А. Е. Шарихин Механизм преодоления и нейтрализации противодействия раскрытию и расследованию преступлений экономической направленности Лекция




страница1/3
Дата22.04.2016
Размер0.64 Mb.
  1   2   3
АКАДЕМИЯ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


А.Е. Шарихин



Механизм преодоления

и нейтрализации противодействия раскрытию и расследованию

преступлений экономической

направленности

Лекция


Москва • 2013

УДК 343.37

ББК 67.408.12

Ш25






Автор: А.Е. Шарихин, доктор юридических наук, профессор.





Рецензенты:

А.Ю. Шумилов, доктор юридических наук, профессор;

М.А. Сильнов, кандидат юридических наук, доцент.






Ш25



Шарихин А.Е.

Механизм преодоления и нейтрализации противодействия раскрытию и расследованию преступлений экономической направленности: лекция / А.Е. Шарихин; Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации. – М., 2013. – 40 с.





В представленной лекции рассматриваются вопросы, связанные с деятельностью организованной экономической преступности, которая не только совершает изощренные преступные деяния, но и активно оказывает противодействие раскрытию и расследованию противоправных деяний. Это обусловливает необходимость выработки механизма противодействия с использованием криминалистических приемов и методов, а также возможностей уголовно-процессуальных знаний, знаний уголовного права, теории оперативно-розыскной деятельности, которыми должны обладать сотрудники правоохранительных органов.

Для магистров и аспирантов Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации.




УДК 343.37

ББК 67.408.12

© Академия Генеральной прокуратуры

Российской Федерации, 2013



Введение
Проблема противодействия при расследовании экономических преступлений приобрела в последнее время особую актуальность и остроту, что обусловлено рядом факторов. Среди этих факторов необходимо выделить высокий уровень латентности преступной деятельности такого рода, а также использование организованной преступностью коррумпированных связей во властных структурах различного уровня, включая и правоохранительные органы, что нередко выражается в сращивании власти и криминала. О перспективах такого сращивания достаточно ярко высказался Председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин в 2010 г. в преддверии Дня Конституции, опубликовав в «Российской газете» статью1, где выразил опасение, что столь распространенное сращивание власти и криминала в скором времени может стать в России нормой, так как правоохранительные органы уже обнаружили такой опасный «симбиоз»: не только в станице Кущевская Краснодарского края, но и в Новосибирске, Энгельсе, Гусь-Хрустальном, Березовске и др. На основании этого Председатель Конституционного Суда РФ сделал вывод, что есть опасность для государства превратиться из криминализованного в криминальное, когда «граждане наши поделятся на хищников, вольготно чувствующих себя в криминальных джунглях, и «недочеловеков», понимающих, что они просто пища для этих хищников. Хищники будут составлять меньшинство, «ходячие бифштексы» – большинство. Пропасть между большинством и меньшинством будет постоянно нарастать». По мере роста агрессии, пишет В. Зорькин, в угнетенном криминалом обществе будет нарастать мечта «о железной диктатуре, способной предложить хоть какую-то альтернативу криминальным джунглям».

«Об этой диктатуре станут мечтать как о высшем благе. И еще неизвестно – останется ли подобное «благо» несбыточной мечтой обездоленных. Или же явится, после их долгих мук, сомнительный «спаситель», прекращающий криминальный беспредел и заменяющий его диктатурой того или иного образца», – отмечает Председатель Конституционного Суда РФ.

Поскольку такой сценарий, по мнению В. Зорькина, уже отнюдь не является антиутопией, перед Россией стоит острая и масштабная задача – декриминализация общества и государства, которое, будучи неспособным защитить своих граждан от бандитов и коррупционеров, обрекает себя на деградацию. «Именно на деградацию, а не на стагнацию, как утверждают многие, – подчеркивает высокопоставленный юрист. – Криминализующаяся система по определению не может быть стабильной. Поэтому все славословия в адрес пресловутой стабильности мгновенно теряют всяческий смысл, коль скоро перестает быть понятным, что мы имеем в виду под стабильностью». Деградация политической системы и угроза диктатуры, как отмечает В. Зорькин, – не единственная опасность, которую несет высокий уровень криминала, который угрожает самой территориальной целостности России, и неэффективная борьба с криминализацией может привести к распаду страны уже в ближайшие 10 лет.

Наряду с этим необходимо напомнить, что еще в 1985 г., когда в нашей стране была объявлена «перестройка», VII Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями одобренный резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 40/32 от 29 ноября 1985 г. был принят Миланский план действий, где отмечалось, что во многих странах имеют место динамичные и далеко идущие социальные и экономические преобразования. В этом документе отмечалось, что преступность представляет серьезную проблему в национальном, а в ряде случаев и в международном масштабе. Кроме того, здесь отмечалось, что некоторые формы преступности могут препятствовать политическому, экономическому, социальному и культурному развитию народов и ставить под угрозу права человека, основные свободы, а также мир, стабильность и безопасность.

Важной вехой в деятельности ООН, направленной на укрепление международного сотрудничества в борьбе с транснациональной организованной преступностью, стала Всемирная конференция на уровне министров по организованной транснациональной преступности (Италия, Неаполь, 21 – 23 ноября 1994 г.), где были отмечены и обоснованы девять угроз, которые несет транснациональная организованная преступность: суверенитету государств, обществу, отдельным лицам, национальной стабильности и государственному контролю, демократическим ценностям и общественным институтам, национальной экономике, финансовым учреждениям, демократизации и приватизации, развитию, глобальным режимам и кодексам поведения. В Политической декларации были выражена решимость защищать страны от организованной преступности во всех ее формах путем строгих и эффективных законодательных мер и оперативных средств1.

Указанные тенденции позднее нашли отражение и в нашей стране, что способствовало криминализации общественных отношений, источником которых выступала организованная экономическая преступность. При этом необходимо отметить, что этот вид преступности характеризуется организованностью, информированностью, технической оснащенностью, наличием собственной разведки и контрразведки, тщательной подготовкой к преступлениям, включая способность целенаправленного уничтожения доказательственной информации, т.е. имеет реальные возможности для организации противодействия раскрытию и расследованию.

Организованная экономическая преступность, действуя тайно, скрытно, пытается подорвать правопорядок, часто подменяя функции государства такими функциями, как протекция, репрессия, посредничество. Кроме того, ее деятельность направлена и для собственной защиты от уголовного преследования путем подкупа, шантажа и угроз в отношении участников уголовного судопроизводства, осуществляющих функцию уголовного преследования. Вместе с тем, как свидетельствует отечественная и зарубежная правоприменительная практика, не встречая противодействия, организованная экономическая преступность пытается устранить конкуренцию в тех сферах, где она господствует и стремится к монополии, направляя свои усилия на то, чтобы подорвать экономическую свободу.

Анализ зарубежных и отечественных научных исследований и следственной практики показывает2, что основной целью организованной преступности является на первых этапах своего становления получение максимальных преступных доходов при использовании своих подходов к отдельным представителям органов власти и управления. А позднее целью становится получение лидерами преступных формирований места в среде учредителей в государственных, хозяйственных и иных органах коммерческих фирм и компаний.

Один из старейших американских криминалистов Г. Абалдински, характеризуя организованную преступность, отмечал, что этот феномен можно определить как «неидеологизированное объединение с вовлечением большого числа людей, находящихся в тесном социальном взаимодействии, организованное на иерархической основе, имеющее, по крайней мере, три уровня, созданное для получения прибыли и достижения власти, проводящее как незаконные, так и легальные операции. Позиции, иерархии и специализация могут устанавливаться либо на основе родства или дружеских отношений, либо основываться на имеющихся навыках ее членов. Место в организации не зависит от того, кто его занимает на данный конкретный момент. Члены организации сохраняют ее стабильность, стремятся сохранять ее единство и активность для достижения своих целей. Эти организации стараются избегать конкуренции и борются за монополию в конкретном виде деятельности. Они готовы использовать насилие и /или подкуп для сохранения жесткой дисциплины. Членство в организации ограничено, хотя лица, не являющиеся ее членами, в случае непредвиденных обстоятельств могут быть привлечены к решению стоящих перед ней задач. Существуют особые правила, устные или письменные, которые подкрепляются санкциями вплоть до убийства»1.

27 марта 2000 г. Совет Европейского союза принял план совместных действий по борьбе с организованной преступностью, разработанный при тесном сотрудничестве с российскими полномочными структурами, который предусматривал такие сферы сотрудничества, как сотрудничество в судебной области; сотрудничество правоохранительных органов, включая оказание содействия академическим исследованиям по проблемам, представляющим совместный интерес (п. 14), а также сотрудничество в рамках других международных организаций, включая ООН и Совет Европы1. Седьмой конгресс ООН в одной из резолюций отнес экономические преступления к особо опасным и потребовал ужесточения борьбы с ними2.

Как известно, организованная преступность неразрывно связана с таким понятием, как мафия, исследование которой имеет комплексный характер. В связи с этим интересно заявление Д. Гамбетты, который, говоря о сицилийской мафии, в интервью журналу «Экономист» в 1995 г. отмечал, что мафия на Сицилии появилась в результате неурядиц в работе рынка. Государство было слабо, потому что у него не было законных инструментов, гарантирующих соблюдение деловых контрактов и прав на собственность. Таким образом, в экономике в целом не хватало доверия. Все это не значит, что мафиозные организации в России, Италии или где-то еще действительно занимаются полезной для общественности деятельностью, это значит лишь, что люди могут прийти к выводу: их личным интересам отвечает добровольное, а не из страха сотрудничество с мафией. Мафия столь сильна как в Сицилии, так и в России, считает Гамбетта, потому, что она выполняет экономическую функцию. Мафия наживается за счет не только совершения преступлений, но и на недоверии. Именно поэтому для противодействия организованной преступности необходимо сильное государство. В противном случае, как отмечают ряд исследователей, государство превращается в конгломерат кланов, для которых забота об экономическом развитии страны может быть лишь «побочным продуктом жизнедеятельности». Активность клана направлена на сохранение позиций и самовоспроизводство.

Рассматривая мафию, итальянские ученые выделяют как признаки, так и функции, которые характеризуют мафию. Это представляется важным для выработки механизма преодоления и нейтрализации противодействия раскрытию и расследованию преступлений экономической направленности.

Так, итальянский юрист Р. Мина, уделяя значительное внимание анализу мафии как организации, выделял пять признаков, которые характеризуют ее сущность: сбор и передача информации, нейтрализация действия правоохранительных институтов, использование основных социально-экономических служб, существование внутренней структуры, определенная внешняя законность действия.

А итальянский социолог П. Арлачи установил, что для мафии характерно выполнение трех основных функций, которые в условиях слабого государства востребованы обществом. К таким функциям он отнес протекцию, репрессии и посредничество.



Протекция сводится к защите прав собственника на имущество или обеспечению личной безопасности в обмен на установленное самой мафией вознаграждение. Тот, кто отказывается платить, становится жертвой грабежа, поджогов, а в отдельных случаях и физического насилия.

Репрессия – важная функция по наведению и поддержанию общественного порядка на контролируемой территории, когда воровство, бандитизм и другие противоправные деяния пресекаются мафиозной властью, если это не входит в сферу влияния «людей чести».

Посредничество является важнейшей функцией мафии, которая готова выступить посредником в любой конфликтной ситуации между отдельными индивидуумами или группами людей. В связи с этим можно говорить о формировании не только теневой экономики, но и теневой юстиции.

Учитывая изложенное, проблема противодействия раскрытию и расследованию преступлений экономической направленности, которые совершаются организованными преступными группами, имеет важное значение для эффективности деятельности органов предварительного следствия и может быть решена посредством активного использования криминалистических знаний, знаний в области криминологии, теории уголовного права, уголовного процесса, оперативно-розыскной деятельности, теории безопасности уголовного процесса и др.

Как свидетельствует отечественный и зарубежный опыт, комплексное использование знаний различных наук позволяет выработать систему мер для формирования механизма по преодолению и нейтрализации при раскрытии и расследовании преступлений экономической направленности.

Как свидетельствует отечественная правоприменительная практика, противодействие процессу расследования тяжких и особо тяжких преступлений экономической направленности, как правило, затрудняет процесс расследования и рассмотрения уголовных дел, что негативно сказывается не только на сроках следствия, но и препятствует исследованию обстоятельств, подлежащих доказыванию. В результате противодействия могут быть по разным основаниям прекращены уголовные дела, подорвана доказательственная база, что создает условия для того, чтобы лица, причастные к противоправной деятельности, не были привлечены к уголовной ответственности.

Указанные обстоятельства обусловили необходимость формирования криминалистического учения о преодолении противодействия расследованию преступлений и частной методики по расследованию отдельных видов преступных деяний, включая и преступления экономической направленности.


1. Понятие противодействия раскрытию и расследованию

преступлений экономической направленности

В последние годы наблюдается интерес российских ученых к исследованию проблем, обусловленных криминализацией таких сфер правовой жизни, как борьба с преступностью, включая обеспечение защиты правосудия. Это обусловлено необходимостью выработки адекватного механизма по обеспечению безопасности уголовного судопроизводства путем разработки криминалистической теории преодоления противодействия уголовному преследованию, концепции государственной защиты участников уголовного процесса, которые становятся основами комплекса междисциплинарной теории безопасности уголовного процесса.

Как справедливо отмечает А.Ф. Галузин: «Угрозы надлежащей реализации участниками процесса его действующей правовой модели исходят не только от внешнего противоправного воздействия на участников и сам процесс (возбуждение, расследование, судебное разбирательство), но и от внутреннего противоправного воздействия на участников процесса и процесс со стороны лиц, специально уполномоченных государством на должную организацию и правомерное осуществление процесса (оперативные работники, дознаватели, следователи, прокуроры, адвокаты, судьи), создающих «заказное» или «платное» судопроизводство – разновидность криминальной, легально-нелегальной «теневой юстиции», связывающей воедино негатив внешних и внутренних для процесса опасностей»1.

Учитывая это, важно не допустить проникновение «теневой юстиции» в деятельность государственных органов, которая сопряжена с обвинением, т.е. с публичным преследованием.

В постановлении Конституционного Суда РФ от 16.06.2009 № 9-П «публичное преследование» рассматривается как вид особой деятельности государственных органов.

Публичное преследование имеет связь с принципом публичности, который (ч. 2 ст. 21 УПК РФ) предполагает, что «в каждом случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные настоящим Кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления».

В связи с этим важно определиться, что представляет собой противодействие, в каких формах оно осуществляется, на кого рассчитано и какими причинами обусловлено.

Согласно С.И. Ожегову, противодействие означает «действие, препятствующее другому действию». Применительно к социальным системам противодействие получает свое развитие там, где происходит столкновение интересов отдельных лиц или групп. Противодействие объективно существует и в сфере уголовного судопроизводства, поскольку событие преступления обычно находится в фокусе противоборствующих интересов.

Уголовное преследование в соответствии со ст. 5 УПК РФ – это процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, в рамках которой можно выделить ряд этапов, включая:

возбуждение уголовного дела и выдвижение подозрения в совершении преступления в отношении конкретного лица;

производство следственных действий и проведение оперативно-розыскных мероприятий, направленных на проверку выдвинутого подозрения;

формулирование и предъявление обвинения в преступлении;

направление дела в суд с обвинительным заключением;

поддержание публичного и частно-публичного обвинения прокурором с целью обеспечения его законности и обоснованности в ходе судебного производства по уголовному делу.

Противодействие может иметь место на всех перечисленных этапах. Однако, как правило, наиболее активно противодействие проявляется на этапе предварительного расследования, включая проведение следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, а также при предъявлении обвинения, направлении дела в суд, а также в рамках судебного разбирательства.

Противодействие в процессе предварительного расследования преступлений экономической направленности, как правило, оказывают сообщники лица, совершившего преступление, которые остались на свободе и имеют денежные средства, связи посредством подкупа, угроз и шантажа. Воздействуя на различных участников уголовного судопроизводства, криминальные элементы учитывают их процессуальный статус и реальные возможности.

Так, противоправное воздействие на судей традиционно выражается в требовании принятия решений, которые зависят от усмотрения лиц, ведущих производство посредством:

прекращения дела, оправдания или смягчения наказания;

освобождения из-под стражи;

переквалификация тяжкого преступного деяния на менее тяжкое;

направления уголовного дела на дополнительное расследование.

Прокурорам со стороны «криминального мира», как правило, предъявляются следующие требования:

направление дела на дополнительное расследование;

переквалификация обвинения или изменение объема обвинения.

При оказании противоправного воздействия на следователей и лиц, производящих дознание, лица, оказывающие противодействие, стремятся добиться:

применения меры пресечения, не связанной с лишением свободы;

внесения в официальные документы ложных сведений, выводов или заключений, а также их сокрытия или уничтожения;

прекращения или приостановления уголовного дела;

отказа в возбуждении уголовного дела.

Сотрудникам оперативных аппаратов, как правило, предъявляются следующие требования:

сокрытие оперативной информации о преступном деянии;

изменение, утаивание, уничтожение предметов, которые могли бы служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных;

сообщение информации о лицах, сотрудничающих с оперативными службами на конфиденциальной основе;

сообщение об осуществляемой проверке или расследовании.

Особо выделяются требования, предъявляемые к адвокатам, которые должны установить лиц, содействующих уголовному судопроизводству, и выполнить ряд действий коррупционного характера для подкупа следователей, прокуроров и судей.

  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница