Актуальные проблемы современности: материалы 3-й международной научно-практической конференции «Альтернативный мир». Вып. / отв ред. О. Н. Бархатова, Д. В. Буяров. Благовещенск: Изд-во бгпу, 2007. 224 с




страница1/11
Дата07.05.2016
Размер2.23 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Кафедра всемирной истории


АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

СОВРЕМЕННОСТИ

Материалы 3-й международной

научно-практической конференции «Альтернативный мир»

Выпуск 2

Благовещенск

Издательство БГПУ

2008


ББК 66. 4(0)

А 43


Печатается по решению редакционно-издательского совета Благовещенского государственного педагогического университета

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ: материалы 3-й международной научно-практической конференции «Альтернативный мир». Вып. 2. / отв. ред. О.Н. Бархатова, Д.В. Буяров. – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2007.- 224 с.

В сборник включены материалы выступлений студентов, аспирантов и преподавателей БГПУ на международной научно-практической конференции «Альтернативный мир», которая состоялась 23 октября 2007 года. Конференция «Альтернативный мир» является ежегодной и посвящена изучению актуальных проблем социально-политического развития стран мира на современном этапе. Мир в 2000-е гг. характеризуют такие тенденции и процессы, как развитие глобализации, неолиберальной модели, усложнение системы международных отношений, усиление позиций США. Вместе с тем современный мир стремится к многополярности, при равноправии социально-экономического и политического развития, когда многие страны выбирают свой альтернативный путь развития. В представленных работах участники конференции рассматривают ряд важных проблем политического развития стран мира.

 Издательство БГПУ, 2008




Бай Мэй, студентка 5 курса

международного факультета БГПУ
СТУДЕНЧЕСКОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ

КАК ФАКТОР ДЕМОКРАТИЗАЦИИ

В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ КИТАЯ
Проблемы, связанные с развитием студенческого самоуправления, глобальны, и в то же время специфичны для систем образования в различных странах.

Обучение китайских студентов в России даёт уникальную возможность познакомиться со студенческим самоуправлением в стране изучаемого языка и сопоставить его с аналогичным явлением в Китае, отметить общее и особенное. Как и в России, студенческое самоуправление в Китае имеет свою историю, достижения и программу дальнейшего развития, связанную с общей тенденцией к демократизации образования. Причём процесс развития студенческого самоуправления имеет две составляющие: развитие студенческой инициативы снизу и поддержка сверху, исходящая, прежде всего, от органов, ответственных за образование. В России можно отметить то же самое. Так, на встрече со студенческими средствами массовой информации в 2006 году министр образования и науки России А. Фурсенко отметил: «Оценка качества образования может и должна исходить из самого студенческого сообщества. Сегодня роль студенчества в самоуправлении недооценена. Я призываю создать систему, в которой студенты должны принимать участие в оценке качества преподавания и профессионализма педагогов»1.

В Китае в настоящее время также наблюдается стремление привлечь студентов к управлению и оценке учебно-воспитательного процесса. Однако этот процесс ведётся очень осмотрительно и деликатно, так как уважение к «учителю» в Китае с древних времён было и остаётся велико. Безусловно, это правильно, и учащиеся не стремятся подрывать основы авторитета учителя, преподавателя. Тем более что в силу возраста, отсутствия серьёзного опыта и, возможно, недостаточного понимания студентами некоторых особенностей педагогической работы, студенты хотя и могут выражать своё мнение и отношение к тем или иным моментам в образовательном процессе, но не могут курировать его полностью. Ведь возможны и сугубо личные, субъективные варианты оценки. Поэтому все вопросы, волнующие студенческие комитеты в китайском вузе, решаются вместе со старшими товарищами – руководителями высших учебных заведений и преподавателями, которые со своей стороны внимательно относятся ко всем просьбам и рекомендациям органов студенческого самоуправления, имеющего разветвлённую структуру и множество направлений деятельности. Быть членом студенческого комитета в Китае очень почётно, это право нужно заслужить.

Известен современный лозунг в Китае: «Придумать что-то новое и самому претворить в жизнь»2. Умение мыслить по-новому, занимать активную жизненную позицию, быть лидером, должно быть неотъемлемым качеством молодых людей, входящих в студенческий совет в Китае. Деятельность таких советов не ограничивается сферой учебного или воспитательного процесса в вузе.

Основными направлениями деятельности студенческих советов являются:

- успеваемость, посещаемость, качество знаний студентов;

- качество и методика преподавания предметов;

- установление взаимопонимания между преподавателями и студентами;

- возможности досуга студентов, проблемы питания;

- организация отдыха студентов, студенческий туризм;

- организация праздничных мероприятий в рамках вуза, города, страны, на международном уровне;

- организация быта студентов, проблемы жилья;

- финансовое стимулирование лучших студентов.

Члены студенческого самоуправления стоят во главе многих добрых дел вне вуза. Уборка города, организация значимых мероприятий, помощь школе, проведение митингов, праздников, подготовка профессиональных конкурсов, работа клубов по интересам, волонтёрское движение – это далеко не все примеры самостоятельной деятельности студенческого совета в Китае. Конечно, в рамках конкретного учебного заведения студенческое самоуправление работает по-разному. Это также зависит от статуса вуза, например, частный он или государственный.

Необходимо отметить, что в Китае нет автономности студенческих органов, занимающихся проблемами жилья, досуга, организации общественной жизни студентов, защиты прав студентов, как, например, в западных странах. Будучи важной составной частью управления процессом жизнедеятельности высшего учебного заведения, студенческий комитет действует согласованно вместе с другими руководящими инстанциями, в том числе партийными и комсомольскими комитетами.

Студенческое самоуправление в китайском вузе имеет следующую структуру:

Руководитель студенческого совета

ответственные за определённые участки работы



на факультетах

ответственные за реализацию деятельности студсовета по курсам



активисты в группах.

Представители органов студенческого самоуправления в Китае активно знакомятся с зарубежным опытом, участвуя в различных международных встречах и форумах. Например, они были участниками студенческого форума «Жизненные идеалы студенчества планеты культура», организаторами которого являются МГУКИ, Российский союз студентов при содействии Комитета по делам молодёжи Московской области и Московского студенческого центра. В этом форуме принимали участие тридцать шесть стран мира, в том числе Китай. Студенты из Европы и Азии рассматривали такие вопросы, как студенческое самоуправление, самоорганизация и сотрудничество, образование и карьера, ценностные ориентации студентов, толерантность и международная коммуникация студенческой молодёжи, творчество молодых3.

На региональном уровне, например, в пограничных областях Дальнего Востока – провинции Хэйлунцзян и Амурской области также осуществляется тесное взаимодействие, контакты органов студенческого самоуправления России и Китая. Например, в 2006 году молодёжная делегация лидеров студенческого самоуправления из города Хэйхэ, помимо деловых мероприятий, участвовала в международной молодёжной ёлке для руководителей студенческого самоуправления России и Китая4. В 2008 году преподаватели и учащиеся Китая участвовали в научно-практической конференции в АмГУ, на которой обсуждались вопросы студенческого самоуправления, активного участия молодёжи в жизни вуза и города5.

Есть и ещё один важный момент, дающий толчок к демократизации китайских вузов через студенческое самоуправление – это положительный опыт, заимствованный за рубежом. Благодаря программе стимулирования обучения китайских специалистов за рубежом, китайская молодёжь перенимает самое лучшее в студенческом движении, и, учитывая национальную специфику, развивает эти идеи дальше6.

Результаты этой работы уже сегодня ясно ощущаются. Китайская молодёжь стремится к активному участию в жизни общества, ей свойственно желание создать хорошую, интересную жизнь не только для себя, но и трудиться на пользу общества, быть самостоятельными, развивать лидерские качества.



А. В. Баранов, к.и.н., доцент

кафедры истории России БГПУ
ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ

ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В 1990-2000-Х ГГ. (НА ПРИМЕРЕ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ)
Высшее образование выступает в качестве одного из важнейших факторов экономического, политического, социального и культурного развития. Трудно найти государство, претендующего на статус «развитого», руководство и общественность которого не осознавали бы необходимость дальнейшего расширения и совершенствования системы высшего, в особенности педагогического образования, являющегося неотъемлемым элементом социализации личности, гарантом стабильности и дальнейшего развития стран. Профессиональное образование выполняет двойственную задачу: во-первых, удовлетворение интеллектуальных и профессиональных запросов личности; во-вторых, формирование и дальнейшее увеличение интеллектуального и профессионального потенциала общества.

Достигнутый уровень развития российского образования характеризуется не только заметными достижениями, являющихся закономерным результатом имеющихся традиций, но и определёнными трудностями.

Среди несомненных успехов можно отметить относительно равный доступ к профессиональному образованию независимо от половой, этнической и региональной принадлежности. Предшествующая политика, особенно проводившаяся в годы советской власти, позволила во многом нивелировать ранее имевшиеся диспропорции. Однако за последние два десятилетия наметился заметный «откат» на прежние позиции. По-прежнему большая часть научного потенциала страны сконцентрирована в крупнейших российских мегаполисах – в Москве и Санкт-Петербурге. По удельным показателям количества обучающихся в высших учебных заведениях эти города также являются лидерами. В этом плане Дальний Восток занимает одно из последних мест. Средняя численность студентов на 10 тыс. населения здесь уступает общероссийским показателям на 12%, показателям по Центральному и Северо-Западному федеральным округам – на 45 и 67% соответственно7.

80-90-е годы ХХ в. - сложный период в развитии России, который сопровождался структурным кризисом как самой российской государственности, так и важнейших социально-экономических институтов. Происходившие процессы сопровождались весьма болезненными, а порой и разрушительными явлениями в сфере духовной жизни общества, в первую очередь в области образования. Как свидетельствует логика развития современного общества, профессиональная подготовка должна развиваться более опережающими темпами, чем другие области общественной жизни, обеспечивая производство, государственное управление и социально-культурную сферу специалистами, соответствующим всем запросам. Однако дефицит ресурсов, выделяемых системе образования, ведёт к замедлению темпов развития образовательной сферы, снижает эффективность функционирования экономического и социального комплекса. Как отметил ректор МГУ В.А. Садовничий, в настоящее время распространена заведомо неверная властная установка, согласно которой вопросы образования можно отодвинуть на второй план до тех пор, пока государство не достигнет экономического уровня ведущих стран мира8. Не совсем понятна логика правительства. При наличии существенных средств в стабилизационном фонде, государство стремится всячески сэкономить на преподавателе и учителе.

К вышесказанному следует отметить комплекс проблем и ряд объективных условий местного характера, объясняющих особенности организации управления высшей школы и всей системы образования на Дальнем Востоке России. Таковыми являются - своеобразные климатические условия, значительная отдалённость от центра страны, приграничное положение и сложные взаимоотношения с сопредельными государства Азиатско-Тихоокеанского региона, небольшая численность населения, преобладание в структуре региональной экономики добывающих отраслей промышленности и торговли, слабое развитие транспортной и социально-бытовой инфраструктуры.

Анализ системы управления высшей школой Дальнего Востока России рассматриваемого периода даёт возможность выделить общие закономерности и специфические особенности её развития в общегосударственном и региональном аспектах, определить истоки проблем современного высшего образования и наметить пути их решения.

Два последних десятилетия одной из острейших проблем был поиск эффективных путей развития профессионального образования в масштабах всей страны. Под влиянием процессов демократизации общества, формирования рыночной экономики система вузов претерпела значительные изменения, результатом которых стали следующие процессы:

- единое законодательное оформление деятельности системы среднего, средне-специального и высшего образования;

- обеспечение единого государственного управления и контроля;

- дифференцированный подход в финансировании высших учебных заведений, определение критериев оценки вузов;

- внедрение элементов автономии в функционировании высших образовательных учреждений.

Одним из важных атрибутов, характеризующих развитие высшего образования, является изменение сети учебных заведений, т.е распределение вузов по отраслям и регионам. Применительно к Дальнему Востоку, таковая сложилась к концу 30-х гг. ХХ в. На протяжении дальнейшего времени, вплоть до начала 80-х гг., в регионе постоянно открывались новые вузы, происходило укрепление и совершенствование их материально-технической базы. К концу 70-х гг. на Дальнем Востоке было 32 вуза, готовивших специалистов по различным специальностям9. Однако в 80-е гг. происходит консервация существующей сети высших учебных заведений. В означенное время не было открыто ни одного нового вуза, что являлось одним из признаков кризиса всей системы образования. При этом ещё продолжали (пусть и не совсем удовлетворительно) функционировать промышленные и сельскохозяйственные предприятия, транспорт, наблюдался рост численности населения Дальнего Востока (с 1980 до 1990 гг. оно возросло с 6910, 7 тыс. чел до 8008,2 тыс. чел)10. Даже во второй половине 1980-х годов по-прежнему ощущалась острая потребность инженерно-технических и педагогических кадров11.

Демографический спад 1990-х гг. поставил перед вузами страны, в том числе и на Дальнем Востоке, серьёзные проблемы. В первую очередь, возникла потребность в сохранении имеющегося кадрового потенциала вузов. Неуклонное сокращение количества абитуриентов повлекло уменьшение учебной нагрузки у преподавательского состава, увеличение бюджетных расходов, сокращение платного сектора высшего образования.

Следует отдать должное руководству дальневосточных вузов. В 1990-е годы, несмотря на неблагоприятную экономическую конъюнктуру, отсутствие должного внимания к проблемам высшего образования со стороны руководства страны и регионов, оно смогло сохранить существующие учебные заведения. Более того, к уже существовавшим государственным вузам добавились новые – негосударственные. Однако современные условия требовали серьёзных изменений в подходах к руководству высшей школой Дальневосточного региона.

Одной из наиболее острых проблем, с которыми постоянно сталкивалась высшая школа Дальнего Востока, было финансирование вузов. Уже в 1980-е гг. правительство и КПСС, не отказываясь от практики централизованного финансирования учебных заведений, вместе с тем стремились переложить нехватку материальных и денежных средств на местное руководство краёв и областей. В многочисленных законах, постановлениях Совета Министров СССР, Совета Министров РСФСР и КПСС давались рекомендации местным органам власти «всячески содействовать» улучшению материальной базы вузов, жилищно-бытовых условий студентов и преподавателей, совершенствовать подготовку специалистов и др12. С началом перестройки ситуация не улучшилась. Со стороны Правительства появились рекомендации о внедрении элементов хозрасчёта в деятельности самих вузов.13 Последовавший за перестройкой распад СССР и либерализация экономики привели к тому, что финансовое благополучие высших учебных заведений оказалось поставленным в прямую зависимость от деловых качеств их руководства, в первую очередь ректоров. Нормативно-законодательные акты 1990-х гг. (ФЗ «Об образовании», ФЗ «О высшем и послевузовском образовании») расширили автономию вузов в решении многих учебно-организационных вопросов, но в тоже время гарантировали лишь минимальную финансовую поддержку со стороны государства14. В последующие годы достаточно отчётливым стало стремление современных реформаторов постоянно корректировать нормативно-правовую базу образования. За последние 12 лет в закон «Об образовании» внесено свыше 200 поправок, в своём большинстве ориентированных на элементарное «администрирование» вместо реального решения назревших вопросов. По сути дела, высшим учебным заведениям для решения их проблем, власти рекомендовали использовать договорные отношения. Несмотря на трудности, дальневосточные вузы показали свою способность сохранить свой потенциал, невзирая на минимальную финансовую поддержку со стороны государства.

Адаптация дальневосточных вузов к рыночным отношениям зависела от ряда объективных и субъективных факторов, среди которых условно можно выделить:



  1. Уровень развития конкретных субъектов (краев, областей) и отдельных местностей. По данному показателю в наиболее выгодном положении оказались вузы Хабаровского и Приморского краёв, где в начале 90-х гг. было сосредоточено свыше 50% всей промышленности Дальнего Востока, существовала относительно развитая транспортная и социально-бытовая инфраструктура. Поэтому у высших учебных заведений данных субъектов РФ объективно, существовало больше возможностей заключения хозяйственных договоров с конкретными предприятиями на оказание образовательных и производственных услуг.

  2. Ведомственная подчинённость. Ещё в 1980-е гг. существовали серьёзные различия в финансировании вузов, в зависимости от их профиля. Высшие учебные заведения, относящиеся к ведению министерств, курирующих тяжёлую промышленность, машиностроение и даже сельское хозяйство, получали большие средства на содержание и развитие материально-технической базы, чем педагогические, медицинские или художественные вузы. С разрушением экономических связей в постсоветском пространстве и стремлением министерств и ведомств РФ избавиться от подведомственных высших учебных заведений, как от «ненужного балласта», большинство технических и сельскохозяйственных вузов, опираясь на уже имеющуюся базу, сохранили существующие профили и даже стали готовить специалистов по новым специальностям (порой, за счёт ухудшения качества обучения).

  3. Состояние материально-технической базы. На протяжении рассматриваемого периода в силу объективных причин (сокращение объёмов ассигнований на образование, устаревшие учебно-производственные фонды и др.) её состояние всё более ухудшалось. Об этом постоянно говорилось и в отчётах самих дальневосточных вузов, в особенности педагогических институтов. Нехватка производственных площадей, необходимость капитального ремонта учебных зданий и общежитий, устаревшее оборудование создавали трудности в организации учебного процесса.15 С переходом к рыночным отношениям вузы Дальнего Востока стремились максимально использовать все имеющиеся у них ресурсы. Это проявилось в таких формах, как сдача в аренду учебных зданий и общежитий, открытие новых административных подразделений (институтов, факультетов, лицеев и т.д.), оказание коммерческих услуг населению (аренда транспорта, проектирование, психологические консультации и т.п.), что требовало эксплуатации учебных площадей и оборудования. Результатом подобной политики стали занятия в две смены и в вечернее время, нехватка мест в студенческих общежитиях, преждевременный износ зданий, приборов и т.д.

  4. Объём государственных инвестиций в высшее образование региона и освоение материальных вложений. В условиях перемен сложилось сложное положение в распределении средств. Вместо того, чтобы сосредоточить ассигнования в конкретные объекты, Минвуз допускал их распыление. Подобный подход порождал практику вузовских долгостроев (например, строительство гуманитарного корпуса Дальневосточного государственного университета или общежития Благовещенского государственного педагогического института)16. В условиях слаборазвитой стройиндустрии эта проблема становилась ещё более острой. Тем не менее, и в 90-е гг. централизованное выделение государственных средств по-прежнему оставалось ведущим источником финансирования вузов.

  5. Численность населения субъектов РФ, краевых и областных центров Дальнего Востока. Из 32 вузов региона 22, т.е. 69% располагаются в Хабаровском и Приморском краях. В этих же субъектах проживает большая часть населения Дальнего Востока – 4120 тыс.чел17. Несмотря на миграцию в центральные районы страны и перманентную естественную убыль местных жителей, подобная пропорция сохранилась и в 90-е годы. Применительно к вузам данный показатель позволял решать многие проблемы за счёт постоянного увеличения контингентов студентов, расширения приёма на внебюджетной основе. Вполне закономерным является тот факт, что основная часть негосударственных учебных заведений существует в крупных населённых пунктах.

  6. Профиль выпускаемых специалистов и их востребованность на рынке труда, уровень заработной платы. Почти до середины 90-х гг. существовала централизованная система распределения молодых специалистов, оканчивающих вузы. Вместе с тем уже к середине 80-х гг. наметилась тенденция к отказу выпускников работать по специальности и в сельской местности. Так за период с 1979 по 1990 гг. из более 70 тыс. окончивших вузы к месту распределения не явилось свыше 3,2 тыс. человек, из приступивших к работе, в течение 3 лет покинули место распределения свыше 12,7 тыс. человек18. Рыночные отношения и ликвидация системы централизованного распределения специалистов привели к тому, что большинство абитуриентов и выпускников дальневосточных вузов стали ориентироваться на текущую ситуацию, сложившуюся на рынке труда. Для руководства многих вузов это обстоятельство стало прекрасной возможностью решить многие проблемы за счёт дополнительного обучения второй специальности, увеличения количества «договорников» на «модные специальности», не всегда учитывая наличие необходимой материальной и учебной базы (профессорско-преподавательские кадры, аудитории, книжный фонд ит.д.).

  7. Численность и качество профессорско-преподавательских кадров. В отличие от центральных районов страны формирование научно-педагогических кадров дальневосточных вузов происходило главным образом за счёт собственных выпускников. Специалисты, прибывшие по направлениям из учебных заведений других регионов, как правило, не закреплялись. Так, из 210 молодых преподавателей, направленных в местные педагогические институты в 80-е годы, остались на Дальнем Востоке 83 человека, т.е. чуть больше 40%19. К тому же в регионе ощущалась острая нехватка специалистов, имеющих учёные степени. Согласно проведённым подсчётам удельный вес докторов и кандидатов наук среди профессорско-преподавательских кадров педагогических институтов составлял около 57,4%, а по некоторым квалификациям (психология, иностранные языки) менее 25 %20. Однако в 1990-е – 2000-е годы положение в это области несколько улучшилось, что было связано с неблагоприятной конъюнктурой на рынке труда, которая вынуждала молодых специалистов оставаться в вузах и серьёзно заниматься своей квалификацией. Этого требовала и политика руководства университетов, академий и институтов Дальнего Востока, заинтересованного в открытии новых специальностей и расширении набора студентов. Для подобных шагов была необходима более высокая численность дипломированных преподавателей.

Таким образом, современное состояние системы профессионального образования на уровне субъектов Дальнего Востока выявило ряд серьёзных проблем:

- недостаточное соответствие содержания профессионального образования запросам работодателей;

- слабая материально-учебная база, особенно в области подготовки по высокотехнологичным специальностям;

- низкий уровень социальной поддержки преподавателей и студентов;

- отсутствие равного доступа выпускников школ из регионов, сельской местности, семей с низкими доходами к поступлению в вузы;

- разрыв между уровнем знаний выпускников школ и требований ЕГЭ;

- недостаточное взаимодействие вузов с органами государственной власти и местного самоуправления, с ведущими научными центрами страны.

Подводя итоги, следует заметить, что высшие учебные заведения Дальнего Востока, как и другие вузы страны, по-прежнему вынуждены заниматься поиском новых механизмов и форм управления, которые бы позволили не только сохранить, но и укрепить уже существующую систему образования. Конечно, не всегда хорошо продуманная коммерческая политика иногда приводила к отдельным негативным результатам: перегруженность учебных аудиторий, нехватка литературы и недостаток оборудования, слабая обеспеченность дипломированными преподавателями новых специальностей, организация занятий в несколько смен и т.д. Однако рыночная экономика диктовала свои законы, к которым вузы должны были приспособиться методом проб и ошибок. От этого зависело существование самого высшего образования на Дальнем Востоке России.





О. Н. Бархатова, к.и.н., профессор

кафедры всемирной истории БГПУ
К ХАРАКТЕРИСТИКЕ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЙ

ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ КОНЦА XX - НАЧАЛА XXI ВВ.
В данном фрагменте означенной проблемы предусматривается рассмотрение двух основополагающих понятий современной культуры – ПОСТ-культура и Постмодернизм.

К 60-80-м гг. XX в. в американской и западноевропейской культуре проявились те признаки, которые свидетельствовали о переходе её на качественно новую фазу развития. В частности, она порывает с традициями классики, отказывается от своей преобразующей, творящей функции, стремясь полностью раствориться в окружающей действительности, становится тотальной, то есть стирающей грань между художественным творчеством и реальностью. Эту принципиально новую ситуацию в сфере современной культуры в специальной литературе, философской, исторической, культурологической, искусствоведческой, называют ПОСТ-культурой.


ПОСТ-культура
ПОСТ-культура – рабочее понятие, используемое в настоящее время для обозначения современной (условно с искусства поп-арта) ситуации в сфере художественного творчества. Выделим ее основополагающие характеристики.

1) ПОСТ-культура рассматривается как некий переходный период (переходная среда) от Культуры в классической интерпретации этого понятия к нечто принципиально иному её состоянию, сущность и направленность которого ещё далеко не осмыслена21. В условиях сохраняющей свои позиции традиционной культуры эту переходную ситуацию ещё называют внехудожественной культурой или антикультурой.

2) ПОСТ-культура – уникальный процесс в художественно-эстетическом пространстве, свидетельствующий о глобальном переходе человечества на качественно новый уровень бытия, подготовленный всем предыдущим развитием общества, и на который особенно повлияли достижения техногенно-компьютерной цивилизации XX-XXI вв. Это то состояние, которое в лексиконе нонклассики выражают понятием ПРЕД-культура будущего.

3) Следовательно, ПОСТ-культура есть переход к новым формам и методам отражения бытия, труднодоступный для восприятия человека традиционной Культуры, поскольку необходимый терминологический и понятийный аппарат для его описания и теоретизирования в неклассической эстетике и искусствознании на сегодняшний день ещё не выработан22.



4) Развитие культуры на рубеже XX-XXI вв. связывают с третьим этапом состояния ПОСТ-культуры23, когда происходит радикальное переосмысление самого понятия культуры и формируется новый тип мастера-творца.

  • Большинство творений современной ПОСТ-культуры – артефакты или арт-Инаковости, не относятся к традиционным произведениям искусства, поскольку они практически не обладают духовной (духовность в них отрицается), эстетической или художественной ценностью. Их значимость будет определена в будущем, в рамках неклассической эстетики.

  • Поскольку в ПОСТ-культуре отсутствуют какие-либо объективные критерии оценки её продукции, то фактическим руководителем и законодателем современной арт-деятельности и арт-критики является арт-номенклатура. Под арт-номенклатурой подразумевается некое международное элитарное сообщество, состоящее из владельцев художественных галерей, руководителей художественных музеев, театров, кураторов, организующих выставки, просмотры, искусствоведов, художественных критиков, которое разрабатывает стратегию, определяет идеологию и правила (неписаные законы) функционирования арт-мира. Оно также устанавливает шкалу «ценностей» арт-рынка, занимается маркетингом - «раскруткой» арт-проектов или отдельных представителей арт-деятельности, подготовкой общественного мнения, создаёт и «свергает» тех или иных кумиров и т. п.

  • В арт-практиках и арт-проектах художник, мастер в определённой степени теряет качество личностного творца своего произведения, так как вынужден учитывать пожелания других субъектов арт-рынка – заказчиков, менеджеров, спонсоров и т. д. Во второй половине XX в. искусство в значительной степени коммерциализировалось и превратилось в сверхдоходный бизнес. На арт-рынок продвигается тот товар, который даёт хорошую прибыль.

5) Инаковость складывающейся новой культурной среды, резко отличающейся от традиционной культуры, в настоящее время оценивают по-разному:

  • как тупиковую ветвь эволюции культуры и даже как апокалипсис человечества и цивилизации вообще;

  • как начало новой бездуховной цивилизации и появление человека-робота;

  • как зарождение иных форм космической духовности, которые выведут человека на принципиально новый уровень бытия и сознания.

6) Вместе с тем, при всех изменениях, происходящих в современной художественной культуре, Запад не утратил и сохраняет накопленный на протяжении длительного периода времени огромный эстетический опыт классического искусства. Он проявляется в творчестве мастеров, стремящихся противостоять исчезновению классики, в том числе и в арт-проектах, в искусстве, называемом традиционным или консервативным, в массовой и популярной культуре, а также в теории и практике постмодернизма, отвергающего крайности авангардистского стремления к новизне, в его эклектике и плюрализме.
Факторы, способствовавшие кризису классической культуры
1. Переоценка классических эстетических представлений об искусстве усилилась со второй половины XIX в. С одной стороны, в это время резко обнаружилось расхождение между традиционной гуманитарной культурой, связанной с человеком и его духовностью, и культурой технической. С другой – продолжался процесс размывания границ между гуманитарными, мировоззренческими дисциплинами и искусством как эстетическим феноменом. Именно в этот период стали постоянно звучать размышления о кризисе культуры и закате западноевропейской цивилизации.

2. Конструктивизм и дизайн, заявившие о начале смерти «изящных» искусств. Конструктивисты-дизайнеры видели главную роль мастера в организации среды обитания человека. Преследуя материалистические цели, они стремились к организации жизни по художественным законам, опиравшимся на достижения современной науки и техники.

3. Теория и эксперименты авангардного искусства24. В частности, создание Дюшаном в первые десятилетия XX в. произведений реди-мейда. Этим было положено начало исчезновению классического понимания искусства как эстетической категории. В реди-мейде, а затем в многочисленных арт-проектах и арт-практиках значимым стало не само произведение (согласно классической эстетике), а пространство или контекст, в котором этот помещённый автором арт-объект находится.

4. Способствовали разрушению классического искусства работы Э. Уорхола (1930-1987), зачинателя поп-арта. Главными объектами поп-арта стали тривиальные, популярные вещи (банки, бутылки, этикетки и т.п.), изображения которых были подняты творцами этого направления до уровня искусства. К отличительными особенностями модернистской арт-деятельности относятся:



  • её осознанная направленность на разрушение границы между искусством как таковым и окружающей действительностью;

  • вовлечение в творческий процесс зрителя, который не только созерцает действие, но и становится его соучастником;

  • алогичность и абсурдность по приёмам создания и используемым материалам её произведений, практически не обладающих духовной, эстетической или художественной ценностью.

5. Кризисной ситуации в сфере классического искусства во многом способствовала изменившаяся ментальность и мировосприятие современного человека в условиях информационно-потребительского общества. Наряду с фото-, кино-, видео-, комьютерными образами, всё большее значение стали приобретать виртуальные объекты и активные кибер-пространства, создаваемые в сети Интернет – сетевое искусство (нет-арт). Современная аудиовизуальная техника не только создаёт многообразные, многоуровневые виртуальные реальности, но и неклассический тип взаимодействия зрителя с артефактом (интерактивность).

Эти факторы и послужили основанием для того, чтобы в конце 60-х-начале 70-х гг. XX в. всерьёз заговорить о «смерти» традиционного искусства.


Постмодернизм
Постмодернизм – культура информационного общества, противопоставляющая себя модернизму и претендующая на его замену. Относительно точной даты складывания этого направления единого мнения в современной науке нет. Одни называют 30-е гг., другие – конец 50-х гг. (прослеживая его в итальянской архитектуре, затем в США)25, а также 60-70-е гг. XX в.

Термин «постмодернизм» появился в первой трети XX в. и применялся для обозначения реакции на модернизм. В частности, в работах Р. Панвица «Кризис европейской культуры» (1914) и Ф. де Ониса «Антология испанской и латиноамериканской поэзии» (1934). Распространена точка зрения, согласно которой первым литературным произведением постмодернизма явился роман Дж. Джойса «Поминки по Финнегану», в котором, как и в произведении Г. Гессе «Игра в бисер», преобладает ирония, побеждающая модернистский трагизм, какой, к примеру, свойственен сочинениям Ф. Кафки. Однако в эстетике того времени этот термин не прижился.

Культурологический смысл постмодернизм приобрёл в конце 40-х гг. XX в. во многом благодаря работе А. Тойнби «Изучение истории»26. Этим понятием А. Тойнби характеризовал конец западного господства в культуре и религии. В 70-х гг. термин стал широко использоваться в различных сферах жизни общества: в точных науках (как стиль постнеклассического научного мышления), в этике (как нравственная амбивалентность), в психологии (как преобладание эсхатологических настроений), в политологии (как тотальный конформизм) и т. п. Ч. Дженкс в работе «Язык архитектуры постмодернизма» (1977) истолковал понятие «постмодернизм» как отход от экстремизма и нигилизма неоавангарда и частичный возврат к традициям27.

В 80-е гг. XX в. постмодернизм стал претендовать на выражение общего теоретического основания современной науки28, философии, религии (постмодернистская теология)29, моды, политики, искусства30.

1. Для постмодернизма как широкого культурного движения характерно эклектическое смешение художественных стилей и эстетическая мутация.

2. В противовес агрессии авангардизма, постмодернизм стремится включить в современную Пост-культуру весь опыт мирового искусства, в том числе и западную классику, но осмысливая её на новой теоретической основе.

3. Постмодернизм не признаёт какой-либо эстетической теории или философии искусства в традиционном их понимании. Он не принимает эстетические ценности классики (такие, как одухотворённость, образность, антропоцентрический гуманизм, торжество разума), её категории (к примеру, эстетическое сознание, эстетический опыт, эстетическая культура), понятийный аппарат (прекрасное, безобразное, возвышенное, идеал, трагическое, комическое, стиль и т.п.).

4. Для постмодернизма характерен плюрализм, он адогматичен, не приемлет систему, чёткие концептуальные построения, не стремится познать первосмысл. Центральное место в нём – насмешливость и ирония.

5. Для постмодернизма не столь важно само произведение, не процесс его создания, а то, как оно воздействует на зрителя.

6. Постмодернизм является одним из проявлений ПОСТ-культуры, его составной частью. Как культурное явление отождествляется с эпохой «усталой» культуры, для которой характерно разочарование как в идеалах и ценностях классической культуры, так и отвержение авангардистского порыва к экспериментированию и погоне за новизной.

Его проявления:


  • эклектика и плюрализм,

  • игра (театрализация),

  • абсурд,

  • стремление шокировать,

  • негативное отношение к культу авторитетов и шедевров,

  • трансавангардизм,

  • симулякр (создание образа отсутствующей реальности, виртуальное искусство),

  • кэмп (разновидность кича: от вульгарности до порно-продукции, но и вкус, предельно утончённый в своём эстетизме).

Для культуры постмодернизма характерны две тенденции: 1) русло культуры, ориентирующееся на массового потребителя и, 2) элитарная, гуманитарная и научно-техническая, культура. Новейшим течением неклассического искусства является постпостмодернизм, который наследует постмодернизму, но в отличие от него создаёт новые художественные каноны – эстетику «технологического искусства».

Д. В. Буяров, старший преподаватель

кафедры всемирной истории БГПУ
НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОГО КУРСА ПРЕЗИДЕНТА ИСЛАМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ИРАН М. АХМАДИНЕЖАДА
М. Ахмадинежад был избран на пост президента Исламской республики Иран 24 июня 2005 г., и сразу же приступил к формированию новой команды – своих единомышленников. До президентства он занимал посты губернатора провинции Ардебиль и мэра Тегерана31. До своей победы на выборах 2005 г. М. Ахмадинежад практически не был известен на международной арене32, поскольку занимался политикой всего лишь в течение 15 лет, а основная его деятельность была связана с работой в муниципальных и региональных администрациях33.

Появление молодых неоконсерваторов - прагматиков на иранской политической арене не стало случайностью. Феномен М. Ахмадинежада лишний раз подтверждает гибкость исламской политической системы, сложившейся в Иране после 1979 г., ее способность адаптации к новым международным и региональным реалиям34. Выборы М. Ахмадинежада пришлись именно на время военно-политической активизации США в Юго-Западной Азии. К середине 2000-х гг. внешнеполитическая ситуация сложилась таким образом, что в Иране оказался востребованным именно самостоятельный и радикально настроенный лидер государства. При этом по степени своей религиозности и приверженности принципам исламской революционности М. Ахмадинежад превосходил многих духовных лидеров Ирана35.

Очевидно, что за 29 лет существования послереволюционного исламского режима внешнеполитическая доктрина ИРИ трансформировалась в сторону большей открытости и предсказуемости, чутко реагируя на изменение ситуации на международной арене36.

Первые практические шаги М. Ахмадинежада (визит в ИРИ премьер-министра Ирака И. Джафари, президента Сирии Б. Асада, лидера ливанской Хезболлы Х. Насруллы, а затем и ответные визиты) подтверждают вышеуказанную тенденцию. Кроме того иранская дипломатия стала проявлять повышенную активность в контактах с КНР, Индией и Россией37, расширять связи со странами-членами Движения неприсоединения, особенно с представителями Африканского континента и Юго-Восточной Азии.

На сегодняшний день ряд западных политиков и СМИ продолжают изображать ИРИ как воинственное и безрассудное государство, хотя эти заявления не совсем обоснованы. Иранские представители, в первую очередь А. Лариджани, делают попытки примирения с Саудовской Аравией и Египтом, призывая к коллективным посредническим действиям для урегулирования конфликтов в регионе38. Иран вполне может согласиться с тем, что лучшее средство для стабилизации обстановки на Ближнем Востоке – от продолжающейся межконфессиональной вражды в Ираке до внутренних потрясений в Ливане, а также для защиты собственных интересов – это налаживание отношений с его давними соперниками.

При этом следует помнить о том, что у Ирана с его ближайшими соседями существуют определенные противоречия (например, территориальные споры с ОАЭ). Корректировка иранской политики в регионе Персидского залива пока еще не носит характера смены ориентиров. Руководство ИРИ по-прежнему пытается создавать впечатление, что главы государств-членов ССАГЗ (Совета сотрудничества государств Залива) проявляют большую заинтересованность в развитии отношений со своим сильным соседом39. Иран как бы меняет тональность заявлений в отношении своих арабских соседей.

Безусловно, президент ИРИ и его сторонники не собираются отказываться от принявшего необратимый характер процесса последовательной интеграции ИРИ в мировую экономическую и политическую систему, намерены продолжать политику диалога, и не видят необходимости возврата к политике изоляционизма, характерной для первых послереволюционных лет. В июле 2008 г. М. Ахмадинежад заявил о том, что у Ирана готова база для продвижения диалога с США, и в Тегеране даже не препятствовали бы открытию Бюро интересов США40.

В то же время правительство ИРИ не особенно склонно к компромиссам с Западом. По ключевому вопросу противоречий, касающемуся ядерной программы Ирана, президент М. Ахмадинежад придерживается прежних позиций. Это означает, что Иран не намерен пересматривать свои подходы к реализации национальной ядерной программы. В этой связи следует помнить, что рахбар А. Хаменеи последовательно передает решение всех вопросов ядерной программы в руки М. Ахмадинежада41, поэтому трудно надеяться на изменение позиции ИРИ в атомном вопросе, который почти полностью зависит от президента - неоконсерватора.

Кроме того по-прежнему, одним из самых проблематичных моментов во внешнеполитической линии ИРИ являются достаточно радикальные высказывания иранского президента в адрес США и Израиля. Наряду с конструктивными предложениями, М. Ахмадинежад довольно часто делает весьма резкие заявления. Например, во время церемонии, посвященной 19-летию со дня смерти аятоллы Р. Хомейни, иранский президент отметил: «Я должен объявить о том, что сионистский режим Израиля с его 60-летней историей геноцида идет к своему концу. Также наступает время падения сатанинской власти Соединенных Штатов… империя власти и богатства будет уничтожена»42.

На сентябрьском заседании Генеральной Ассамблеи ООН выступление президента ИРИ было более сдержанным. Однако вновь прозвучала мысль, что американская империя уже в конце своего пути и правление будущих лидеров страны не должно простираться дальше ее границ. При этом сама идея мировой гегемонии США, по его мнению, становится изъяном43, а военное вмешательство США во внутренние дела исламских стран будет вести к все более возрастающим конфликтам44. Во многом подобная, отчасти агрессивная, риторика объясняется не только конфронтацией США и ИРИ, но также и личной позицией М. Ахмадинежада45.

Многие исследователи считают, что одним из главных результатов внешнеполитической деятельности М. Ахмадинежада как президента и его правительства является резкое ухудшение отношений ИРИ с США, мировым сообществом в целом, введение и постепенное ужесточение санкций против Ирана, а также отсутствие сдвигов в позиции по израильско-палестинскому вопросу. Так же начинает считать и значительная часть иранского населения. Это проявилось в том, что на выборах в важнейший Совет экспертов прагматики и реформисты получили в два раза больше мест, чем ультраконсерваторы и радикалы. При выборах в местные советы либералы и реформисты завоевали более 80% мест. Противостоящие президенту политические силы одержали победу в провинциальных исламских советах 29 из 30 останов (провинций)46.

Поэтому свой антиамериканский и антиизраильский курс М. Ахмадинежад пытается уравновесить активизацией деятельности в региональных и международных организациях. В 2005 г. Иран был принят в качестве страны-наблюдателя в ШОС (вместе с Индией и Пакистаном), в начале 2007 г. – страны-наблюдателя в СААРК (Ассоциация регионального сотрудничества Южной Азии). В 2006 г. В Тегеране прошла 7 сессия Генеральной Ассоциации азиатских парламентов, в 2007 г. работал исполнительный комитет этой сессии. По инициативе иранской стороны была поставлена задача создания Азиатского валютного фонда. В мае 2007 г. Иран участвовал в международной встрече в Шарм-аль-Шейхе. В этом же году состоялось несколько официальных переговоров с США по иракскому урегулированию (прошли 3 раунда). В октябре в Тегеране прошел саммит прикаспийских стран.

Особенностью международного курса М. Ахмадинежада стала открытая поддержка шиитских экстремистских организаций в странах Ближнего Востока47. Но в то же время Иран достаточно враждебно относится к «Аль-Каиде», называющей шиитский режим ИРИ вероотступническим и стремящейся повлиять на начало американо-иранской войны48.

Следует указать и на то, что с началом президентского правления М. Ахмадинежада большую роль стал играть махдизм49, который из религиозной доктрины стал трансформироваться в политическую идеологию и занял одно из центральных мест в иранской политике. М. Ахмадинежад не только делал заявления о скором пришествии Махди и на этом основании объяснял особенности своего политического курса, но и утверждал, что сам непосредственно связан с Аллахом50. Махдизм используется иранским президентом как пропагандистский инструмент, предназначенный для достижения как внутренних, так и внешних целей. В самом Иране он используется для консолидации нации накануне прихода Мессии. Во внешней политике – это философия борьбы с Западом51.

Таким образом, внешнеполитический курс М. Ахмадинежада и его команды, состоящей из неоконсерваторов, в определенной степени, повлиял на укрепление основ исламской государственности в Иране, подтвердил стабильность иранской политической системы, но в то же время неоднозначно отразился на имидже страны на международной арене. Иран стремится твердо отстаивать свои национальные интересы и решать стратегические задачи, зачастую допуская и обострение в отношениях с Западом, при этом не доводя дело до открытых конфликтов, особенно вооруженных. Правительство ИРИ готово проявлять себя как конструктивный переговорщик, но лишь при условии равноправного диалога с партнерами. Иранское руководство намерено и дальше декларировать идею «диалога между цивилизациями», ставшую при М. Хатами52 важнейшей основой внешнеполитической доктрины государства. В этой связи курс на многополярность и разрядку в международных отношениях, сохраняет формально свою приоритетность в Иране, который начинает сам претендовать на роль регионального лидера.


Ван Лун, студент 4 курса

международного факультета БГПУ
ОЦЕНКА ЛИЧНОСТИ ДЭН СЯОПИНА

СОВРЕМЕННОЙ КИТАЙСКОЙ МОЛОДЁЖЬЮ
Имя Дэн Сяопина, умершего 11 лет назад, в 1997 году, по-прежнему часто упоминается в Китае и за рубежом, когда речь заходит о современном Китае, его бурном движении вперёд. Это свидетельствует о том факте, что реформы, предложенные и проводившиеся Дэн Сяопином, были необходимы, востребованы временем, и уже проявлялись в той или иной форме как инициатива снизу. Стране нужен был сильный политический деятель, который своим современным государственным мышлением и политической волей дал бы толчок некоторому изменению прежней политической системы и реальному воплощению в жизнь новых экономических идей.

К числу наиболее важных моментов, связанных с жизнью Дэн Сяопина можно отнести следующее:

1) Происходя из обеспеченной семьи, он тем не менее выбрал трудную дорогу революционера, прошёл много испытаний. Его семья серьёзно пострадала уже в ходе строительства нового общества в Китае после создания КНР в 1949 году (временем бед и страданий для семьи Дэн Сяопина была Культурная революция).

2) Дэн Сяопин стал ядром второго поколения китайских руководителей. Он заложил основы для экономического развития Китая, разработав «принцип социализма с китайской спецификой». Это позволило Китаю получить репутацию страны с самой быстрорастущей экономикой в мире53.

3) Благодаря Дэн Сяопину Китай вышел из изоляции. Значительно улучшились отношения с Западом. Были установлены дипломатические отношения с США, улучшились японско-китайские отношения, была подписана Китайско-британская совместная декларация о возвращении Гонконга Китаю с условием не менять на протяжении 50-ти лет сложившуюся там политическую и экономическую систему. С Португалией было подписано соглашение о возвращении Китаю Макао.

Социальная, политическая и экономическая система внутри страны подверглись серьёзным изменениям во время правления Дэн Сяопина. Он объявил принцип «четырёх модернизаций» основой всех реформ. По этому принципу экономика была поделена на 4 сектора – оборонную промышленность, сельское хозяйство, науку и промышленное производство. В качестве приоритетной была выбрана стратегия «социалистической рыночной экономики». Дэн Сяопин утверждал, что Китай находится на первой ступени развития социализма, и что долгом партии является развитие «социализма с китайской спецификой». Идеологические принципы стали играть минимальную роль в экономике, что со временем доказало свою эффективность. В марте 1992 года Дэн Сяопин заявил на заседании Политбюро ЦК КПК: «Не стоит сковывать себя идеологическими и практическими абстрактными спорами о том, какое имя это всё носит – социализм или капитализм».

Реформы включали в себя элементы планового, централизованного управления, осуществляемого профессионально подготовленными чиновниками.

В сельском хозяйстве большинство «народных коммун» были распущены, а крестьянство, в основном, перешло на семейный подряд. Затем начал осуществляться демонтаж плановой системы и переход к рыночной экономике. Дэн Сяопин стал также инициатором создания особых экономических зон в Китае, благодаря которым в страну начали привлекаться иностранные компании и инвестиции.

Жизнь доказала правоту и правомерность предложений Дэн Сяопина в его многолетнем политическом споре со сторонниками уравниловки и «казарменного коммунизма». Реформы, начатые Дэн Сяопином, в КНР называют второй революцией.

Журнал «Партнёры» отмечает, что «такие выражения как «немыслимо», «китайское чудо» и «исторические перемены» были наиболее часто звучащими на Боаоском азиатском форуме»54. В ходе горячих обсуждений стали видны те феноменальные явления, которые происходят в Китае в течение 30 лет. Доля Китая в мировом ВВП увеличилась с 1% в 1978 году до более чем 5% в 2007. «Увеличение масштабов экономического роста в Китае является удивительным и беспрецедентным. Своим особым образом Китай изменил мир в политической, экономической и культурной областях», - сказал бывший советник президента США в экономике, всемирно известный экономист Джон Футлич55.

Когда Дэн Сяопин начинал свои прогрессивные реформы, нынешняя молодёжь была еще в младенческом возрасте Их взросление, становление как социально-значимых личностей происходило под знаком перемен. Влияние перемен каждый из них ощутил на себе, своей семье. Поэтому интересно было узнать, что думает современное молодое поколение о роли Дэн Сяопина в новейшей истории Китая, как оно оценивает его личность. С этой целью был проведён опрос 100 китайских студентов возраста 18-26 лет, обучающихся в России.

При обработке материалов письменного опроса были получены следующие результаты:

1. Дэн Сяопин – великий лидер Китая, выдающийся реформатор, революционер, деятель Коммунистической партии Китая, основатель экономического развития Китая, бывший председатель военного совета КНР.

2. Респонденты получили сведения о Дэн Сяопине из печатных средств информации, в школе, в университете, дома, от друзей.

3. Дэн Сяопин играл огромную роль в развитии современного Китая, успешно получил назад Гонконг и Макао. Он создал систему: «одна страна, но два способа управления». Он говорил: «…Развитие – неоспоримая истина. Не важно, какая кошка, важно, чтобы она ловила мышей».

4. Дэн Сяопин имел сильный характер, был скромным человеком, весёлым, добрым, любил свою семью, говорил по-французски, увлекался плаванием, не любил войны.

5. Дэн Сяопина можно сравнить с Чжоу Эньлаем, Тянь Цземином, Мао Цзэдуном, Сунь Чжоншанем.

6. Молодое поколение очень уважает Дэн Сяопина. Он - пример в жизни. Старшее поколение ещё больше любит его и чтит его память.

Таким образом, Дэн Сяопин был и остаётся одним из наиболее уважаемых политических деятелей в новейшей истории Китая. Китайская молодёжь хорошо информирована о роли Дэн Сяопина в тех положительных изменениях, которые произошли в Китае, высоко оценивает его человеческие качества, видит в нём пример для подражания. Такое отношение к Дэн Сяопину воспитывается как старшим поколением в семье, так и средствами массовой информации, в образовательных учреждениях, закрепляется в ходе общения со сверстниками.




А. А. Гринько, старший преподаватель

кафедры истории ДальГАУ
УКРАИНСКИЕ ЭСЭСОВЦЫ: ПРОШЛОЕ И

НАСТОЯЩЕЕ
В настоящее время во многих европейских странах стали значительно усиливаться националистические процессы. Значительную роль в развитии этих негативных тенденций играли и продолжают играть нацистские (эсэсовские) организации, ведущие свою историю со времен Второй мировой войны. Особое место среди стран, которые захлестнула волна нацизма, занимают государства, ранее входившие в состав СССР, прежде всего – Украина, Латвия, Литва, Эстония и некоторые другие.

В этом списке отдельная позиция принадлежит Украине. По стечению обстоятельств именно эта, большей частью исконно славянская территория, отправная точка в истории России и русского народа, стала к началу XXI века настоящим источником антироссийских настроений и местом героизации нацизма, в частности, формирований войск СС. Разумеется, далеко не весь украинский народ пронизывают антирусские настроения, однако они, вызревая в западной части, постепенно распространяются по всей Украине, и, что самое опасное, влияют на внутреннюю и внешнюю политику.

Тема украинского национализма очень обширна и довольно запутана, поэтому хотелось бы остановиться на рассмотрении одной из противоречивых страниц истории Украины, а именно, участии ее граждан в деятельности вооруженных формирований СС в годы Второй мировой войны. Следует отметить, что под вооруженными формированиями СС понимаются в первую очередь войска СС, а не многочисленные охранные отряды, айнзатцгруппы СД, полицейские батальоны и другие военные и полувоенные соединения.

Истоки формирования украинского соединения войск СС обнаруживаются летом 1941 г., когда представители украинских националистических организаций создали в Кракове административно-организационное ядро для последующего создания национальных воинских частей в рядах немецкой армии. Однако до катастрофы под Сталинградом немцы так и не решились на создание крупных украинских воинских частей из «славянских недочеловеков». 6 февраля 1943 года к начальнику генерального штаба вермахта генерал-фельдмаршалу Кейтелю обратился один из вождей ОУН (Организации Украинских Националистов) А. Мельник, чьим ближайшим советником был В. Кубийович. Предлагая свои услуги по формированию воинских подразделений из националистов, А. Мельник, писал следующее: «Надеемся, что вопрос о сформировании украинских вооруженных сил... найдет должное понимание и интерес. Украинские круги придают этому вопросу самое большое значе­ние и для его решения в интересах победоносного результата борьбы против Москвы готовы принять активное участие и предоставить себя в распоряже­ние верховного командования вооруженных сил»56. Рассуждения о «национальном характере» военных формирований были нужны вождям ОУН для того, чтобы привлечь в эсэсовские подразделения обманутых псевдонациональными лозунгами людей, и, прежде всего, молодежь.

28 апреля 1943 года губернатор Галиции фон Вехтер, собрав националистических лидеров, объявил о решении Гиммлера создать 14-ю гренадерскую дивизию Ваффен СС «Галичина», которую националисты в своих выступлениях называли «первой украинской дивизией» никогда не существовавшей «Украинской национальной армии». Подчеркивалось, что дивизия создается не для полицейских целей, а для действий на фронте. Штатгауптман города Львова Геллер выступая перед новобранцами, заявлял: «Теперь вы будете, шагать в ногу вместе с героической немецкой армией. Я убежден, что при наличии воли к победе большевизм будет побежден и возникнет новая Европа».

Процесс формирования курировал лично рейхсфюрер СС Г. Гиммлер. Однако призывы к украинской молодежи вступать в ряды «Галичины» не привели к желаемым результатам. Тогда немцы возложили миссию по созданию дивизии на В. Кубийовича, и он приказал всем без исключения учреждениям: как общественно-политическим, так и церковным, начать тотальную вербовку в дивизию. Ради привлечения добровольцев, вербовщики говорили, что аббревиатура «СС» означает «Сичевые Стрельцы» (вооруженное формирование в составе австро-венгерской армии, укомплектованное из жителей Галичины), что, конечно, несколько повышало желание у местного населения записаться в данное военное формирование.

На бирже труда в этот период поступали таким образом: человеку предлагали «добровольно» записываться в дивизию или в тот же день он отправится на каторжные работы в Германию. Вербовщики ловили молодых людей, сажали их в военные машины и под охраной везли на мобилизационные пункты. Директор львовской коммерческой школы Ковалиско самовольно записал в дивизию всех учащихся старших классов. Директор первой украинской гимназии во Львове Радзикевич обещал содействовать получению аттестатов зрелости тем учащимся, которые вступят в дивизию. Именно так выглядел на самом деле, сейчас сильно рекламируемый, «нескончаемый поток патриотов не призывные пункты дивизии».

Следует отметить, что созданию этой дивизии с самого начала активно противилась Организация украинских националистов С. Бандеры (ОУН(б)), во-первых, потому что члены ОУН(б) в нее не принимались, а во-вторых, потому что мобилизации немецкой стороной подвергались наиболее активные национальные элементы. Но позднее она старалась использовать ее для своих нужд. В специальной инструкции отмечалось: «На Западно-Украинские земли прибывают части [дивизии СС «Галичина»] для привлечения к борьбе с партизанами на Западно-Украинских землях. В связи с этим ... установить постоянную связь с частями дивизии, использовать ее в борьбе с большевистскими партизанами и польскими бандитами на украинских землях, за счет дивизии увеличивать боеприпасы организации, в случае отступления немцев, внезапного ли разоружения, вывоза ли дивизии СС «Галичина» за границы Украины все части привлечь в УПА»57.

До 2 июня 1943 г. на вербовочные пункты прибыло 53000 рекрутов, из них годными были признаны 27000, из которых было призвано 19000, а к месту сбора дивизии прибыло 13000 человек58. Наконец, осенью 1943 года, после фактически полугодового набора, было сформировано некоторое подобие воинского формирования. Его командиром стал оберфюрер СС Ф. Фрайтаг. В ноябре 1943 года солдаты дивизии СС «Галичина» были приведены к присяге. В ее тексте ни единым словом не упоминалось ни об Украине или Галиции, ни об украинском народе59. Это важно отметить в связи с тем, что многие бывшие «галичане» впоследствии утверждали, что присягали на верность только Украине, забывая, что все эсэсовцы присягали только Гитлеру.

После наспех проведенной, ускоренной подготовки, окончившейся в мае 1944 г., дивизию СС «Галичина» бросили на Восточный фронт. В июне 1944 г. она была включена в состав 4-й танковой армии группы армий «Западная Украина». Реально оценивая силы, «Галичина» могла бы успешно защищать фронт шириной 8 – 12 км., но получила 36 км. участок второй линии фронта, не имея танкового и авиационного прикрытия. Впервые столкнувшись с регулярными частями Советской Армии в ходе Львовско-Сандомирской операции, дивизия стала отступать и оказалась в окружении под Бродами, где при попытке вырваться из окружения 22 июля 1944 года «Галичина» была разгромлена. Попытки командира дивизии генерала Фрайтага, а затем Линдеманна, организовать сопротивление ни к чему не привели: уцелевшие эсэсовцы, бросив артиллерию, бежали в район Карпат, что свидетельствует об уровне боеспособности «Галичины», более предназначенной для проведения не войсковых, а полицейских операций. Из 17000 человек из советского окружения вырвалось только 3000 украинских эсэсовцев60. Несмотря на сокрушительный разгром под Бродами, немцы восстановили дивизию. Ее переформирование было проведено в августе-ноябре 1944 г. в Нойхаммере, куда были направлены резервные украинские подразделения и многочисленные полицаи, ушедшие вместе с немецкими войсками из Украины, спасаясь от советских войск.

В боевых действиях на фронте немцы дивизию боль­ше не использовали (за исключением нескольких дней в апреле 1945 г.), полностью разочаровавшись в ее боевых качествах. Впоследствии подразделения дивизии привлекались для борьбы с партизанами, карательных операций против мирного населения и охраны транспортных коммуникаций. Доказано их участие в операциях против мирного населения Польши (боевая группа «Баерсдорфа»), на Львовщине и Тернопольщине (4-й и 5-й полицейские полки в карательных акциях против жителей Гуты-Пеняцкой и Беняки, в Прикарпатье и под Тернополем)61. Осенью 1944 г. дивизия прибыла в Словакию для борьбы с партизанами (совместно с печально известной «бригадой Дирливангера»), а один из полков был выделен для подавления Словац­кого национального восстания. В январе 1945 г. вся дивизия была переброшена на австрийско-словенскую границу, против местных партизан. К этому времени она насчитывала, несмотря на значительное дезертирство, 22000 человек. Только в апреле 1945 г. о существовании украинской дивизии стало известно Гитлеру, что привело его в ярость. Он приказал немедленно разоружить ее, однако критическое положение на фронте не дало возможности этого сделать. Дивизию бросили затыкать прорывы в линии фронта, что привело к значительным потерям. В частности, только за один день боев она потеряла 729 убитых62. Большая часть дивизии (около 12000 чело­век) прорвалась в Австрию и сложила оружие перед союзниками.

Советское правительство требовало выдачи дивизии, но союзники отказались выполнить это требование, в том числе и благодаря тому, что многие из эсэсовцев сохранили свои польские паспорта. В 1947 г. правительство Великобритании приняло решение о вывозе всех украинцев из лагерей на свою территорию, где они и остались жить. Часть украинцев из Англии выехала в США и Канаду. Оставшимся в живых украинцам британское правительство назначило высокую пенсию и предоставило значительные льготы. Украинские эсэсовцы создали в Англии свою организацию «Союз українців Британії», который существует и в настоящее время.

За годы Второй мировой войны украинские националисты смогли создать только одно крупное боевое подразделение, впрочем полностью подконтрольное немцам. Ни о какой самостоятельности, даже в вопросах внутренней жизни дивизии, не могло идти и речи. Разумеется, отдельные группы украинцев служили и в других подразделениях войск СС, в частности, в дивизиях СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» и «Викинг», но их количество было незначительно, а роль – ничтожна.

Вскоре после войны бывшие эсэсовцы стали создавать некий идеализированный образ «бойца за свободу», упуская целый ряд неудобных для себя подробностей, о том, что многие попали в дивизию не по своей воле, что воевали действительно плохо и что спекуляция на патриотизме им и тогда, как и сейчас нужна только для самооправдания.

Сторонники реабилитации «Галичины» утверждали, что вопреки всеобщему убеждению 14-я пехотная дивизия СС никогда не принимала участия в карательных операциях. Подавлением же восстания в варшавском гетто и уничтожением десятков тысяч поляков и евреев, массовыми казнями гражданского населения в Киеве, Львове, Харькове занимались солдаты Русской освободительной армии. Эта точка зрения последовательно отстаивается и в наши дни.

Советская сторона не привела в Нюрнбергском процессе доказательств участия «Галичины» в карательных операциях. Тем не менее, Международным военным трибуналом дивизия СС «Галичина», как и вся организация СС, была признана преступной. Решение трибунала срока давности не имело. Однако, судебные инстанции ФРГ в 1959 г. и Канады в 1986 г. признали солдат дивизии фронтовиками, не участвовавшими в казнях польского и еврейского населения. Канада трижды рассматривала в суде историю «Галичины» - и все процессы подтверждали, что никаких военных преступлений за дивизией не числится. В постановлении судьи Ж. Дешена было сказано: «Члены дивизии проверялись в целях безопасности перед их въездом в Канаду. Обвинения в военных преступлениях никогда не подтверждались. Наоборот, в Словакии дивизию хорошо встретило местное население, которое плохо относилось к коммунистам. Солдаты даже взяли под свою защиту словацких рабочих, которых терроризировали партизаны»63.

Вплоть до настоящего времени не установлено точное число жертв дивизии СС «Галичина», как впрочем, и число пострадавших от всех украинских военных и полицейских формирований. По некоторым данным, эта цифра составляет 120000 поляков, более 40000 украинцев, а также неустановленное число русских и евреев. Большинство из них было убито с особой жестокостью.

В современной Украине проэсэсовские тенденции получили очень большое распространение. Во Львове появились улица и памятник В. Кубийовичу. А ведь В. Кубийович был идеологом и главным организатором дивизии СС «Галичина». Украинская организация «СС – Галичина» во многих городах ежегодно проводит демонстрации в память солдат этой дивизии. Постоянно поднимаются вопросы о признании тех или иных людей, организаций, вооруженных формирований героическими, но никак не преступными. В частности, во Львовском и Ивано-Франковском горсоветах неоднократно выносился на обсуждение вопрос о предоставлении дивизии СС «Галичина» статуса воюющей стороны во Второй мировой войне64. Это подразумевало объявление данного формирования воюющим не на стороне фашистской Германии, а на своей, украинской, стороне, за свободу родины, а ветеранов этой дивизии – участниками боевых действий за свободу и независимость Украины. В ответ МИД РФ заявило, что «это было бы воспринято не иначе, как позорный акт предательства по отношению к памяти миллионов мирных граждан, в том числе русских и украинцев, воинов Советской Армии, погибших на оккупированной гитлеровцами территории Украины и фронтах Великой Отечественной войны»65. Столь резкое заявление было вызвано не только постановлением горсовета Ивано-Франковска, но и энтузиазмом, с которым это решение воспринял официальный Киев. В частности, один из членов правительства Украины заявил о необходимости «скорейшей реабилитации членов УПА, и, особенно, дивизии «Галичина».


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница