Барсукова светлана Юрьевна неформальная экономика: структура и функциональная специфика сегментов




страница1/4
Дата05.05.2016
Размер0.63 Mb.
  1   2   3   4
БАРСУКОВА Светлана Юрьевна

НЕФОРМАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА: СТРУКТУРА И ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА СЕГМЕНТОВ

Специальность: 22.00.03 – экономическая социология


Автореферат

на соискание ученой степени

доктора социологических наук


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Неформальная экономика объединяет качественно разнородные виды деятельности, полностью или частично не подчиненные формальным институтам хозяйствования, не подкрепленные формальными контрактами и не фиксируемые статистическим учетом. Поскольку в современной России значительная часть хозяйственной практики, безусловно, удовлетворяет этому определению, становится понятными масштаб и значимость неформальной экономики.

Состав неформальной экономики довольно разнороден и включает в себя теневую и криминальную экономическую активность, домашний труд по самообеспечению семей и сетевые обмены между домохозяйствами на нерыночной основе. Из этого следует, что даже при существенном снижении теневой составляющей неформальная экономика сохранит свои позиции за счет других сегментов и видов деятельности, но с изменением последствий для социально-экономического развития страны в целом.

Помимо практической актуальности необходимо отметить актуальность научную. Она связана с тем, что значительная часть хозяйственной практики не регулируется законами и контрактами, а существует на основе социальных норм и частных договоренностей. Возникает вопрос о характере таких договоренностей, механизме их принятия и поддержания.

Потребность осмысления неформальной экономики в многообразии ее проявлений, с использованием широкого спектра исследовательских подходов обусловливает актуальность темы диссертационного исследования.



Разработанность проблемы. Первоначально, в 1960-70-е годы, был проблематизирован неформальный сектор развивающихся стран (Дж.Бойк, К.Гиртц, Д.Мид, К.Моррисон, К.Харт и др.). Вскоре интерес обращается к развитым странам. Расширяется понятие неформальной экономики, выходящей за рамки неформального сектора.

Западные исследования, посвященные неформальной экономике, тематически крайне разнообразны. Это и “нерегулярная занятость” Э.Мингиони, и неформальность ввиду сетевизации производственного процесса М.Кастельса, и неформальные сети этнического предпринимательства А.Портеса, и сетевизация каналов рекрутирования на рынке труда М.Грановеттера, и реципрокность как форма социальной интеграции общества К.Поланьи, и “цена подчинения закону” Э.де Сото, и пр. Неформальную экономику крестьянских сообществ представляют концепции “моральной экономики” Дж.Скотта и “эксполярной экономики” Т.Шанина. Концептуализируется тема домашней экономики, занимающей центральное место в работах С.Генри, Дж.Гершуни, Р.Пала и др.

Неформальную экономику стран социалистической ориентации изучают Г.Гроссман и Ф.Фелдбраг (“вторая” экономика СССР), И.Габор, П.Галаш, А.Шик (неформальная экономика венгерского социализма), Т.Чавдарова (обмены между домохозяйствами в социалистической и постсоциалистической Болгарии).

Развиваются количественные методы оценки теневой экономики (П.Гутман, А.Дилнот, К.Моррис, В.Танзи, Э.Фейг). Прорабатываются варианты изменения системы национальных счетов с целью более полного учета теневого сектора (M.O’Хиггинс, K.Макафи).

В настоящее время интерес российской науки к неформальной экономике значителен. Необходимо отметить исследование российского неформального сектора В.Гимпельсона и Е.Синдяшкиной. Неформальную занятость изучают И.Перова, О.Синявская, Л.Хахулина, а неформальные коррективы формального рынка труда - П.Кудюкин, А.Чепуренко и Т.Четвернина. Неправовым практикам в сфере занятости посвящают проект Т.Заславская и М.Шабанова. Неформальные каналы заполнения рабочих мест выявляет В.Якубович.

Но не только вопросы занятости привлекают исследователей. Теневая экономика предприятий представлена в схемах бартера А.Леденевой, в схемах неучтенного наличного оборота А.Яковлевым, в раскладах трансакционных издержек В.Радаевым, в моделях хозяйствования реального сектора Т.Долгопятовой, в сетевых структурах современного российского бизнеса С.Авдашевой. Процессы теневизации экономики ВПК и силовых ведомств изучаются Р.Рывкиной и Л.Косалсом. Неформальный аспект трудовых отношений на постсоветских предприятиях выявляют С.Алашеев, В.Кабалина, С.Кларк, И.Козина, П.Романов и др. Развитие теневой и криминальной экономик в контексте процесса глобализации исследует С.Глинкина.

Неформальная экономика – не только экономика предприятий, но и экономика повседневности для миллионов россиян. Еще в советские времена изучались бригады шабашников (М.Шабанова), сети блата (А.Леденева). В нынешних условиях тема неформального выживания стала особенно популярной. Роль неформальной экономической деятельности в повседневности петербуржцев раскрывается в исследованиях под руководством В.Воронкова, а неформальное хозяйствование российских крестьян изучают В.Виноградский, Е.Ковалев, А.Никулин, О.Фадеева, И.Штейнберг и др. Сетевые обмены между домохозяйствами исследовали О.Лылова, А.Пиховский, В.Столбов. Исследования неформальной экономики с точки зрения гендерного распределения ролей представлены И.Тартаковской, З.Хоткиной, а домашней экономики – И.Калабихиной, Е.Мезенцевой и др.

Особенно многочисленны исследования, фокусирующие внимание на неформальных взаимоотношениях с институтами власти. Формы теневого диалога с властью как населения, так и предпринимателей представлены в исследованиях А.Аузана, Л.Бляхера И.Клямкина, Л.Косалса, Э.Панеях, В.Радаева, Р.Рывкиной, Г.Сатарова, Л.Тимофеева и др.

Криминальная экономика России также не осталась незамеченной. Это, прежде всего, работы Л.Тимофеева (наркобизнес), В.Радаева (контрафактная продукция), В.Волкова (организованная преступность).

Систематизация исследований отечественных и зарубежных ученых в области неформальной экономики представлена в работах Ю.Латова, В.Радаева.

Традицию статистического учета неформальной экономики продолжают Н.Бокун, И.Кулибаба, П.Ореховский, А.Пономаренко и др.

Особенностью данного диссертационного исследования является, во-первых, попытка комплексного анализа различных сегментов неформальной экономики, субъектами которых являются индивиды, домохозяйства и предприятия, и, во-вторых, рассмотрение неформальной экономики с позиций экономической социологии, трактуя экономическое действие как действие социальное. Т.е. у данной диссертации есть тематическая и методологическая специфика. Тематическая специфика сводится к расширению проблематики, комплексному анализу различных сегментов неформальной экономики. Методологическая специфика состоит в сужении, конкретизации методологических рамок анализа, предпочтению экономико-социологического подхода. Неформальная экономика анализируется как мировое явление и как российский феномен.



Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования состоит в проведении экономико-социологического анализа неформальной экономики, а именно системном описании природы феномена, его структурно-институциональной основы и характера функционирования сегментов.

Для достижения данной цели предполагается решить следующие задачи:



  1. Проследить эволюцию исторических и методологических основ исследования неформальной экономики.

  2. Систематизировать методологические подходы к изучению сущности, сегментного строения, причин и последствий развития неформальной экономики.

  3. Выявить идеологическую специфику различных подходов к объяснению природы неформальной экономики.

  4. Определить структуру и институты неформальной экономики, их сегментную спецификацию.

  5. Провести сравнительный анализ сегментов неформальной экономики с точки зрения их функций, причин возникновения и социально-экономических последствий развития.

  6. Проанализировать эволюцию, пространственную специфику и ценностную приемлемость неформальной экономики в России.

  7. Описать характер функционирования российской неформальной экономики в разрезе ее сегментов.

Эмпирическая база диссертационного исследования. В данном диссертационном исследовании более доминируют логические схемы, нежели эмпирические расчеты. Вместе с тем в диссертации представлены результаты прикладных исследований, выполненных автором в рамках индивидуальных проектов и в составе исследовательских групп с 1998 по 2004 годы:

  • индивидуальный проект "Трансакционные издержки вхождения на рынок предприятий малого бизнеса" (Московский общественный научный фонд, 1998 г.);

  • коллективный проект “Реструктурирование сетей межсемейного обмена городских и сельских домохозяйств", рук. Т.Шанин и В.Радаев (INTAS, 1999-2001 гг.);

  • коллективный проект “Неправовые трудовые практики и социальные трансформации в России”, рук. Т.И.Заславская (Независимый институт социальной политики при поддержке Фонда Форда, 2000 г.);

  • коллективный проект “Акторы и интерпретаторы: модели легитимации новых социо-культурных практик в современной России”, рук. В.Качкин (Институт перспективных российских исследований им. Кенана, 2002 г.);

  • коллективные проекты “Издержки легализации в сфере электробытовой техники”, “Конкурентная ситуация и развитие рынков потребительских товаров”, “Масштабы серого импорта и контрафактной продукции на российском рынке потребительских товаров”, рук. В.Радаев (Институт “Общественный договор”, бизнес-ассоциации РАТЭК, АКОРТ и Содружество Русбрэнд, 2001-2003 гг.);

  • коллективный проект “Неформальные каналы регулирования трудовых отношений как ресурс управления в современных российских организациях”, рук. С.Барсукова (Российский гуманитарный научный фонд, 2003-2004 гг.).

Систематизация результатов этих проектов стала возможной благодаря финансовой и организационной поддержке Национального Фонда подготовки кадров (НФПК).

Теоретические и методологические основы диссертации. В диссертации представлен анализ неформальной экономики с позиции экономической социологии, что позволяет встроить экономическое действие в контекст социальной обусловленности поведения. Понимание экономического выбора между формальным и неформальным порядком как формы социального действия, т.е. субъективно мотивированного и ориентированного на окружающих, представляется наиболее широким полем для содержательного анализа. В этом случае мы имеем возможность увидеть в участнике неформальной экономике не паталогическую личность, не калькулирующий автомат и не послушного транслятора традиций. Скорее, речь идет о целой галерее типажей, чьи мотивы укоренены в социальном порядке, но не игнорируют и индивидуальные интересы, чьи стратегии сознательны, но в рамках социальных ограничений их реализации. Таким образом, диссертационное исследование выполнено в рамках экономико-социологического анализа, что не означает игнорирования теорий и методологии экономической школы.

В рамках экономической традиции изучения неформальной экономики особо отметим неоинституционализм (Д.Норт, О.Уильямсон), включая теорию трансакционных издержек, в т.ч. брачных отношений (Р.Полак), сетевой подход в экономической теории, а также неоклассическую теорию рационального выбора, включая “новую домашнюю экономику” (Г.Беккер). Социологическая традиция анализа неформальной экономики представлена множеством работ, теоретические и методологические основы которых разработаны в рамках социологии рационального выбора (Дж.Коулмен), теории домохозяйственных стратегий (Дж.Гершуни), субстантивистской социологии (К.Поланьи), теории социального капитала и сетевого доверия (А.Портес), концепции сетевой организации пространства (М.Кастельс), исследований нерегулярной занятости (Э.Мингиони), нелегальной деятельности (Э.де Сото) и эксполярной экономики (Т.Шанин), а также новой парадигмы роли государства в экономике (Ф.Блок).



Научная новизна работы.

Научная новизна отражена в следующих положениях:



  1. Разработана оригинальная сегментная схема неформальной экономики, включающая теневую, криминальную и домашнюю экономическую активность, а также реципрокные отношения обмена между домохозяйствами. Показана логика сегментирования неформальной экономики, основанная на диспозиции по отношению к формальным экономическим институтам: деятельность, осуществляемая с нарушениями формальных институтов хозяйствования (экономика “вопреки”), и деятельность, не предполагающая формальное регулирование (экономика “вне”).

  2. Показаны социально-экономические основы проблематизации неформальной экономики как объекта исследования (индустриальная экспансия западного капитала в страны с дешевой рабочей силой, обострение гуманитарных проблем и постиндустриальная сетевизация производства в развитых странах Запада). Выделены этапы изучения неформальной экономики - от неформального сектора развивающихся стран до неформальной экономики как совокупности хозяйственных форм, регулируемых неформальными институтами.

  3. Раскрыта сравнительная специфика моделей объяснения неформального экономического поведения в рамках различных идеологических парадигм. Социальная роль участника теневой экономики редуцируется к персонификации рыночной свободы (либерализм), нарушению социальных конвенций (консерватизм), разрушению государственной монополии на предпринимательство (социализм). Продемонстрирована дифференциация практических действий по регулированию неформальной экономики в зависимости от идеологической позиции власти: от возведения неформальной практики в ранг закона до жестких репрессивных мер.

  4. Выявлена структурная основа неформальной экономики в разрезе ее сегментов, специфицированных типом организаций, связей и капиталов: домашняя экономика представлена домохозяйствами, внутренние связи которых определяются культурным капиталом домочадцев; реципрокная экономика возникает в родственных и дружеских сетях, позволяющих накапливать социальный капитал; теневая экономика воспроизводится на основе административного капитала и представлена фирмами, составляющими деловые сети; криминальная экономика существует в виде преступных сообществ, мафиозно-клановые связи которых позволяют оперировать криминальным капиталом.

  5. Определена институциональная основа неформальной экономики. Институты рыночной неформальной экономики (теневой и криминальной) создают альтернативу формальным институтам прав собственности, управленческих схем и правил обмена, либо восполняют отсутствие формальных правил. Институты нерыночной неформальной экономики - домашней и реципрокной - определяют правила выбора партнеров, формирования ресурсной базы (способов и ролевой специфики ресурсообразования), экономического взаимодействия (совместной деятельности, обмена, дотационного иждивенчества) и легитимации привилегий (возрастных, гендерных, событийных).

  6. Проведен сравнительный анализ российской неформальной экономики узловых центров и внеузлового пространства. Показано различие целей и средств теневой экономики: от уклонения от закона во внеузловом пространстве до теневого участия в создании формальных правил в узловых центрах. Проанализировано различие целей и средств домашней экономики, которые варьируют от обеспечения базовых потребностей за счет натурализации быта и вынужденного увеличения продолжительности домашнего труда во внеузловом пространстве до индивидуализации потребления при достатке денежных средств в узловых центрах.

  7. Показана адекватность ценностной системы россиян нормам неформального хозяйствования. Теоретические подходы к анализу ценностной системы выделены с точки зрения природы детерминирующих факторов (геоклиматический, религиозный, исторический факторы).

  8. На основе методики case-study определен репертуар действий участников теневой таможенной практики. Ретроспективно выделены этапы процесса создания неформальных договоренностей государственных органов и бизнеса в связи с изменениями формальных институтов таможенной политики. Рассмотрены задачи, условия введения и результаты таможенного эксперимента как компромисса формальных и неформальных институтов регулирования бизнеса.

  9. Выявлена сравнительная специфика форм фиктивного и теневого рынка труда с точки зрения мотивации и рисков его участников. Определен механизм воспроизводства устного найма как взаимодействие государственной политики, российской экономической культуры и индивидуального опыта работников.

  10. Проведен сравнительный анализ альтернативных вариантов трудового кодекса с точки зрения использования мер прямого и косвенного воздействия на теневую занятость, что позволило трактовать профсоюзную логику легализации как прямую, а правительственную как косвенную. Обнаружено расхождение проекта власти и ожиданий работников относительно движущих сил и мер легализации. Эмпирически показана дифференцированная поддержка репрессивных и рыночных мер легализации промышленными рабочими и бюджетниками, с одной стороны, и работниками малого бизнеса и бесконтракными работниками, с другой.

  11. Раскрыта сущность и функции реципрокной экономики как нерыночного обмена дарами в рамках горизонтальной сети домохозяйств. Проведено сравнение реципрокности с товарным обменом и патрон-клиентскими отношениями с точки зрения статуса контрагентов, структурной основы и цели взаимодействия, формы капитала и механизма принуждения.

На эмпирических данных показана неэквивалентность сетевого обмена российских домохозяйств, а также материально-возрастная детерминация положения домохозяйств в континууме “донор – реципиент”. Определена качественная специфика сетевого обмена дарами (приоритет родственных связей, преимущества родственников жены, дифференцированная кредитная политика в зависимости от статуса контрагента, сезонные колебания сетевого обмена, соотношение видов сетевых трансфертов). Выявлена и объяснена ограниченность количественного анализа экономики дара.

  1. Выделены функции и характеристики домашней экономики в плановой, рыночной и переходной макроэкономических системах, характеризуемых дефицитом товаров, недостатком их индивидуализации и нехваткой средств у населения соответственно. Систематизированы способы измерения домашнего труда. Сопоставлены экономический и социологический подходы к объяснению ролевой дифференциации в домашней экономике.

Практическая значимость исследования. Полученные в диссертации результаты могут быть использованы для дальнейшего развития теоретических и эмпирических исследований неформальной экономики, а также в учебном процессе при преподавании дисциплин, тематически пересекающихся с проблемными областями неформальной экономики. Отдельные положения диссертации могут использоваться для выработки общих основ современной российской социально-экономической политики.

Апробация результатов исследования. Результаты диссертационного исследования нашли отражение в монографии (27 п.л.) и более 40 научных статей общим объемом свыше 44 п.л. По материалам диссертационного исследования были сделаны доклады на конференциях и дискуссионных семинарах:

  • ситуационный анализ “Какой Трудовой кодекс нужен России?” (Фонд Либеральная миссия, Москва, 4 мая 2001 г.);

  • конференция “Современная российская социология: преемственность и новаторство” (Институт социологии РАН, Москва, 15 октября 2001 г.)

  • международный симпозиум Интерцентра “Куда идет Россия?” (Москва, 17-18 января 2001 г.; 18-19 января 2002 г.)

  • международный семинар “Неформальная экономика в постсоветском пространстве: возможности исследования и регулирования” (Центр независимых социологических исследований, Санкт-Петербург, 31 октября – 1 ноября 2002 г.);

  • семинар серии “Социология рынков” (ГУ ВШЭ, Москва, 18 марта 2004 г.);

  • международная научная конференция “Конкурентоспособность и модернизация экономики” (ГУ ВШЭ, Москва, 6-8 апреля 2004 г.).

Содержащиеся в диссертации материалы неоднократно апробировались в рамках учебного процесса – в лекционном курсе “Социальные аспекты неформальной экономики”, прочитанном автором в 1999-2003 гг. для экономистов (магистратура) и социологов (бакалавриат) в Государственном университете – Высшей школе экономике (г.Москва), а также в Западно-Сибирском гуманитарном институте (г.Надым).

Статьи, посвященные проблемам неформальной экономики, признаны в числе лучших статей журнала “Социологические исследования” в 1999 и 2003 годах.



Структура работы. Диссертация состоит из введения, девяти глав, заключения и библиографии. Девять глав представляют три части диссертационного исследования.
Введение
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница