Александр Вольверѝн




страница1/8
Дата29.04.2016
Размер1.36 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8
Александр Вольверѝн

Том I
«Крах трейдера»

Москва

2012 год


Предисловие
История навсегда запомнит имена тех немногих, кто вернулся обратно живым… И быстро придаст забвению тех, кто не вернулся.
Говорят обещанного, нужно ждать три года. Так и случилось с этой книгой. Первоначально, я даже не планировал, что событие одного дня, которое мой наставник советовал оформить в виде «письма опального трейдера», заставит меня встряхнуть пыль с архивов памяти. Первые 13 частей были написаны по горящим следам от того события, что заставило меня переоценить свое шаблонное мировоззрение и по новому взглянуть на обыденные вещи. Следующие пару частей должны были быть завершающими, однако, встал главный вопрос – «что ты сделал?». И что ты сделал, Александр? Написал мемуары о своих неудачах, которые случаются с 95% трейдерами, кто перешагнул рубеж пятилетнего торгового опыта? Чего ты добился в этой жизни, что можешь показать своим примером? Рассказывать грустные истории может каждый, а вот сделать выводы, переродиться заново и словно Феникс восстать средь тех, кто давно похоронил тебя на кладбище трейдеров – для этого требуется время, упорство, мужество признать свои ошибки. Очень просто расписать десять лет трейдерского пути – другое дело, это прожить эти десять лет, перенести бурю эмоций, понять, что каждое падение, это испытание для чего-то более важного в этой жизни. Мне просто не хотелось заканчивать книгу жалкими оправданиями своей несостоятельности. Но более всего, мне не хотелось, чтобы эта точка в книге, стала поворотным моментом в моей жизни, когда я готов был признать поражение и уйти в никуда.

Уникальность человеческой личности обретается благодаря каким-то свершениям. Я знаю, что я за этот период добился достаточно много, чтобы подвести промежуточные итоги. За год я стал лучшим региональным преподавателем у крупнейшего валютного брокера в России и СНГ. В мае 2015 года исполнится ровно год, когда я в живую веду аналитику и даю сделки, за которые держу ответ рублем. Я смог предвидеть надвигающийся кризис за долго, как его признали в правительстве и успел оповестить об этом всех моих слушателей. Я неплохо выступил на конкурсе Лучший частный инвестор 2014 – 87,8 % (Alexander_W) смог полностью формализовать торговую систему и, в течении уходящего года обучить за бесплатно несколько десятков трейдеров. И самое главное – своими публичными успехами, я заручился доверием своих первых инвесторов, с которыми с 1 марта 2015 года приступил к новому витку своего трейдерского пути – управляющего частными активами.

Я не вижу будущее, не люблю заниматься гаданием и отвечать на частые вопросы «а что сейчас делать?». Будет час, будет вход, будет сделка, сделанная по системе. Я определю риски и буду извлекать оптимальную прибыль. Ведь все, что я могу контролировать – это риски и бесценный первоначальный капитал, который и является основой для дальнейших свершений. Я до конца был уверен, что нужно постичь некое знание, которое с опытом придет, выходящее за рамки всех книг, которое позволит меня причислить к лиге трейдеров.

Перед тем, как мы приступим, я хочу поблагодарить тех людей, которые внесли неоценимый вклад в мое развитие. Не только как трейдера, но и как человека. Искренне прошу меня простить, если кого-то пропущу. Я благодарен Вам мои друзья, что шли со мною по пути. Я благодарен Вам, мои враги, что научили жить.



Отец – спасибо, что поддерживал все мои начинания до и после Краха. Эту книгу я посвящаю тебе, ведь если у меня не было бы в жизни такого живого примера – я не знаю кем бы я сейчас был.

Супруга Елена – спасибо за то, что появилась в моей жизни, когда у меня ничего не было и с твоей помощью я становлюсь каждый день лучше. Люблю тебя.

Александр Герчик – спасибо тебе, за то, что открыл ширму обучения начинающих трейдеров. Я тогда немного не понимал той грусти в глазах, что ты испытывал порой за студентов. Теперь я знаю, что это за чувство, чувство ответственности за тех, кого отправляешь на бойню. Ведь ты заранее знаешь, что из многих останутся лишь несколько, кто выживет.

Спасибо, что ты тот человек, которого я могу назвать другом, который помог в трудную минуту и до сих пор подаешь пример человечности.



Полковник Карпенко – спасибо Вам за небо. Жаль, что Вы ушли так рано. Я не успел сказать спасибо…

Александр Чеснов – спасибо, что был моим другом, до поры до времени. Я уверен, придет время, и ты сможешь переоценить мои действия и поймешь, что я действовал только во благо. А вся ненависть ко мне - это плод твоих ошибок и твоего упрямого характера.

Станислав Щукин и Антон Галицын – мои школьные друзья, что были со мной, когда я был на плаву и забыли, как только пришлось погружаться. Что кинули на деньги, прощаю, это ведь всего лишь деньги. Жаль, что лишь они стали индикатором прочность нашей «дружбы».

Александр Леонтьев – спасибо тебе за твою помощь и прости, что подвел тебя. В будущем, я уверен, я сполна расплачусь за свою ошибку. Спасибо, что показал, что дружба – важнее денег.

Иван Бородин – я понял, что строить бизнес с теми людьми, кто выдумали их у себя в голове и не умеют возвращаться в реальный мир, занятие убыточное. Спасибо, за хороший пример золотой молодежи за тридцать.

Алексей Короткевич – за то, что можно ошибаться и прощать. За монументальность идей – если чего-то очень сильно хочешь, то поэтапно, этого можно добиться. За то, что всегда верил в меня.

Юрий Дернов – за техническую поддержку в торговле и человеческое отношение в работе. Уверен, когда-нибудь познакомимся лично.

Сергей Кудрин – за то, что всегда был со мной и горести и в радости и не показывал действительную цель нашей дружбы.

Корякин Павел – спасибо, что руководили мной в лейтенантские годы и были образцовым начальником. Вы привили мне тягу к изучению всего нового и доскональной работе над начатым делом.

Андрей Кузнецов – за то, что дал понять, как трезвость ума важна для человеческого облика.

Рустам Мингазов – за безупречную поддержку и помощь в торговле на западных площадках.

Андрей Лобода – за то, что меня знает и Яндекс и Google.

Дмитрий Пригоровский – за то, что научили правильно писать.

Шлык Юрий – за наставничество во время службы и после. Если бы у меня не было отца, я бы хотел, что бы этим человеком были бы Вы.

Моим студентам – Мартынову Андрею и Дмитрию Огородникову, за то, что не подводите меня. И всем остальным, кто на моих ошибках смог научиться профессиональной торговле.

Спасибо, что с Вами я смог стать совершеннее.

Пролог
«Падают не потому, что бессильны, а потому, что переоценивают свои силы».

Монже
16 апреля. Год 2012. Время - 19:10:02
Это был обыденный, весенний вечер, согретый теплотой апрельского солнца. В воздухе витал приятный аромат вечернего города, перемешанный с чуть уловимыми нотками только-только распускающихся цветов, что в купе со слегка холодящим, морским бризом, создавало слегка пьянящее настроение. Люди не спеша шли после работы и, глядя на их безмятежные лица, совсем нельзя было сказать, что они выглядят уставшими. Отдельные, особенно чувствительные к высоким температурам личности, во всю уминали мороженное, прячась в тени высоких крон деревьев. Другие же, вальяжно развалившись на лавочках, впитывали каждый лучик, благосклонно отпущенный светилом. Изредка, вечернюю тишину нарушали пронзительные крики кошек, раньше всех почуявших приближение теплой поры. Всю эту идиллию дополняли пока редкие, но концентрирующие на себе внимание, оголенные ноги барышень, спешно переодевающиеся в мини-юбки. Да, в этот маленький городок, типичный для славного Юга России, пришла весна. Но, со всей уверенностью можно сказать, что, для одного человека, вся это палитра эмоций, совсем не имела значений, она, был где-то там, совсем не за толщей трёхслойного стеклопакета, который стоит только распахнуть и стать частью этой весенней гармонии, а где-то в потусторонней реальности…

Проектировщик этого здания совсем не заботился о дальнейшем проживании жильцов. Помимо двух маленьких окон, которые обычно ставят на чердаках частных домов, из других источников света имелась лишь большая декоративная люстра, могуче возвышающаяся над присутствующими в этой комнате. Однако при всем ее, кажущейся со стороны величии, свои функции выполняла она отнюдь паршиво. Видимо дизайнер, увлеченный создания произведения искусства, напрочь забыл, о ее первоочередной цели и оставил только один единственный цоколь. Гениальности этому произведению дополняло то, что сие творение раз в неделю благополучно сжигало лампочки более 100 ват, а ныне модные энергосберегающие были ей совсем чужды. Данное обстоятельство, после захода солнца, создавало в помещении обстановку полумрака, которое бы идеально подошло бы для съемок какого-нибудь очередного фильма ужасов. В центре большого деревянного стола, устеленного белоснежной скатертью с утра собирал комнатную пыль ноутбук. Впрочем, белоснежной ее назвать можно было с натяжкой. Виной этого были осадки пепла, которые благополучно покинули пепельницу, после резкого порыва ветра, а так же пара пятен от Кока-Колы, которые, с пугающим шипением, спешно мигрировали из недавно открытой банки. На мониторе застыла картинка, отражающая лимиты открытых позиций, после недавно прошедшего клиринга, которая ясно давала понять, сидящему напротив хозяину данного венца инженерной мысли конструкторов фирмы Sony, что на этот раз чудо не произошло…


Часть первая – Начало
«Начало – половина целого».

Пифагор
Декабрь 2011 года.
«Как же меня достали, эти Ваши коррумпированные, потешные войска. У меня уже нет сил, пытаться что-то всем доказывать и объяснять. Ведь как не крути, истинна всегда останется лишь в истории тех, кто видел, а акт ревизии все стерпит. Я устал...»- данная фраза, была завершающей и, наверное, определяющей, в беседе с первым заместителем, который еще раз, перед оставлением своей резолюции на моем рапорте, уточнял у меня, действительно ли я собираюсь положить погоны на полку и завершить свою офицерскую карьеру. За чередой бесед с ним, мы уже нашли общее понимание в сложившейся ситуации и в его глазах я отчетливо видел молчаливое согласие с моими доводами. Передавая мне листок, ставящий точку в мой, почти восьмилетней карьере военного человека, он пожелал мне удачи, в моем дальнейшем пути. Пути который я выбрал совершенно случайно.

Начало этой истории отправляет нас в 2005 год, в один из летних дней, где я, уже нашив вторую «птичку» на парадный мундир направлялся на родину, где праздно планировал отметить свой отпуск. За окном купейного вагона уже проносились приятные глазу Донские степи, которые сменили хвойные пейзажи северных окраин. На маленьком столе, в такт вагонных колес, игриво постукивала о стекло металлическая ложка, свободно болтающаяся в осушенном до дна стакане чая. В оживленной беседе с попутчиком по купе, который по воле случая оказался офицером запаса, ушедшего из армии после развала Советского Союза, я с гордостью рассказывал о выбранном своем жизненном пути, пути человека в погонах. С каждой новой фразой я озарялся гордостью службы. Рассказывал о том, как сейчас служится в современной России, а так же множество смешных, а иногда нагоняющих тоску армейских историй. За бутылкой, специально припасенного к данному случаю пятизвёздочного «Кизлярского», наша оживленная беседа проходила в расслабленной форме и, ближе к полуночи, истребив все мои и соседские запасы горячительных напитков, мой сосед, может быть в виду возраста, а может всему виной его утренний перелет из Хабаровска в Москву, решил отойти ко сну. Одновременно с этим событием поезд замедлил ход, а вскоре плавно покачнулся, знаменуя очередную остановку на данном пути. Помутненный рассудок принял решение отдышаться свежим воздухом на перроне. Во время перекура, мой взгляд остановился на ближайшем из трех, слабоосвещенных редкими фонарями, ларьке, которые всегда, по прибытию поезда резко оживали в ожиданиях очередной наживы на перепродаже все чего ни было втридорога. Подойдя поближе, что бы ознакомиться с ассортиментом, аккуратно выставленным на витрине, мое внимание привлек свежий номер «мужского журнал» с загорелой пышногрудой блондинкой, мило улыбающейся с глянцевой обложки.

Уже в вагоне поезда я разочаровался в совсем недавно совершенной сделке. Масса рекламных вставок и замудренных текстов не имели ни чего общего с моими ожиданиями. Небрежно откинув журнал на верхнюю полку, я выключил прикроватный свет и погрузился в объятия Морфея.

Утро началось для меня ближе к обеду. Продирая заспанные глаза, я с радостью обнаружил, что мой попутчик «по-отцовски», прикупил на ближайшей станции пару банок пива. И хотя, за время его пребывания в душном купе, оно ожидаемо нагрелось, я с жадностью, одним глотком осушил половину тары – утро добрым, все-таки бывает. Приходя в сознание, я заметил, что мой попутчик пристально изучает содержимое моей вчерашней покупки. Поинтересовавшись, что же такого полезного, он нашел в этой мукулатуре, он протянул мне центральный разворот, дополняя фразой – «Вот, умеют же люди деньги делать». На двух страницах, помимо пары рисунков и графиков, было много текста и я, своим, еще не пробужденным рассудком, пообещал себе, что дочитаю данную статью по прибытию домой.

Как и большинство книг, или статей, оставленных на потом, эта статья могла бы так же затеряться в «обещанных быть прочитанными». Но волей случая, потея в маршрутном такси от вокзала к родному городу, я снова решил полистать журнал. Статья рассказывала о людях, которые благодаря каким-то действиям получают суммы денег, которые просто не умещались в моем юном уме. Автор текста так умело описывал, с какой легкостью они получают эти деньги, что во мне зародилось зерно сомнения, а правильно ли я определился с дальнейшей службой. Перечитав пару раз статью, я закинул журнал в портфель и, снова погрузился в размышлениях о том, как я проведу лето. Тогда, я еще не мог себя представить, что это зерно, в скором времени, начнет прорастать.
Часть вторая – Удобряем почву
«Двигаться вперед слишком быстро – значит совершить непростительную ошибку, чему учатся молодые и о чем знают старики, но не двигаться совсем или двигаться недостаточно быстро, идти недостаточно далеко или не проявлять достаточной настойчивости – значит фактически отказаться от достижения целей, которые делают людей великими».

Т. Кленси, «Слово президента»
Весна. 2006 год

Сжимая трепетно в руках распечатку из «Яндекс карт» я, используя навыки, полученные на практических занятиях по топографии, не спеша преодолевал путь к месту, про которое рассказывал мне ранее товарищ. Погода совсем не соответствовало моему внутреннему настроению – свинцовые тучи окутали небо в этот день, усыпая белым покрывалом недавно пробившийся, после долгой спячки, земной покров. Я уже привык к такой погоде, к началу апреля, хотя где то в глубине души тосковал по весеннему настроению, что в это время витало в моем городе. В нашей академии, в шутку бытовало мнение о правительственном эксперименте по контролю над погодой, по которой, где-то в этих краях расположилась сверх секретная лаборатория, которая по мановению чьей то невидимой руки, ставило синоптиков в, мягко говоря, неловкое положение. После распространения по академии данной информации город, в котором находилось наше учебное заведение, негласно был переименован в «Ярнобыль».

После возвращения меня на службу летом 2005 года, где я проводил время в веселье и раздолье, я по крупицам собирал информацию, что бы расширить свое понимание трейдерского ремесла. В те годы массового распространения мобильного, да и проводного интернета не было, и, зажатый в четырех стенах учебного заведения, я имел доступ в глобальную информационную сеть только в определенные часы недели в специально отведенном для этого кабинете. Посадка за «рабочее место» осуществлялась по записи и, несмотря на то, что час работы за компьютером нещадно бил по курсантскому карману, отбоя от желающих окунуться в сети интернета замечено не было. Простаивая в ожидании по два-три часа, дабы не упустить своего шанса, я почитывал распечатки найденных мною статей, поглядывая на суетящихся за компьютерами сослуживцев. Стоит отметить, что поход в данный в кабинет совершался во время вечерней самостоятельной подготовки и только под предлогом написания реферата или научной работы. Об этом свидетельствовала запись на доске расхода личного состава приписного взводного класса, к примеру - «Компьютерный класс – 2 человека». Милая старушка, которая дежурила в данном кабинете и совершала все манипуляции по соблюдению графика работы за машинами, не имела ни чего против пришедших сюда не по прямому назначению курсантов. А здесь таких было хоть отбавляй: вот один курсант неспешно перепечатывает с ранее написанного на клочке бумаге письмо девушке, другой безуспешно пытается найти и бесплатно скачать пару любимых треков на плеер, отбиваясь от вездесущих рекламных баннеров по увеличению детородного органа. А вон пара наших «мастеров песен и пляски», уместившись на одном табурете, ищут аккорды песен, что бы слегка встревожить ночную тишину в казарме после отбоя. Раз в час, или два, после совершения обхода, в кабинет заходил дежурный офицер, дабы сверить количество убывших из класса самоподготовки с фактом наличия в интернет-кабинете. К его приходу, почти всегда, у двери дежурил курсант, обычно с младших курсов, и, при приближении проверяющего забегал в класс и чуть повысив голос доносил до всех присутствующих команду «Палево!». После этого, на мониторах рабочих машин, поспешно разворачивались заранее открытые окна с рефератами, лица приобретали задумчивый вид, а очередь меняла зачитанные до дыр «гражданские журналы» на учебные пособия. По прошествии нескольких лет, будучи на службе в Москве, я понял сию армейскую хитрость – главное показать, что ты при деле. Ибо если военный обыкновенный перешел в режим отдыха – для старших офицеров это означает возможность озадачить тебя делом, которое, порой, совсем не относится к твоим функциональным обязанностям.

Пришедший проверяющий, пару десятков лет уже отдавший себя службе родине, с улыбкой наблюдал воцарившуюся из недавнего хаоса «тишину в библиотеке». Улыбка эта была, порой настолько искренна, что в связке с добродушным взглядом, можно было найти понимание у офицера наших деяний. Шутливо обозвав нас бездельниками, он покидал кабинет, унося с собой смешанные чувства и воспоминания, что когда то так же был молод и вместо больших звезд на погонах одиноко, но горделиво, восседала буква «К». Я всегда испытывал чувство уважения к офицерам, невозмутимым с виду и испепеляющих одним только взглядом все вокруг. Но когда он ловил тебя за очередной не тяжкий проступок, будь то курение в неположенном месте или расстегнутую пуговицу на кителе, то просто журил, так сказать «не отходя от кассы» и не забирал военный билет, дабы потом прогнуться перед начальством с исписанным до дыр листочком нарушителей. Порой, наказание словами, донесёнными из праведных уст, оседают в памяти намного крепче, чем пара часов строевой подготовки на плацу. На выпускном вечере, потом, у таких людей при расставании с нами мокли глаза, потому что с каждым из нас, с кем бок обок прошли пять долгих лет, они отпускали в неизвестное никому будущее маленькую крупицу себя.

«Курсант Шубин, ваш компьютер № 7, времени пол часа» - монотонным голосом проговорила старушка и, передав заранее отсчитанную сумму звенящих монеток, я устремился к поиску ответов на вопросы, которые накопились у меня за прочитыванием ранее полученной информации. На данный день, я в общих чертах понимал суть ремесла – «купи дешевле, продай дороже. Или наоборот». Но до сих пор, я не нашел внятной информации, которая смогла бы прояснить мне одну главную неизвестную переменную. А именно, в какой момент времени необходимо совершить сделку в правильном направлении. Хотя да, тут появляется и вторая переменная – а как определить правильность направления? Вопросов становилось больше, а ответов меньше. И тут мне в голову пришла мысль – ведь если здесь, в академии, преподают знания по моей специальности, то где-то должны существовать специальные заведения, которые смогли бы меня научить трейдингу. Это сейчас, наверное, даже бабка продающая семечки, укажет вам на ближайшую контору, где Вас научат приумножать капитал. Но тогда, по моему запросу в нашем городе, молчаливый слуга компании с девизом «Найдется все» предложил мне отправиться за этим делом в столицу. Прикинув свои шансы на то, что я на неделю смогу отлучиться из академии и, при этом не быть скоропостижно отчисленным из курсантских рядов, я сделал вывод, что они готовы пробить нулевую поддержку и закрепиться в отрицательной зоне.

Драгоценные минуты шли, отчаяние бродило вокруг меня с предложением бросить эту глупую затею и пойти уже заняться мирскими делами. Но, мистика ли это, или снова судьба помогла мне сделать шаг вперед к мечте, наблюдавший за моими безуспешными поисками товарищ, который ожидал окончания моего рабочего времени обратившись ко мне. Он рассказал, что недавно, во время очередной увольнительной в город, он на одной из центральных улиц видел рекламный проспект, который вроде бы соответствует тому, что я ищу. «Компьютер № 7, заканчиваем работу, не задерживаем очередь» - монотонный голос, разительно отличающийся от гула в кабинете, давал указание мне уступить рабочее место. Запомнив товарища, а он оказался на курс старше, я, что бы не тратить его рабочее время вышел из кабинета и стал ожидать его у дверей. Сказать, что эти пол часа для меня длились вечностью – это значит сильно приукрасить те муки ожидания этого небольшого для мира временного отрезка. Почти ежеминутно я сверял часы на своей руке и периодически заглядывал в кабинет, дабы убедиться, что та тонкая нить, которая возможно даст прояснения на мой вопрос, не оборвалась.

Из кабинета, товарищ вышел подавленный – его девушка на другом конце монитора, не ответила и он, бесцельно просидел это время, ожидая, когда раздражающе красный цветочек в интернет-мессенжере позеленеет и он сможет насладиться беседой с дамой его сердца. Нужно ли говорить, что я сейчас был, совсем ему не к месту, но, по пути к его классу, я настойчиво попросил его поделиться известной только ему информацией. Сев рядом с ним за парту я начал внимательно следить за движениями его шариковой ручкой по тетрадному листу и, как губка, впитывал рассказ старшего товарища, который уже более-менее знал город. «Вот театр юного зрителя, здесь повернешь налево в сторону набережной, но до нее тебе идти нет необходимости, проходишь всего один квартал, затем направо, далее…» - вел свой монолог собеседник. Надо отметить, что на втором курсе, наши выходы в город были настолько редкими, что эту самую набережную я знал только как маршрут, по которому ежедневно проходил утренний кросс. После завершения рассказа, я еще непродолжительное время выслушивал его гневливые речи, из серии «Ну как так можно, договорились же на 17:00 и… Что за девушки...». Внимательно покивав в такт своему собеседнику, я, сославшись на необходимость возвращения в свой класс, покинул его. Однако, моей целью сейчас было одно – прорваться в интернет класс и, попытаться на карте определить то самое место. К своему сожалению, очередь не только не сократилась, но и увеличилась в разы, в виду того, что в двух ротах старшего курса закончились дополнительные вечерние занятия и, словно рой возбужденных пчел, они пришли штурмовать пасеку. Прикинув свои шансы успеть к закрытию кабинета, я принял решение перекупить место в очереди в пару раз дороже. Сделав данное объявление, я благополучно был послан туда, откуда пришел. Нахлынувшая на меня злость, вперемешку со стремлением в кратчайшие сроки заполучить необходимые сведения, создали гремучую смесь, которая нахлынувшим потоком ударила мне в голову. Шестеренки разума стали со свистом скрежетать, срезая зубья в механизме. Я начал выискивать среди сидящих за компьютером товарищей с роты. И, батеньки, кого я вижу…

После пары путанных фраз и пары помятых купюр, вечно голодающий товарищ, пулей вылетел из кабинета, дабы окольными путями промчаться до офицерского кафе и под предлогом покупки булочек для командира роты, умять их на отдаленной лавочке. Оставшихся семи минут его рабочего времени было катастрофически мало для поиска неизведанного до селе места, но на ум пришла песенка «Пять минут, пять минут, это много или мало». По завершении композиции действительно у меня оставалось пять минут и, приняв за правду первую фразу из песни, я устремился в поиски. Знаете, раньше, не знаю как сейчас, на стенах вешались часы без плавного хода, которые каждую секунду ознаменовали легким щелчком. Тогда мне казалось, что где то во внутреннем мире, я сквозь гул слышу каждый этот тик. «Тик –тик –тик… где же, где же этот театр. Ах, вот… вот и вроде та самая улочка… да…» - медленно, но верно я отмерял ломаными линиями путь. Сравнив проложенный маршрут с записями на листке и дважды в уме сверив с рассказом, я принял его за истину. Времени думать о правильности моих расчётов было мало, поэтому сочетанием клавиш «Ctrl+P» я отправил снимок экрана на центральный принтер…

Не буду томить читателя пересказом о том, что денег на распечатку я не нашел, ибо отдал нехвату все свои оставшиеся на тот момент сбережения, что бубуля на отрез отказалась записывать на меня долг в пять рублей и, что на следующий день я стал обладателей заветного листка А4 с картой.

  1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница