающее Ла-Пас ко всем инициативам Каракаса и Гаваны (включая создание совместных венесуэльско-боливийских контингентов, которое вызывает опасения в соседних странах), способно усугубить раскол страны. «Возвеличивание» АЛБА в противовес МЕРКОСУРу, не укрепляет, а, на наш взгляд, ослабляет набирающие силу процессы латиноамериканской интеграции. Однако жизненные реалии диктуют свое и, как свидетельствует практика, они заставляют правительство Э. Моралеса вносить некоторые коррективы во внешнеполитический и внешнеэкономический курс.

В этом плане немаловажное значение имеет отношение к Боливии соседних с нею южноамериканских государств, готовых, как показывает практика, учитывать специфику этой страны и ее руководства, не допускать развития событий по катастрофическому сценарию. Об этом свидетельствовали итоги состоявшейся в Сантьяго в 2008 г. встречи лидеров стран Южной Америки, на которой ее участники призвали к разрешению боливийского кризиса мирным путем на основе переговоров между центральным правительством и руководством департаментов «полумесяца».
7. СОСТОЯНИЕ И ВОЗМОЖНОСТИ РОССИЙСКО-БОЛИВИЙСКИХ СВЯЗЕЙ

В апреле 2005 г. исполнилось 60 лет с момента установления отношений между Боливией и СССР (18 апреля 1945 г.).

В декабре 1991 г. эта южноамериканская страна признала Россию правопреемницей СССР. Среди подписанных нашими странами основополагающих документов следует отметить: Соглашение о проведении регулярных политических консультаций (1990 г.),

о культурном и научно сотрудничестве (1995 г.), о сотрудничестве в области охраны окружающей среды (1996 г.), о борьбе с незаконным оборотом наркотиков (1996 г.), Договор об основах отношений между РФ и Республикой Боливия (1996 г.), Соглашение о сотрудничестве в области туризма (1999 г.), Соглашение о сотрудничестве в области поддержки предпринимательства (2002 г.). В процессе подготовки находятся в области соблюдения налогового законодательства, поощрения и взаимной защиты инвестиций, взаимодействия в горнорудном деле и металлургии, сельском хозяйстве и здравоохранении.

Наличие базового взаимопонимания по наиболее актуальным проблемам международных отношений между Боливией и РФ существовала всегда. Еще раз оно было констатировано по завершении очередных политических консультаций, состоявшихся в

г. Санта-Крус в марте 2007 г. на уровне заместителей министров иностранных дел.

Следует прямо сказать, что до сих пор торгово-экономические отношения с Боливией имели практически символическое отношение. Правда, в последние годы наметились признаки их оживления. Однако назвать их регулярными и плодотворными представляется преждевременным. Современный уровень отношений явно не отвечает потенциалу наших стран, что, в общем, пока характерно для отношении России со многими государствами латиноамериканского региона. Доля РФ в экспортно-импортных операциях Боливии за последние 15 лет не превышала 0,2 %. В 2007 г. товарооборот между нашими странами существенно вырос по сравнению с предыдущим годом и составил 4857 тыс. долларов (см. Приложения, табл. 3). Импорт боливийских товаров в Россию за пять лет почти удвоился – с 2264 тыс. долларов в 2003 г. до 4249 тыс. долларов в 2007 г. Однако их номенклатура сократилась: в 2007 г. около 95 % всего российского импорта составляли кофе и орехи. Из товарной номенклатуры исчезли цинк и его концентраты, предметы одежды и ряд других товаров. Отрицательное для российской стороны торговое сальдо за указанный период увеличилось с 2193 тыс. до 3641 тыс. долларов. Экспорт российских товаров с 2000 по 2006 гг. сократился в 15 раз. Одновременно произошло сужение диапазона поставок машино-технической продукции, доля которой фактически сошла на нет.

Существенным тормозом на пути активизации сотрудничества являются отсутствие развитой системы кредитования и страхования, четких и ясных «правил игры», территориальная отдаленность, отсутствие у Боливии выхода к морю, а также наличие относительно высоких политических рисков. Требует серьезного обновления и уже имеющаяся правовая база, прежде всего это касается соглашений о взаимной защите инвестиций и обмена информацией в сфере налогообложения.

Важнейшим направлением сотрудничества РФ с Боливией могла бы стать нефтегазовая и нефтехимическая отрасль. Еще в ноябре 2002 г. на встрече руководства ОАО «Газпром» с группой послов Андского сообщества Боливия выразила заинтересованность в развитии связей с Россией в нефтегазовой сфере. Высказывалась заинтересованность боливийцев в приобретении электрогенераторов для сельской местности, оборудования для газовой отрасли.

Интерес к партнерству с «Газпромом» вновь проявился после проведения национализации нефтегазовой отрасли. В феврале 2007 г. в Ла-Пасе между «Газпромом» и ЯПФБ был подписан меморандум о взаимопонимании, предусматривающий взаимодействие в области разведки и эксплуатации газовых месторождений, промышленной переработки и транспортировки углеводородов, а также изучение возможности участия в инфраструктурных проектах на территории Боливии. В соответствии с подписанным документом, который в дальнейшем должен быть конкретизирован рядом соглашений по каждому направлению сотрудничества, «Газпром» предполагает содействовать подготовке боливийских специалистов для нефтегазового сектора, способствовать технологическому обновлению отрасли, а также коммерциализации боливийского газа на рынке третьих стран. ЯПФБ выразила готовность создать совместные предприятия с «Газпромом» для реализации ряда проектов, которые позволят осуществить индустриализацию газа, наладить производство мочевины, пластмасс, дизельного топлива, бензина и ряда других проектов нефтегазопереработки и нефтехимии. «Газпром» высказал интерес к оказанию содействия Боливии в строительстве нефте- и газопроводов, нефте- и газоочистительных станций, а также заводов по сжижению газа.

Декабрь 2008 г. ознаменовался подписанием меморандума между «Газпромом» и министерством энергетики Боливии. Стороны высказали намерение осуществлять совместные капиталовложения в разведку и добычу газа на территории Боливии. Кроме того предусматривалось участие ВНИИГАЗ в создании в Боливии Института газа, в котором российские специалисты будут помогать андской стране в подготовке национальных кадров и в разработке генеральной схемы развития газовой отрасли в Боливии.

Министр энергетики Боливии С. Авалос, участвовавший в Москве во встрече министров энергетики стран-производителей газа в декабре 2008 г., не исключил возможность участия российского газового гиганта в качестве партнера в планах строительства системы трансконтинентальных газопроводов (совместно с Бразилией, Аргентиной, Венесуэлой, Парагваем и Уругваем).

На наш взгляд, имеется немалый потенциал для расширения взаимодействия в таких сферах, как горнодобывающая и металлургическая промышленность, транспорт и сельское хозяйство. Важным дополнением может стать взаимодействие в сфере науки, культуры, туризма, спорта, а также в области военно-технического сотрудничества, к которому боливийская сторона в последние годы проявляет повышенный интерес. Не стоит сбрасывать со счетов и целесообразность закупки Россией продукции боливийского малого и среднего бизнеса – предметов одежды и быта, ювелирных и шерстяных изделий, сувениров, продукции народных промыслов, что может служить стимулом боливийской стороне для запуска российских предприятий в нефтегазовую отрасль. Все это могло бы способствовать переводу наших торгово-экономических, отношений из состояния «экзотики» на солидные основы.

Потенциал нашего сотрудничества зиждется на довольно устойчивой практической базе. Напомним, что в свое время Боливия импортировала из России большое количество тракторов, с участием специалистов нашей страны там строился крупный металлургический комбинат по производству олова, а Российская академия наук и Пулковская обсерватория основали в г. Тариха астрономическую обсерваторию. Кроме того, не следует забывать о тех 1,5 тысячах боливийцах (из них 700 – выпускники РУДН), которые в свое время обучались в СССР, сохранили знание русского языка и особо предрасположены к сотрудничеству с нашей страной. Немало их и на ответственных постах в госаппарате. В 2007 г. количество стипендий, ежегодно предоставляемых для обучения боливийских студентов в России, было увеличено с 15 до 30. Но эту квоту несомненно можно было бы увеличить, имея в виду вероятность расширения торгово-экономического сотрудничества.

В Государственной Думе РФ действует группа по связям с парламентами Боливии, Перу и Чили, развиваются межпарламентские связи. Налаживаются контакты между мэриями Москвы и Ла-Паса. В 2003 г. между двумя городами был подписан Протокол о сотрудничестве. В рамках торжеств по случаю 200-летия со дня рождения А.С. Пушкина одной из улиц

Ла-Паса было присвоено имя поэта.

В ряде случаев для выхода на боливийский рынок или рынок стран МЕРКОСУР российским компаниям целесообразно вступать в ассоциацию с фирмами или действовать через фирмы соседних стран, прежде всего Венесуэлы, Аргентины и Бразилии. И здесь главенствующее значение имеет, конечно же, опять газовая отрасль. Начало уже положено. В сентябре 2008 г. были подписаны два трехсторонних документа: меморандум между ЯПФБ, «Газпромом» и венесуэльской государственной нефтяной корпорацией ПДВСА о возможности участия российского нефтяного гиганта в совместном нефтедобывающем концерне андских стран «Петроандина», в которую входят Боливия, Эквадор, Перу и Венесуэла, а также меморандум между «Газпромом», ЯПФБ и французской «Тоталь», которая добывает газ на боливийской территории.

Далеко не все, однако, выглядит столь безоблачно. Разумеется, нельзя сбрасывать со счетов те политические риски, которыми полнится жизнь современной Боливии. Напомним, что основная масса нефтегазовых месторождений Боливии сосредоточена именно на востоке, т.е. там, где сегодня наиболее близка перспектива дестабилизации. Однако никакой бизнес невозможен без риска, а, кроме того, сам характер взаимодействия, объективно сближающий различные страны-производители нефти и газа, думается, должен быть выше соображений политической конъюнктуры. Необходимо отдавать себе отчет в том, что Боливия способна, при налаживании взаимовыгодного многостороннего международного сотрудничества, стать ядром энергетической и инфраструктурной интеграции региона, начитывающего более 300 млн. человек – перспектива, перевешивающая любые риски.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Наверное, можно сказать, что, как и большинство других латиноамериканских государств, Боливия в начале XXI века выходит на старт качественно нового периода в своем политическом и социально-экономическом развитии. Но необходимо тут же оговориться. Если это «старт», то достаточно «низкий» (учитывая объективные показатели положения в стране). При этом не исключена и обидная возможность «фальстарта» (если амбиции молодых националистически настроенных лидеров перевесят пределы их реальных возможностей). Тогда не исключен откат к прошлому со всеми негативными последствиями.

В краткосрочной и среднесрочной перспективе у нынешнего руководства все же существуют возможности удержать в своих руках бразды правления при трех основных условиях. Во-первых, при способности предпринимать последовательные и маневренные усилия для нейтрализации конфликта с мятежным Востоком. В этой связи важно использовать ресурс влияния соседних государств, которые не заинтересованы в дестабилизации положения в Боливии. Во-вторых, при умении сохранять лояльность вооруженных сил, удовлетворяя их финансовые и технические потребности. В –третьих, ограничить, насколько это возможно, негативное воздействие мирового экономического кризиса и хотя бы частично продолжить выполнение социальных обязательств (но не принимая на себя дополнительный груз таких обязательств).

Наверное, можно констатировать, что в условиях своего рода «ухода» США из Латинской Америки в период администрации Дж. Буша, падения их авторитета в странах региона и появления у власти в большинстве из них левоориентированных правительств, пространство для социального экспериментирования в Боливии расширилось. Несомненно, возрос и ее «вес» (энергетика, инфраструктура, геополитика), во многом существующий пока, к сожалению, еще как бы в «фоновом режиме». Но на этом «фоне» становится вполне понятной заинтересованность в сотрудничестве с этой страной, в первую очередь – в сфере добычи и экспорт газа. Политические риски заставляют, однако, задуматься о гарантии наших интересов. Речь, разумеется, идет об укреплении договорно-правовой базы сотрудничества. И если это касается конкретно нефтегазовой отрасли, то, учитывая нестабильность и противоречивость современного боливийского законодательства, очевидна необходимость специального межправительственного соглашения в данной области, переводящего обязательства сторон в область международного права. Важно также ориентироваться на те проекты, которые увязывают с нашими интересами интересы соседних государств.

1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница