Актуальные проблемы современности: материалы 3-й международной научно-практической конференции «Альтернативный мир». Вып. / отв ред. О. Н. Бархатова, Д. В. Буяров. Благовещенск: Изд-во бгпу, 2007. 224 с




страница2/11
Дата07.05.2016
Размер2.23 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Российское правительство, в том числе и экс-президент РФ В.В. Путин, также неоднократно заявляло, что «попытки Украины героизировать военных преступников, сотрудничавших с нацистами, могут нанести существенный ущерб двусторонним отношениям. Речь идет, прежде всего, о своеобразной трактовке украинской стороной событий нашей общей истории, героизации сотрудничавших с нацистами военных преступников... Эти недружественные шаги уже омрачают атмосферу отношений между нашими государствами. Более того, они могут нанести серьезный ущерб двустороннему сотрудничеству на различных направлениях»66.



А. В. Друзяка, старший преподаватель

кафедры истории России БГПУ
ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ДАЛЬНЕГО

ВОСТОКА И НЕОБХОДИМОСТЬ ТРАНСФОРМАЦИИ МИГРАЦИОННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
Исторически российский Дальний Восток никогда не был самодостаточным по наличию людских ресурсов. Для привлечения в регион сезонных рабочих и стационарных переселенцев, остро необходимых для его освоения и развития, в различные исторические эпохи активно применялись различные формы государственного стимулирования внутренних и внешних миграционных потоков.

В имперский период администрации Приамурских губернаторов либо поощряли иммиграционное присутствие, либо ограничивали его в зависимости от складывавшейся политической и экономической конъюнктуры.

В XIX в. в отдельных сферах занятости азиатские отходники составляли большинство дальневосточных рабочих: например, в рыболовных и морских промыслах – 54,1-52,1%, в золотопромышленности – 87,8%, на многих частных предприятиях строительной и обрабатывающей отраслей – 85-65%67. К 1910 году приток иностранных рабочих на Дальний Восток в летние месяцы составлял 80-100 тыс. чел. и имел тенденцию к увеличению68.

В советский период истории Дальнего Востока в регионе сложился режим закрытой границы, основанный на резком ограничении приграничной и прибрежной внешней миграции.

В связи с реальной угрозой новой войны с Японией и Маньчжоу – Го, постановлением Совета Народных комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) за № 1428-326, подписанным В.Молотовым и И.Сталиным 21.08.1937 г., всё корейское население было в течении полутора месяцев выселено из приграничных районов Дальнего Востока в Узбекскую и Казахскую ССР69. Аналогичное решение было принято и в отношении этнических китайцев, часть из которых должна была переселиться в северные районы Дальнего Востока.

Советское правительство, начиная с 1930-х гг., применяло для пополнения трудовых ресурсов Дальнего Востока меры мобилизационного характера, включавшие в себя как принудительную «спецколонизацию» - привлечение труда заключённых, ссыльных, военнопленных, репатриантов, спецпоселенцев, так и альтернативные, такие как вербовка иностранной рабочей силы70. Принудительное использование труда военнопленных в послевоенный период завершилось на Дальнем Востоке только во второй половине 1948 г.71. К середине 1950-х гг. большинство категорий спецпереселенцев и принудительных мигрантов покинули Дальний Восток, заложив своим трудом материальную основу для привлечения будущих внутренних переселенцев - дороги, промышленно - хозяйственные объекты и инфраструктуру.

С 1945 г. СССР использовал новый способ пополнения трудовых ресурсов привлечение иностранных граждан по договору вербовки. 1945-1947 гг. в дальневосточной золотоплатиновой промышленности было занято 11.5 тысяч китайцев, в 1946-1949 гг. на Дальнем Востоке работало около 50 тыс. корейских рабочих. После 1949 г. по согласованию с МИД СССР советское гражданство было оформлено 2.5 тыс. корейцев, изъявившим желание остаться на Дальнем Востоке после окончания срока договора вербовки. В это же время гражданами СССР стали и 25 000 ранее интернированных японцами на Сахалине корейцев72.

С середины 1960-х гг. закрытый режим советско-китайской границы обрёл особое значение в связи с резким ухудшением отношений с КНР. В этот период основной контингент иностранных рабочих привлекался на Дальний Восток в основном из КНДР. 30.06.1957 г. между СССР и КНДР было заключено соглашение об использовании северокорейских рабочих на лесозаготовках в Хабаровском крае. 25 июля того же года в СССР из КНДР прибыло 3550 рабочих. Всего за два года приехало 4897 северокорейских работников73. По условиям соглашений между СССР и КНДР, корейские рабочие работали в Хабаровском крае до ноября 1964 г.74. В связи с новым этапом освоения Дальнего Востока страны, связанным с началом строительства БАМ, в 1975 году межправительственным соглашением между СССР и КНДР «О совместных лесозаготовках» практика привлечения рабочих из КНДР в Амурской области и Хабаровском крае была возобновлена и продолжается в настоящее время.

Улучшение транспортного сообщения с центральной частью страны, предоставление льгот переселенцам и жителям Дальнего Востока, содержание крупного воинского контингента, принятие специальных программ подъема экономики территории (в 30-е годы, в 1967, 1972, 1987 годах) стимулировали рост населения Дальнего Востока. В результате предпринимаемых правительством СССР мер по привлечению и закреплению переселенцев, число жителей Дальнего Востока увеличилось с 1,6 млн. человек в 1926 г. до 4,8 млн. в 1959 г., 6,8 млн. в 1979 г. и до 7, 9 млн. человек в 1989 г., достигнув максимума в 1991 г. - около 8057 тыс. человек75. При этом динамика удельного веса миграции в воспроизводстве населения в 1940-1959 году превышала 50%, а 1961- 1985 годах поддерживалась на уровне не ниже 30%. По темпам прироста населения Дальний Восток во времена СССР далеко опережал остальные регионы страны76.

Последствием политического и экономического кризиса в постсоветский России 1990-х гг. стало сворачивание государственных инвестиционных программ и системы экономического стимулирования жителей Дальнего Востока, что привело к резкому снижению жизненного уровня и массовому оттоку населения в регионы с более благоприятным социально-экономическим климатом. В этой связи очень важно остановиться на осмыслении возможности пополнения демографических ресурсов региона за счёт иностранной иммиграционной составляющей.

Возрождение российско-китайских приграничных миграций произошло в период 1988-1993 годов на волне массового приобщения жителей приграничных регионов двух стран к рыночной экономике. На Дальнем Востоке открытие границы позволило снизить негативные последствия от «шоковых» экономических реформ 1990-х гг., оно было связано с развитием частной обменно- торговой деятельности, в которой за два десятилетия 1988 - 2008 гг. приняли участие широчайшие массы людей в России и КНР. Вместе с тем, бурное развитие внешнеэкономических связей привело к эскалации в 1990-х гг. процесса становления в приграничных районах РФ китайского торгового меньшинства и его постепенной инфильтрации в дальневосточную экономику. Китайский торговый капитал постепенно занял свободные ниши на рынке труда, врос в экономическую ткань принимающего общества и стал ему необходим. Именно он сегодня диктует и регулирует спрос на привлечение из КНР в РФ рабочей силы - строителей, вальщиков леса, работников сферы обслуживания и рыночных торговцев. Китайский торговый капитал также обеспечивает массовое привлечение к обслуживанию своей деятельности в России российских мигрантов-челноков, т.н. «кирпичей», выполняющих роль статистов при перемещении товарной массы через таможенную границу РФ. В сложившихся условиях российские власти и силовые структуры вынуждены лишь отслеживать законность этого привлечения. Основные иммиграционные потоки в регионе сегодня регулирует рыночная стихия, и никакого отношения к решению демографических проблем Дальнего Востока эти потоки не имеют.

Проводимая в 1993-2006 гг. российскими силовыми ведомствами борьба с нелегальной миграцией в рамках операций «Антитеррор», «Мигрант», «Заслон», «Иностранец» и т.п., в основном сводилась к показательным силовым акциям в отношении иммигрантов в виде облав и спецмероприятий на рынках, в общежитиях, на строительных и производственных объектах. Можно с уверенностью утверждать, что работа иммиграционных служб в этот период окончательно приняла односторонний, репрессивно-сдерживающий характер. Вкупе с произошедшим в 2002 г. ужесточением законодательства о гражданстве и правовом положении иностранных граждан, силовые действия «в виде профилактики» явно не способствовали притоку иммигрантов на постоянное место жительства в Россию и созданию благоприятного миграционного климата в стране. Косвенным результатом этой борьбы является сложившийся в массовом сознании россиян стереотип восприятия иммигранта как нежелательного, чужеродного, конфликтогенного элемента. Прямым результатом проводившейся в этот период антимиграционной политики стало то, что имевший место в 1990-х гг. совершенно самодеятельный и не поддерживаемый государственными органами России приток иммигрантов - переселенцев из стран СНГ на Дальний Восток фактически иссяк (за 2003 г. и первую половину 2004 г. в Дальневосточном Федеральном округе приняты в гражданство России всего 2 585 человек77). В настоящее время его не может реанимировать даже экстренно принятая в 2006 г. для возмещения демографических потерь за счет организации переселения русскоязычного населения из стран СНГ программа переселения соотечественников78.

Программа, рассчитанная на 7 лет, предполагала организацию переселения соотечественников в 12 регионов РФ, в том числе и в Амурскую область, на её реализацию только в первые три года предполагалось выделение 17 млрд. рублей. В Амурскую область планировался «пилотный» переезд 4 000 иммигрантов, размещение которых было запланировано в северных районах области. На осуществление программы было запланировано выделение 600 млн. рублей, из них 35 млн. должен был выделить областной бюджет. Результаты осуществления этой программы на Дальнем Востоке в 2007-2008 гг. можно характеризовать словами «слишком поздно и слишком мало».

Крупнейшие экономически-развитые страны, ведущие жесткую борьбу за лидерство в постиндустриальном мире, давно осознали необходимость вливания в их экономику потоков трудовых мигрантов. Примером в данном случае может являться Канада. Находящаяся на втором месте в мире после России по размерам территории и имея сходную с российским Дальним Востоком плотность населения (3 человека на 1км), Канада при сравнительно малом населении в 31,3 млн. человек в 2000 году. планирует увеличить его к 2026 году до 36 млн., в том числе и за счет иммигрантов, которых она принимает до 200 тысяч в год, 19% всей рабочей силы в Канаде составляют мигранты79. Правительство Канады в 1967 году отменило запрет на иммиграцию из Азии и с 1986 года широко практиковало привлечение в страну иммигрантов- инвесторов. За 10 лет 14 000 иммигрантов вложили в инвестиционные фонды Канады 3,75 миллиардов долларов, что помогло созданию 33 000 новых рабочих мест80. Основными преимуществами для иммиграции в Канаду можно признать относительно небольшой срок легализации и получения гражданства, толерантность принимающего общества и властных структур по отношению к мигрантам, высокий уровень социальной защищенности граждан. Несомненно, по многим социальным параметрам Россия далеко отстает от Канады, однако преимуществом иммиграции в Россию нужно сделать перспективу получения от государства долгосрочного кредитования, организации собственного дела, аренды земли для сельскохозяйственного производства и строительства жилья, стимулирование всех видов предпринимательства, не связанного с рыночной спекуляцией, разрешение занятия свободных вакансий на рынке труда. Совершенно однозначно требуется предоставление иммигрантам из СНГ пакета социальных гарантий с момента прибытия на Дальний Восток и обеспечение предоставления им российского гражданства в кратчайший срок.

Объективно возможности региона для привлечения внутренней миграции сегодня ограничены фактической остановкой его промышленного развития, удаленностью, неразвитостью инфраструктуры, неготовностью к приему нового населения. Современная внешняя и внутренняя трудовая миграция в регион носит в основном сезонный и сезонно-маятниковый характер и не может обеспечить решения демографических проблем и выполнение задач по освоению природных богатств Дальнего Востока, имеющих приоритетное национальное значение. В свою очередь, программа массового привлечения соотечественников на Дальний Восток может быть осуществлена только параллельно с реализацией комплексной программы по подъёму экономики региона, включающей мероприятия по финансированию создания новых рабочих мест, подготовке кадров для новых промышленных предприятий, поддержанию в регионе сравнительно более высокого уровня жизни. Несомненно, в современных социально- экономических условиях в ближайшее время эта задача представляется трудновыполнимой.

Помимо финансово-экономических проблем перед иммиграционными ведомствами неизбежно встанет проблема социальной адаптации и аккультурации иммигрантов. При фактическом отсутствии системы социальных органов, способных выполнить эту задачу, государству предстоит решить непростую задачу - убедить людей, проживающих в России, в том, что страна нуждается в их рабочих руках, энергии, интеллекте, творческой активности. Требует изучения и законодательного применения мировой опыт стимулирования иммиграции, позитивного, заинтересованного отношения государства к иммигранту. На 2008 г. в Российской Федерации проживает, по разным оценкам, до 15 миллионов нелегальных трудовых мигрантов81. При правильно сформированной миграционной политике государства они могут и должны стать основой для экономического роста страны.






А. В. Зубакин, студент 5 курса

историко-филологического

факультета БГПУ
ПРОБЛЕМА ДИПЛОМАТИЧЕСКОГО ПРИЗНАНИЯ

РЕСПУБЛИКИ КОСОВО
17 февраля 2008 г. произошло самопровозглашение «независимости» Косово от целостной части Сербии, что стало мировым прецедентом в современных международных отношениях. Ситуация отделения Косово от Сербии уникальна тем, что впервые в истории после второй мировой войны государство-член ООН было разделено вопреки действующим принципам международного права.

Мнения государств-членов ООН по вопросу признания независимости разделились и на данный момент Косово признают 51 государство, тогда как 30 государств выступило «против», а другие изучают детали процесса признания. Остальные государства, так или иначе, выразили нейтралитет или в скором будущем планируют принять конкретное решение по Косово82.



Разделение мнений также имеется и среди международных организаций: из 5 постоянных членов СБ ООН трое выступили «за» - США, Великобритания и Франция, «против» - Россия и КНР. Из 27 стран Евросоюза независимость Косова поддержали 22 члена, но также появилась группа стран, в частности Испания, Румыния, Болгария, Греция, Кипр и Словакия которые напрямую заявили о том, что никогда не признают Республику Косово. В целом картина выглядит следующим образом83

Страны, признавшие Косово



Страны, отказывающиеся признать Косово или изучающие детали процесса признания

Австралия - 19 февраля 2008 г.

Азербайджан

Австрия - 27 февраля 2008 г.

Армения

Албания - 18 февраля 2008 г.

Алжир

Афганистан - 18 февраля 2008 г.

Ангола

Белиз - 7 августа 2008 г.

Аргентина

Бельгия - 25 февраля 2008 г.

Белоруссия

Болгария - 20 марта 2008 г.

Босния и Герцеговина

Буркина Фасо - 24 апреля 2008 г.

Боливия

Великобритания - 18 февраля 2008 г.

Бразилия

Венгрия - 19 марта 2008 г.

Венесуэла

Германия - 20 февраля 2008 г.

Вьетнам

Дания - 21 февраля 2008 г.

Греция

Ирландия - 29 февраля 2008 г.

Грузия

Исландия - 5 марта 2008 г.

Египет

Италия - 21 февраля 2008 г.

Израиль

Канада - 18 февраля 2008 г.

Индия

Колумбия - 6 августа 2008 г.

Индонезия

Коста-Рика - 17 февраля 2008 г.

Иран

Латвия - 20 февраля 2008 г.

Испания

Либерия - 30 мая 2008 г.

Казахстан

Литва - 6 мая 2008 г.

Кипр

Лихтенштейн - 25 марта 2008 г.

Киргизия

Люксембург - 21 февраля 2008 г.

Китай

Македония - 9 октября 2008 г.

Куба

Мальта 21 августа 2008 г.

Лаос

Маршалловы острова - 17 апреля 2008 г.

Ливия

Монако - 19 марта 2008 г.

Малайзия

Науру - 23 апреля 2008 г.

Мали

Нидерланды - 4 марта 2008 г.

Мексика

Норвегия - 28 марта 2008 г.

Молдавия

ОАЭ - 14 октября 2008 г.

Новая Зеландия

Перу - 22 февраля 2008 г.

Панама

Польша - 26 февраля 2008 г.

Португалия

Португалия - 7 октября 2008 г.

Россия

Республика Корея - 28 марта 2008 г.

Румыния

Самоа - 15 сентября 2008 г.

Сербия

Сан-Марино - 11 мая 2008 г.

Сингапур

Сенегал - 19 февраля 2008 г.

Словакия

Словения - 5 марта 2008 г.

Судан

Сьерра-Леоне - 13 июня 2008 г.

Таджикистан

США - 18 февраля 2008 г.

Узбекистан

Турция - 18 февраля 2008

Украина

Финляндия - 7 марта 2008 г.

Уругвай

Франция - 18 февраля 2008

Филиппины

Хорватия - 19 марта 2008 г.

Чили

Черногория - 9 октября 2008 г.

Шри-Ланка

Чехия - 21 мая 2008 г.

ЮАР

Швейцария - 27 февраля 2008 г.

Ватикан

Швеция - 4 марта 2008 г.




Эстония - 21 февраля 2008 г.




Япония - 18 марта 2008 г.



При этом позиции стран признавших независимость Косова основываются на том, что:



  • страны Запада называют «casus sui generis», который не может служить прецедентом для других ситуаций;

  • существует единая позиция государств-членов Евросоюза и НАТО по косовскому вопросу;

  • план «Ахтисаари», в котором сам Мартти Ахтисаари, безусловно пользуясь поддержкой стран Запада, выступает за последующее признание независимости Косова;

  • есть «право сильного», где системообразующий принцип суверенного равенства государств, лежащий в основе ООН, игнорируется84.

Вполне очевидно, что какие-либо фундаментальные документы по независимости Косово отсутствуют, за исключением желания албанского большинства проживающего в Косово отделиться. Во многом, политика стран Запада, в том числе США позволили на практике самопровозгласить независимость, обойдя тем самым действующее международное право. Более того, на данный момент в Косово работают так называемые «миссии» от Евросоюза, от НАТО подменяя функции и полномочия ООН.

Позиция стран непризнавших независимость Косова основана на общепринятых международных документах:



  • Уставе ООН, в частности принципе суверенного равенства государств, закрепленного в статье 2;

  • Декларации о принципах международного права, принятой ООН в 1970 г.

  • Хельсинском Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г.

  • базовых документах ОБСЕ: Парижской хартии для новой Европы 1990 г. и Хартии европейской безопасности 1999 г.85;

  • пяти резолюциях Совета Безопасности ООН, которые были одобрены в 1998-2008 гг., среди них наиболее часто упоминающейся резолюции 1244, принятой в июне 1999 г., и резолюции 1785, согласованной в ноябре 2007 г.

  • наконец, на «Руководящих принципах» косовского урегулирования, утвержденных в ноябре 2005 г. Контактной группой по Косову, в которую входят Россия, Великобритания, Германия, Италия, США и Франция86;

Анализ вышеперечисленных документов позволяет констатировать, что признание независимости Косова было неправомерным, незаконным действием, и соответственно те государства, которые не признали независимость Косова придерживаются права, сложившегося в международных отношениях. Так, например, заместитель министра иностранных дел России А. В. Яковенко отметил: «Россия будет продолжать отстаивать свою позицию о нелегитимности самопровозглашенной независимости края как не соответствующей современному международному праву, противоречащей Уставу ООН и основным решениям Совета Безопасности, в частности резолюции 1244, и о незаконности предпринимаемых западными странами односторонних шагов по развертыванию в Косово т.н. миссии ЕС в области верховенства закона в отсутствие санкции на это со стороны СБ ООН и согласия правительства Сербии»87.

В то же время, говоря о политике РФ по отношению к самопровозглашенной Республике Косово до грузино-осетинского конфликта и после, можно выявить противоречивую для РФ ситуацию. С одной стороны, Россия всеми политико-дипломатическими средствами отрицала независимость Косово, ссылаясь на т.н. «прецедент Косова», который может привести к цепной реакции, как в мире, так и на постсоветском пространстве. С другой - после 26 августа 2008 г., т.е. после признания РФ независимости Южной Осетии и независимости Абхазии, Россия не высказывалась по поводу Косова, зато заняла активную позицию в отношении двух новоиспеченных независимых государств.

Отсюда следует, что на сегодняшний день и РФ имеет достаточно противоречивую позицию в отношении «непризнанных» независимых государств. На сегодняшний день Д. А. Медведев и В. В. Путин неоднократно высказывались о необходимости строительства нового мироустройства. Вероятно, это означает, что Россия может поступать также как и США, не следуя нормам международного права.

На середину октября 2008 г. в мире сложилась тенденция на поддержание независимости Республики Косово и уже сейчас можно сказать, что Косово начинает существовать как полноценное суверенное государство. Конституция в самой республике начала свое действие с 15 июня 2008 г., на её основе в полном объеме заработали политические, социальные, экономические и другие институты гражданского и демократического общества88. Тем более, что после 26 августа 2008 г., когда имел место случай признания Абхазии и Южной Осетии, со стороны международного сообщества, в качестве двух независимых государств - ситуация в мире изменилась, во многом, исходя из косовского сценария. Следовательно запущен механизм нового мироустройства на основе других принципов международного права.




1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница