Анализ состояния и направления развития легкой промышленности




страница2/3
Дата30.04.2016
Размер0.51 Mb.
1   2   3

Развитие производства кожевенных материалов, повышение степени переработки и утилизации отходов кожевенного производства.

В 2005-2012 годы мировое производство готовых кож крупного рогатого скота росло в среднем на 1,3% в год. Доля развивающихся стран в их объеме увеличилась с 72% до 75%, а развитых – снизилась до 25 процентов. Объем легких кож крупного рогатого скота (далее – КРС) в этот период ежегодно сокращался на 0,5%

Динамика производства готовых овечьих и козьих кож была положительной со среднегодовым приростом в размере 0,6% в год. Распределение между развивающимися и развитыми странами практически не менялось и составляет 78% и 22% соответственно.

Крупнейшим импортером готовых кож в денежном выражении в 2011-2012 годы являлся Китай (17%), за ним следуют Гонконг, Италия, Вьетнам и Германия. Лидером по экспорту готовых кож в 2011-2012 годы выступала Италия с долей 25 процентов.

Предприятия кожевенной промышленности России на 99% работают на отечественном сырье, объемы которого в последние годы постоянно снижаются в связи со снижением поголовья скота и ростом экспорта кожевенного сырья.



По данным Росстата поголовье крупного рогатого скота в хозяйствах всех категорий за последние пять лет снизилось на 7% (с 20,7 млн. голов в 2009 году до 19,3 млн. голов в 2014 году).

Объем заготовки сырых шкур в 2014 году составил около 145 тыс. тонн (по данным Национальной мясной ассоциации). Официальная статистика по заготовке шкур КРС в Российской Федерации отсутствует.

Объем экспорта сырых шкур постоянно растет, в 2013 году по сравнению с 2012 годом он вырос на 73%, в 2014 году на 60,5% и составил 1,5 тыс. тонн.

В настоящее время более 50% выпуска шкур крупного рогатого скота (КРС) и около 40% овчины и козлины используется в производстве обуви, а остальное кожсырье - в изготовлении одежды, мебели и дорожных принадлежностей.

По данным Российского союза кожевников и обувщиков по результатам опроса предприятий кожевенной промышленности России в 2014 году ими переработано 115 тыс. тонн (на 11% ниже уровня 2013 года). С учетом того, что при максимальной загрузке мощностей годовая потребность в кожевенном сырье российских кожевенных предприятий составляет 220 тыс. тонн, дефицит сырьевых кожевенных ресурсов составляет 40%.

Использование импортного сырья практически невозможно, поскольку большинство стран активно защищает вывоз сырьевых ресурсов либо запретом, либо высокими пошлинами. Запрет на вывоз сырья и кожевенного полуфабриката введен в Индии, Аргентине, Новой Зеландии, Египте, Белоруссии и др. Высокие экспортные пошлины – в Украине, Китае, Эфиопии, Таиланде.

В России в августе 2014 года было принято постановление Правительства Российской Федерации от № 826 «О введении временного запрета на вывоз кожевенного полуфабриката с территории Российской Федерации».

По оценкам предприятий кожевенно-обувной подотрасли действие Постановления способствовало увеличению объемов сырьевых ресурсов для внутреннего потребления, сбалансированности внутреннего рынка и улучшению экономической ситуации в отрасли. Объем переработки кожевенного полуфабриката до кожи - краст вырос в 2,6 раза (с 11,6 млн кв. дм до 30,3 млн кв. дм). Решением Правительства этот запрет продлен на период с 25 мая по 25 ноября 2015 года.

Стратегической задачей Минсельхоза России должно стать увеличение поголовья скота, структурная модернизация отрасли животноводства и снижение потерь сырья после реализации скота на убой.



Российские кожевенные предприятия постоянно осуществляют модернизацию и техническое перевооружение (ежегодные объемы инвестиций составляют порядка 1,4 млрд руб. – данные Росстата). Инвестиционные процессы в отрасли привели к тому, что сегодня готовые кожи и изделия из кожи, производимые в России по конкурентоспособности не уступают аналогичным импортным, в результате чего рынки их реализации расширились. Многие виды кожтоваров успешно поставляются даже в такие развитые страны, как Италия, Германия, Австрия, Китай и другие.

Перспективой развития данного сегмента является:

- Экологизация производства кож и применение безхромовых методов дубления

- Переход на новую технологическую базу, основанную на развитии малоотходных и безотходных технологических процессов, совершенствовании организации производства и управления.

- Расширение ассортимента кож и аксессуаров из кожи для производства кожгалантерейных изделий и обуви

- Углубление интеграции и кооперации с отраслями-потребителями: в т. ч. автомобильные, мебельные, декоративные кожи

- Развитие российского обувного производства и углубление локализации

Основные направления государственной политики в этом сегменте:

- стимулирование развития отечественной сырьевой базы:


    • Субсидирование увеличения поголовья скота и повышения качества заготовки шкур

    • Применение гибкой таможенно-тарифной политики

- стимулирование повышения степени локализации в производстве автокомпонентов

- стимулирование переработки отходов кожевенного производства и внедрения новых технологий по повышению экологической безопасности производства

- сохранение госзаказа на отечественную обувь, усиление работы с госзаказчиками, в том числе с точки зрения внедрения новых видов продукции и пересмотра технических условий

- Развитие производства кожевенных материалов и повышение степени их переработки для легкой промышленности к концу 2025 года может создать около 2 тысяч новых высокопроизводительных рабочих мест и обеспечить налоговые поступления в объеме 0,8-2 млрд. руб. Совокупный оценочный объем требуемых инвестиций – 2-5 млрд. руб.



    1. Создание благоприятных условий для локализации производства одежды и обуви

Азия – регион, обеспечивающий швейной продукцией весь мир. Несмотря на перемещение производства внутри региона в страны Юго-Восточной Азии с более низкой стоимостью труда (Бангладеш, Камбоджа, Вьетнам), Китай остается крупнейшим экспортером швейной продукции в мире, который обеспечивает 42% импорта в Российскую Федерацию. Крупнейший партнер России – страны Евросоюза. На ЕС приходится 45% всего импорта швейной продукции в нашу страну.

Доля импорта в швейном производстве составляет около 60% в ценах производителей. Растущий рынок одежды обеспечивается, прежде всего, продукцией, произведенной за пределами России. Незначительный рост доли локального производства в течение последних 2-3 лет обеспечен развитием производства спецодежды.

Швейная промышленность Российской Федерации фрагментирована, на долю крупнейших производителей приходится не более 25% объема производства. Занятость в отрасли сокращается в среднем на 11% в год и на данный момент составляет около 250 тыс. человек и продолжает снижаться.

Конкурентоспособность в швейном производстве складывается из трех факторов:



  • Доступ к дешевой и производительной рабочей силе (20% себестоимости)

  • Доступ к материалам (50% себестоимости)

  • Доступ к рынкам сбыта

Даже в условиях замедления экономики и ослабления рубля, стоимость эффективной рабочей силы (затраты на труд с учетом разницы в производительности) в Российской Федерации сравнялась с Китаем, но все еще несопоставима с Юго-Восточной Азией. Основная возможность конкуренции в этом сегменте – развитие производства продукции с относительно низкой долей ручного труда – трикотажных изделий, базовых футболок, ветровок и т.п. Примером может являться рынок домашнего текстиля - он является наиболее конкурентным швейным производством в России, обслуживая, в том числе, и международные компании в роли контрактного производителя. К 2025 году объем производства домашнего текстиля может увеличиться на 40-50 млрд. руб. Еще одним драйвером роста швейного производства является растущий рынок спецодежды (рассмотрен далее более детально). Благодаря сохранению уже существующей высокой доли локализации производства спецодежды – развитие рынка обеспечит к 2025 году прирост швейного производства в объеме около 70 млрд. руб.

Одним из инструментов развития швейного производства может являться производство в рамках государственных заказов (например, спецодежда). Искусственное ограничение конкуренции с мировыми поставщиками помощью государственного заказа может стимулировать ускорение создания современной инфраструктуры в России. Повышение производительности труда и качества выпускаемой продукции за счет модернизации оборудования и обучения персонала может позволить снизить эффективную себестоимость труда в России на 20%.

Сокращение сроков поставок играет важную роль для некоторых сегментов рынка одежды (прежде всего, модной одежды низкого и среднего ценового сегмента).

Средние сроки поставки из Китая при условии доставки морем – около 8-10 недель. При производстве в России сроки можно сократить до 3-4 недель. Для модной одежды, где быстрая реакция на запрос рынка критична, контрактное производство в России может обеспечить дополнительные преимущества:



  • реализация большего объема партии без дисконта (т.е. увеличение средней цены продажи) за счет возможности более точно планировать заказы;

  • повышение оборачиваемости запасов и сокращение нереализованных запасов за счет повышения точности планирования заказов;

  • сокращение требуемых резервов оборотного капитала благодаря возможности заказа более мелкими партиями.

Таким образом, эффективная себестоимость производства в России может оказаться сопоставима или даже ниже себестоимости производства в Азии и доставки в Российскую Федерацию. В некоторых случаях, эффективная себестоимость российской продукции может оказаться ниже азиатской на 10-15%.

Существенным ограничением для развития российской швейной промышленности является традиционная ориентация российской легкой промышленности на натуральные материалы, доля которых сокращается. Развитие производства синтетических текстильных материалов, предусмотренное в рамках Стратегии, позволит частично решить проблему доступа к сырью.

Для международных брендов, размещающих заказы по всему, миру еще одним определяющим фактором является соответствие международным стандартам качества продукции. С учетом наличия собственного крупного рынка и близости к Европейскому рынку, при обеспечении достаточного уровня качества в Российской Федерации, рынок контрактного швейного производства в России к 2025 году может достичь 80-100 млрд. руб. в ценах производителя.

Стратегия развития швейного производства – локализация продукции с низкой долей ручного труда из доступных материалов. Основные меры государственной политики:



  • Создание выгодных условий для контрактного производства крупных иностранных компаний в Российской Федерации для локального рынка

    • Создание льготных условий для иностранных и российских брендов, частично локализовавших производство

    • Использование механизмов, заложенных в Федеральном Законе №488-ФЗ от 31.12.2014 г. «О промышленной политике в Российской Федерации, включая специальные инвестиционные контракты

    • Использование действующих механизмов поддержки реализации инвестиционных проектов, предусмотренных подпрограммой № 4 «Легкая промышленность и народные художественные промыслы» государственной программы «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности», утвержденной Распоряжением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2014 г.
      № 328

    • Использование механизмов предоставления государственных гарантий

    • Привлечение финансирования из Фонда развития промышленности (сумма займа до 500 млн. рублей, до 80% предельно допустимой доли может быть использовано на приобретение технологического оборудования и расходов, связанных с его введением в эксплуатацию

    • Использование механизмов утвержденной Агентством кредитных гарантий Программы стимулирования кредитования субъектов малого и среднего предпринимательства

    • Внедрение международно-признанных систем управления качеством

  • Стимулирование спроса B2B/B2G рынка на спецодежду

    • усиление регулирования производственной безопасности и охраны труда

  • Переориентация швейного производства на синтетические материалы по мере появления сырьевой базы, модернизация и развитие производственной базы. В первую очередь, поддержка предприятий, производящих продукцию с относительно низкой долей ручного труда

Таким образом, совокупный объем отечественного швейного производства в Российской Федерации к 2025 году составит 540-560 млрд. рублей (в ценах производителей), что будет соответствовать 50% локализации. Оценочный объем требуемых инвестиций в отрасль – 80-100 млрд. рублей, может быть создано до 150-170 тыс. новых рабочих мест. Развитие швейной промышленности добавит 0.06% к ВВП и обеспечит 80-100 млрд. руб. налоговых поступлений.

Мировой рынок обуви оценивается в 260 млрд. долл., темп роста за последние 5 лет составил 3.5%. Китай, США и Индия являются крупнейшими обувными рынками. Удельное потребление обуви в России гораздо ниже уровня развитых стран. Китай является крупнейшим экспортером обуви и обслуживает все основные мировые рынки.

Основные драйверы роста российского рынка обуви – увеличение удельного потребления обуви на человека и повышение средней стоимости пары. Россия сильно отстает в потреблении обуви от развитых стран (3 пары в год в России против 5-6 в Европе и 7-8 в США). К 2025 году этот показатель может возрасти до 4 пар на человека. Средняя цена пары к 2025 году может увеличиться с 1200 до 1500 рублей в текущих ценах. В 2014 году оценивается в 0.7 трлн. руб.

По аналогии со швейным производством, основными факторами, определяющими конкурентное преимущество производителя, являются доступ к дешевой и производительной рабочей силе, доступ к материалам и функциональным компонентам обуви (стелькам, колодкам, фурнитуре и т.д.), а также доступ к рынкам сбыта.

Доля стоимости труда в обувном производстве чуть ниже, чем в швейном, однако основной проблемой для российских обувных производителей является сложности с доступом к материалам и функциональным компонентам.

Себестоимость производства обуви в России в 1.5 раза выше, чем в Китае: Стоимость компонентов на 35% дороже, так как они импортируются из Китая по завышенным ценам из-за малых объемов заказа. Эффективная стоимость труда в России в 2 раза дороже, чем в Китае.

Возможности снижения эффективной себестоимости за счет сокращения сроков поставки в обувном производстве возможны только при обеспечении быстрого доступа к материалам и компонентам – необходимость их импорта из Азии не позволяет достичь российским производителям преимущества по срокам. Одним из возможных инструментов решения проблемы с компонентами может также стать создание закупочных союзов – консолидация заказов на компоненты может снизить их стоимость на 20%.

По аналогии с сегментом технического текстиля, обувное производство в мире развивается в формате кластеров / индустриальных парков, с большим количеством узкоспециализированных игроков. Это позволяет достичь экономии на масштабе и получить гибкие возможности доступа к материалам и компонентам.

Стратегия развития обувного производства – консолидация и развитие в рамках индустриального кластера. Основные направления государственной политики:


  • Поддержка создания производственной инфраструктуры в рамках кластера:

    • Поддержка создания производственного кластера крупными обувными производителями и СМБ для достижения экономии на масштабе и синергетических эффектов

    • Поддержка модернизации производства для повышения производительности труда

  • Обеспечение выгодного доступа производителей к функциональным компонентам:

    • Поддержка создания закупочных союзов функциональных компонентов

    • В дальнейшем, поддержка частичной локализации производителей компонентов в рамках обувного кластера

Совокупный объем отечественного обувного производства в Российской Федерации к 2025 году может достичь 270-280 млрд. рублей (в ценах производителей), что будет соответствовать 60% локализации. При этом до 20% прироста производства обуви обеспечит специальная и защитная продукция.

Оценочный объем требуемых инвестиций в отрасль – 80-100 млрд. рублей, может быть создано до 30-50 тыс. новых рабочих мест. Развитие швейной промышленности добавит 0.05% к ВВП и обеспечит 32-48 млрд. руб. налоговых поступлений.

Совокупный эффект от развития швейного и обувного производства в Российской Федерации составит 0.11% ВВП (0.06% эффект от развития швейного производства, 0.05% - от обувного). Совокупный объем требуемых инвестиций – 160-200 млрд. руб. Будет создано 160-200 тыс. новых рабочих мест. Ожидаемый объем налоговых поступлений к 2025 году – 114-152 млрд. руб.


    1. Брендинг и дистрибуция

Рынок дистрибуции одежды и обуви составляет около 1.2 трлн рублей (продукция легкой промышленности в оптовых ценах / ценах дистрибуторов). 90% этого рынка приходится на российских поставщиков западных брендов, часть добавленной стоимости которых в итоге покидает российскую экономику.

С учетом опережающих рынок одежды и обуви темпов роста экономики, основная задача в этом сегменте – поддержать высокую локализацию дистрибуторов за счет снижения доли незаконного импорта и контрафакта продукции, а также поддержки развития отечественных брендов. По оценкам экспертов, доля незаконного оборота товаров легкой промышленности не менее трети всего оборота. В рамках плана реализации Стратегии, а также в рамках Стратегии развития торговли предусмотрены меры по борьбе с теневым сегментом рынка.

Россия заметно отстает от развитых стран с точки зрения доли брендированной одежды и обуви на рынке. Основной причиной является значительная доля неорганизованного формата розницы и низкого располагаемого дохода в регионах. Доля международных брендов составляет около 10%, отечественные бренды занимают около 8% рынка. Ожидаемая доля брендов к 2025 г. может достичь 50%, половина может приходиться на российские.

Основной фокус государственной политики должен быть направлен на:



  • Создание инфраструктуры и механизмов стимулирования инноваций и предпринимательства для отечественных брендов одежды и обуви

  • Повышение конкурентоспособности отечественной продукции на российском рынке – поддержка развития отечественных брендов, внедрение системы контроля качества

  • Минимизацию «серого импорта», нелегального производства и оборота товаров легкой промышленности на потребительском рынке

В рамках плана мероприятий по реализации Стратегии направления поддержки приведены более детально.

С учетом эффективной реализации мероприятий по борьбе с контрафактом и развитию отечественных брендов возможно сохранить текущий вклад сегмента в ВВП.

Одним из основных драйверов роста в этом сегменте является растущий рынок спецодежды – по оценкам экспертов 90% этого рынка реализуется по B2B и B2G каналам продаж. В 2012 году рынок оценивался в 75 млрд. руб. и должен достичь объема 221 млрд. к 2021 году. Основные драйверы роста – ужесточение требований производственной безопасности и, как следствие, повышение средней укомплектованности с 65% до 90-100%. Кроме того, расходы на спецодежду на одного работника в России существенно ниже, чем в развитых странах – 2000-3000 рублей на человека, в то время как в Европе – 325 евро. Сопоставимые показатели в России сейчас есть только у нефтегазового сектора. Рынок спецодежды уже высоко локализован и его дальнейшее развитие позволит создать дополнительный объем швейного и обувного производства. Совокупный эффект от развития рынка спецодежды составит 0.04% ВВП.

Для успешного развития рынка спецодежды необходимо существенное ужесточение норм безопасности и охраны труда, а также контроля их соблюдения. Кроме того, российские производители спецодежды имеют потенциал для экспорта своей продукции. Важный критерий – соответствие продукции международно-признанным стандартам качества. Внедрение систем менеджмента качества также положительно скажется на развитии швейного производства и повысит привлекательность России как потенциального контрактного производителя.



  1. Возможные инструменты и механизмы государственной поддержки развития отрасли

Реализация Стратегии предполагает реализацию масштабных мероприятий в различных сферах и потребует активной государственной поддержки. При разработке Стратегии был учтен успешных опыт других стран, которые могут служить ориентиром для России в вопросах развития легкой промышленности.

Страны БРИК и Турция поддерживают производство традиционных продуктов, ЕС – инновационных. Для развития массового производства основными инструментами поддержки являются субсидирование и налоговые льготы. Для развития инноваций основными инструментами поддержки являются субсидии (гранты) и поддержка инфраструктуры в рамках создания и развития кластеров / индустриальных парков.

Например, государственная программа Китая направлена на обновление устаревших производственных мощностей, увеличение энергоэффективности и производительности, развитие технологических инноваций и бренд-менеджмента в отрасли, стимулировании переноса производственных мощностей на северо-восток страны. Основными инструментами являются субсидии и налоговые льготы.

Кроме того, в Китае существуют отдельные региональные политики развития экономики. Для каждой провинции вырабатывается своя политика развития и планы поддержки отраслей и промышленных кластеров в рамках принятых общегосударственных мер. В 2003 году Китай разработал стратегию возрождения старых промышленных баз Северо-востока и Северо-запада страны, признанную ускорить социально-экономическое развитие региона и перемещения производственных мощностей в эти регионы. Например, в Синьцзян-Уйгурской провинции создан фонд модернизации и развития текстильной промышленности с ежегодным бюджетом ~3.1 млн. долл. Кроме того, в провинции действует освобождение от уплаты налогов - локального подоходного налога на 5 лет, налога на собственность и землю на 5 лет для крупных компаний, налога на прибыль убыточных компаний на 2 года после первого прибыльного года.

В провинции Фунзянь акцент делается на стимулирование инновационной маркетинговой деятельности: предоставляются субсидии до 7 млн. долл. при условии достижения заданных показателей в развитии розничной сети в зависимости от размера предприятия.

После поддержки модернизации производства (до 2010 года) Китай сфокусировался на развитии инновации в текстильной промышленности. Основные цели до 2020 года - стимулирование национального потребления и укрепление страны на мировом рынке, развитие технологических инноваций и бренд-менеджмента, сокращение устаревших производственных мощностей, рост энергоэффективности и производительности, перенос производственных мощностей в центральные и западные регионы страны.

Основные задачи индийской программы развития отрасли - модернизация массового производства и уменьшение ручного труда (увеличение производительности), развитие квалифицированной рабочей силы и новых рабочих мест, достижение высоких показателей качества и дизайна, развитие кластеров технического текстиля. Бюджет стратегии на 5 лет – 2 млрд. долл. в год (2.3% от отрасли). В 2012 году объем кредитов в отрасли составил 7.8 млрд. долл. (выдано субсидий на 0.3 млн. долл., 4% ставки).

Индия в 2011 году разработала стратегию развития текстильной отрасли, включая 20 подпрограмм по сегментам. Ключевые задачи стратегии - создание высокотехнологической и конкурентоспособной на международном рынке отрасли, создание большого количества рабочих мест в отрасли и доступность квалифицированных кадров, увеличение доли Индии на международном рынке текстиля, достижение высоких показателей качества и дизайна в традиционных для Индии сегментах текстиля с сохранением культурного наследия, достижение максимальной добавленной стоимости во всех сегментах текстильной отрасли, увеличение вклада текстильной отрасли в ВВП страны, занятности и валютных поступлений.

В Индии ~75% бюджетных средств уходит на субсидирование процентных ставок для проектов модернизации. Кроме того, развита система выдачи грантов на проекты развития инфраструктуры: кластеров, бизнес инкубаторов и экологии. В среднем, государством финансируется около 50% проекта.

Отдельное внимание в госпрограмме Индии уделено техническому текстилю с акцентом на НИОКР и продвижение продукции. Создание необходимой инфраструктуры в рамках развития существующих и создания новых «Центров передового опыта» финансируется за счет грантов. В рамках поддержки локального производства и экспорта осуществляется консультационная и организационная поддержка, поддержка продвижения продукции, субсидирование участия компаний в международных выставках, а также государственные заказы на разработку новых продуктов с целью импортозамещения.

Среди целей турецкой стратегии - поддержка малого и среднего бизнеса, развитие институтов дизайна и уход от ОЕМ модели контрактного производителя, развитие турецких брендов и торговой марки «Сделано в Турции» на европейском рынке. Пример успешно реализуемой программы - Развитие товарного знака «TURQUALITY®». Среди инструментов, предусмотренных турецкой программой поддержки: субсидирование процентных ставок по кредитам, субсидирование операционных затрат, предоставление налоговых льгот (в т.ч. освобождение от уплаты НДС и таможенных пошлин, снижение ставки налога на прибыль), а также финансирование получения профильного образования.

Бразилия занимается поддержкой собственных производителей хлопка и продвижением бразильских брендов одежды на международном рынке. Сумма просубсидированных кредитов за 8 лет – 4.4 млрд. долл. (6% от отрасли). Среди основных инструментов поддержки - субсидирование процентной ставки по кредитам, предоставление на аукционах гарантий при покупке фьючерсов на поставку сырья по фиксированной цене, субсидирование покупателей сырья. Кроме того, бразильские власти осуществляют субсидирование затрат на маркетинг и содержание торговых точек и финансирование участия компаний в международных выставках.

Основное направления поддержки отрасли в Евросоюзе - финансирование проектов по созданию новых текстильных продуктов и расширению применения технического текстиля в других отраслях. Активно применяются гранты (до 30% финансирования проекта), ежегодный государственный бюджет в текстильном кластере достигает 5 млн. евро.

Среди основных инструментов поддержки - выдача грантов на разработку новых технологий и продуктов, финансирование инфраструктурных проектов в кластерах (в т. ч. создание центров коллективного доступа и развитие инженерной и транспортной инфраструктуры, жилищного строительства) и организационная поддержка. Последнее включает в себя разработку стандартов и сертификатов продукции, консультационную поддержку, правовую поддержку проектов, поиск технических, коммерческих и финансовых партнеров, организацию финансирования проектов, информационное обеспечение, развитие внутренних и внешних связей кластеров, продвижение и маркетинговые коммуникации.

Примеры успешной реализации программ поддержки в ЕС:


  • «Up-Tex» кластер технического текстиля в Нор-Па-де-Кале (более 190 компаний-резидентов) во Франции. За 3 года было рассмотрено 43 проекта, принято – 31. Объем финансирования – 55 млн. евро (~30% из гос. фондов)

  • «Neckar-Alb» кластер технического текстиля (более 220 компаний и 15 тыс. сотрудников) в Германии

  • «Techtera» кластер технического текстиля в Рон Альпах (более 150 компаний-резидентов) во Франции. За 4 года было одобрено 80 проектов. Объем финансирования – 76 млн. евро (~45% из гос. фондов)

  • «EuroClusTex» текстильный кластер в Испании и Португалии. Бюджет на гранты – 353 млн. евро (~75% из Европейского фонда регионального развития)

Еще одним из инструментов стимулирования спроса на рынке и локализации производства может служить механизм государственного заказа, устанавливающий требования по наличию локальных поставщиков с локализованным производством. Этот инструмент активно используется во всем мире.

Например, Страны НАТО могут закупать форму у стран, которые не попали под официальное эмбарго НАТО, не пренебрегли международными конвенциями, не находятся под контролем коммунистов. При обосновании необходимости страна может заказать изготовление формы у конкретного поставщика.

Американским законодательством предусмотрена покупка товаров для военных нужд, только полностью произведенных в стране (United States Code, Title 10, Section 2533), 100% парадной и полевой формы произведено внутри страны из американских тканей.

В Китае для каждого рода войск существует стандартная форма, которая изготавливается только на отечественных предприятиях, заказы распределены между ключевыми швейными фабриками.

В Российской Федерации государственный оборонный заказ также накладывает требования локализации производства готовой продукции, но и использования отечественного сырья.

Практика государственных заказов, применяемых в обороне, может быть распространена на многие сегменты отрасли, в которых участвуют госкомпании – в частности, медицину, промышленность, строительство, и т.д.



При подготовке политики развития каждого сегмента и плана реализации Стратегии был учтен как передовой международный опыт, так и существующие эффективные инструменты государственной поддержки в Российской Федерации.
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница