2. Торгово-экономические и инвестиционные связи




Скачать 365.83 Kb.
Дата10.05.2016
Размер365.83 Kb.
2. Торгово-экономические и инвестиционные связи

У торгово-экономических и инвестиционных связей есть объективные предпосылки. Экономики двух стран взаимодополняемы, что создает «превосходное условие для сотрудничества», причем взаимовыгодного. У нас общая граница – более 4 тысяч км, огромный рынок. У каждой из нас имеются свои экономические преимущества. Россия располагает богатыми запасами полезных ископаемых: нефть, природный газ, уголь, железная руда и т.д., лесные запасы, обладает «непревзойденным опытом в области высоких новых технологий, включая космические». Если взять КНР, то у нее много преимуществ имеет сельское хозяйство: «зерновые, масличные культуры, мясные продукты, овощи и фрукты необычно разнообразны, они дешевы, их можно в больших количествах экспортировать в Россию», — отмечает Юй Суй.

«Действительн, — пишет И.Рогачев, Китай для нас – один из самых важных источников снабжения продовольствием и товарами народного потребления районов Сибири и Дальнего Востока, а потенциально – инвестиций для развития этих регионов».

Кроме того, в КНР успешно развивается производство потребительских товаров: «средства связи, цветные телевизоры, кондиционеры, холодильники и стиральные машины, что дает возможность нашим странам сотрудничать в продвижении их на рынок».

Одновременно она является стратегически важным рынком «для российских сырьевых и энергетических ресурсов, продукции машиностроения, передовых научно-технических разработок. Россия обладает мощными заделами в самых разнообразных областях науки и техники. «Известно, — подчеркивает И. Рогачев, — что руководство КНР связывает перспективы хозяйственного развития с широким внедрением в производство новых и высоких технологий. Мы и китайские партнеры вполне можем соединить наши усилия в целях технологического обновления ключевых отраслей, определяющих лицо экономики. К тому же потребности национальных экономик и экономической интеграции в АТР диктуют нашим странам необходимость осуществления ряда взаимовыгодных, крупных проектов в экономике. И это становится возможным, причем при активной поддержке со стороны правительств двух стран».

Так что взаимодополняемость экономик двух стран не миф, «а вполне реальное, практическое понятие» и уже «от людей зависит на сколько они этим воспользуются», — считает Юй Суй.

Вызывает оптимизм тот факт, что руководство РФ и КНР уделяло и уделяет самое серьезное внимание взаимодополняемости, регулярно поддерживая тесные связи, используя положительные выгодные факторы, раскрывая потенциал взаимодополняемости, пролагая новые пути торгово-экономического и научно-технического сотрудничества.

В этом процессе взаимодополняемости одно из первых мест занимает торгово-экономическое сотрудничество. Однако в начале XXI века оно не отвечало тем возможностям, какие имелись у РФ и КНР. Одной из помех его развития зачастую являлось отсутствие полной информации о потенциальных партнерах, законодательстве двух стран. Для решения этой проблемы было необходимо использовать весь комплекс имеющихся средств – от специализированных изданий до систем электронной передачи данных. В связи с этим Минэкономразвития России и Министерство внешней торговли и экономического сотрудничества КНР начали совместную работу по созданию российско-китайского Интернет-сайта по вопросам торгово-экономического сотрудничества.

Другим важным вопросом являлась система взаимных расчетов между партнерами. Большинство коммерческих расчетов проводилось через банки третьих стран, что усложняло и удорожало оплату за производственные поставки. Следовало активизировать совместную работу по установлению прямых связей между банками двух стран.

Мешало расширению сотрудничества еще недостаточное развитие транспортной инфраструктуры, не всегда эффективное функционирование погранпереходов на российско-китайской границе.

Очевидно не случайно, в 2002 году на седьмой встрече глав правительств РФ и КНР речь шла о необходимости решения в ближайшей перспективе ряда задач в области торгово-экономического сотрудничества. Среди них:

«1. Обеспечивая благоприятные условия для торговли товарами традиционной номенклатуры, улучшать товарную структуру торговли за счет повышения в ней доли продукции высоких технологий, машиностроения и электроники, а также других товаров с высокой добавленной стоимостью, развивать прогрессивные формы экономических связей, обеспечивающих их долговременную и стабильную основу, интенсифицировать технико-экономическое и инвестиционное сотрудничество, включая создание совместных предприятий, производственную кооперацию, передачу технологий, совершенствовать систему обслуживания торговых операций, усилить работу в правовой, административной, управленческой и других областях с целью приведения режима торговли в соответствие с международными нормами».

Как видим, на первом месте среди поставленных задач стоит торговля. В 2001 году наблюдается тенденция роста товарообмена между двумя странами. Если за 5 месяцев он вырос на 43% и составил 3,79 млрд. долларов, то по итогам 7 месяцев – 5,5 млрд. долларов, а к концу года уже – 10,7 млрд. долларов, хотя планировался в размере 8 млрд. долларов.

В результате в «2001 году Россия стала восьмым крупнейшим торговым партнером Китая (после Японии, США, Гонконга, Республики Корея, Тайваня, Германии, Сингапура), ее удельный вес в общем внешнеторговом обороте КНР повысился до 2,1% против 1,7% в 2000 году. Доля Китая во внешнеторговом обороте России в 2001 году составила 5,1% (6-е место среди торговых партнеров России)».

Представляет интерес структура товарооборота. Если взять российский экспорт, то ведущей его группой стала «машинотехническая продукция, доля которой составила 29%, а объем поставок (2286,3 млн. долларов) увеличился по сравнению с предыдущим годом более чем в 8,5 раз.

Другими наиболее значимыми позициями российского экспорта в Китай в 2001 году являлись черные металлы – 15% (1204,4 млн. долларов), минеральное топливо – 10% (808,0 млн. долларов), химические товары – 9% (711,1 млн. долларов), древесина – 8% (598,8 млн. долларов), удобрения – 7% (591,8 млн. долларов), рыба и морепродукты – 6% (488,0 млн. долларов), цветные металлы – 5% (435,2 млн. долларов), целлюлоза – 4% (349,2 млн. долларов)».

В импорте России из КНР наибольший удельный вес занимают товары народного потребления и продукты питания (в общей сложности около 80%, в том числе товары ширпотреба – около 70%). Ведущими позициями российского импорта из КНР при этом являются изделия из кожи, одежда, текстильные товары, трикотаж, бытовая электротехника и электроника.

Наблюдается тенденция роста поставок двух последних групп и в то же время сокращение китайских продовольственных товаров.

В целом по официальным данным, российский экспорт в двусторонней торговле значительно превышает импорт. Суммарная величина отрицательного сальдо Китая в торговле с Россией за период 1992-2001 годов превысила 26 млрд. долларов, что вывело Россию по этому показателю на первое место во всей внешней торговле КНР.

Для более гармоничного развития товарооборота необходимо было диверсифицировать товарную структуру, использовать инструменты индикативных перечней товаров, создавать совместные производства, формировать двусторонние ассоциации производителей и экспертов – импортеров.

Приводимые цифры о торговом обороте являются официальными. Помимо них следует иметь в виду и ежегодную неофициальную торговлю. В 2000 году, например, специалисты Российско-китайского центра торгово-экономического сотрудничества оценили ее в 10 млрд. долларов США. Такую же цифру назвал Премьер Госсовета КНР Чжу Жунцзи в ходе официального визита в Россию в начале сентября 2001 года.

В 2002 году тенденция роста товарооборота сохранилась. За январь – май он «составил 4,57 млрд. долларов, увеличившись по сравнению с тем же периодом 2001 года на 20,6%, в том числе экспорт России в КНР – 3,47 млрд. долларов (прирост на 18,8%), а импорт России из КНР – 1,10 млрд. долларов (прирост на 26,8%)».

В первом полугодии прирост составил около 20% и объем торговли достиг 5,5 млрд. долларов, увеличившись по сравнению с тем же периодом предыдущего года на 18,7%.

За весь 2002 год торговый оборот вырос до 11,8 млрд. долларов. Как отметил Ху Цзиньтао, «темпы роста регистрируемой торговли за несколько лет увеличились вдвое». Вместе с тем, как подчеркивал российский министр иностранных дел И. Иванов, «можно достичь гораздо большего. Ведь доля Китая во внешнеторговом обороте России составляет всего 5%, а удельный вес нашей страны во внешней торговле Китая и того меньше – 2%».

Действительно, если торговля будет развиваться так же, как в 2002 году, то в течение ряда лет, отмечали В.В. Путин и Ху Цзиньтао на пресс-конференции, она могла достигнуть уровня 20 млрд. долларов регулируемого оборота.

Вместе с регулируемой торговлей сохранялась и нерегулируемая. Вот что о ней сказал В.В. Путин в ответе на поставленный вопрос. «Значительная часть товаров, ввозимых в Россию, поступает по каналам так называемой неорганизованной торговли. Эти товары, как правило, ввозятся мелкими китайскими и российскими фирмами с нарушением таможенных правил, не соответствуют техническим и санитарным нормам. К сожалению, все это подрывает репутацию качественных и не дорогих китайских товаров у российских потребителей.

Мы согласны с нашими китайскими коллегами, что в этой сфере настало время навести порядок. В настоящее время в России готовится проект нового Таможенного кодекса. В Правительстве Российской Федерации рассматривается вопрос об упорядочении порядка ввоза товаров физическими лицами. Будут приняты и другие меры, которые позволят перевести этот вид торговли в цивилизованное русло. Хочу подчеркнуть, что мы не намерены запрещать этот вид торговли. Данный вопрос имеет не только экономическое, но и социальное измерение и затрагивает интересы большого числа как российских, так и китайских граждан, занимающихся этим бизнесом. И этот факт надо принимать во внимание».

Что касается структуры торговли, то об этом сказал И.С. Иванов: «Главные направления дальнейшего продвижения двустороннего торгово-экономического взаимодействия, как представляется, должны включать стабилизацию поставок традиционных товаров, которые ныне формируют основу двустороннего товарооборота (химические удобрения, черные и цветные металлы, сельхозпродукция, товары широкого потребления), а также существенное увеличение доли машиностроительной и высокотехнологичной продукции, расширение инвестиционного сотрудничества. Необходима последовательная работа по закреплению и развитию появляющейся сети экономических взаимоотношений между Россией и Китаем, по приданию нашему взаимодействию более комплексного и сбалансированного характера».

2003 год вселял оптимизм. Действительно, за девять месяцев 2003 года товарооборот увеличился более чем на 26% и составил 11,23 млрд. долларов, в том числе российский экспорт – 7,41 млрд. долларов (+15%), китайский экспорт – 3,83 млрд. долларов (57,3%), а к концу года ожидался объем не менее чем 14 млрд. долларов.

Прогноз превзошел ожидания. Объем двустороннего товарооборота достиг 15,76 млрд. долларов, увеличившись на 32,1% по сравнению с 2002 годом.

Таким образом, экономическое сотрудничество приобретало устойчивую тенденцию к росту. Это показал 2004 год. В первом полугодии с.г. темпы роста взаимной торговли возросли. Ее объем достиг 9,45 млрд. долларов, что было на 39,1% больше по сравнению с аналогичным периодом 2003 года. Это давало основание прогнозировать, что к концу текущего года российско-китайская торговля могла вплотную приблизиться к рекордной отметке в 20 млрд. долларов. Фактически же объем товарооборота достиг высокой отметки и составил 21,2 млрд. долларов. Причем почти 50% товарооборота приходилось на приграничную торговлю.

Вместе с тем в российском экспорте сокращались доля машин и оборудования и увеличивалась доля сырья, сокращались поставки «большинства видов гражданской машинотехнической продукции». Как считали специалисты, это было связано в первую очередь с тем, что китайские производители осваивали выпуск новой номенклатуры обычных видов машин и оборудования, которые традиционно предлагались для экспорта российскими производителями. Кроме того, наблюдалось усиление конкуренции со стороны американских, японских, еэсовских, южнокорейских и др. компаний, которые не только предоставляли «более выгодные финансовые условия, но и активно участвовали в создании в Китае совместных предприятий».

В.В. Путин, давая интервью китайским газетам «Женьминь жибао», «Юный корреспондент Китая» и телекомпании «Центральное телевидение Китая» 13 октября 2004 года обратил внимание на то, что «речь должна идти не только об увеличении товарооборота. Нам нужно менять структуру нашего экономического взаимодействия. Здесь очень важную роль мог бы сыграть инвестиционный комитет, который создан двумя правительствами. Как я уже говорил, отвечая на предыдущий вопрос, мне казалось бы правильным менять структуру в направлении увеличения в этом товарообороте (или, точнее, в этом сотрудничестве) всего, что связано с высокими технологиями. Здесь у нас хороший опыт взаимодействия, нужны только дополнительные мощные стимулы для того, чтобы это взаимодействие шло более быстрыми и высокими темпами».

В 2005 году объем торговли увеличился на 7,9 млрд. долларов по сравнению с прошедшим годом. В следующем году по данным Государственного статистического управления Китая, товарооборот достиг 33 млрд. 386,55 млн. долларов (+14,7%), или 1,9% товарооборота Китая (1760,69 млн. долларов, +23,8%), в т.ч. экспорт России – 17 млрд. 554,12 млн. долларов (+10,5%), импорт 15 млрд. 832,43 млн.долларов (+19,8%), положительное сальдо 1 млрд. 721,68 млн. долларов (- 35,7% относительно 2005 года).

В 2006 году Россия была на 10–м месте среди торговых партнеров КНР после США, Японии, Гонконга, Республики Корея, Тайваня, Германии, Сингапура, Малайзии, Нидерландов.

Следует отметить, что за большими цифрами просматривался «однобокий характер» российской торговли. Китай получал от нас в основном сырье, 54% от всего экспорта России составляли нефть и нефтепродукты, остальное – лес - кругляк и военная техника. Доля машинотехнической продукции в нашем экспорте уменьшилась до 1,2%. Импорт из КНР – 29% составляли машины и оборудование, еще почти 21% – одежда из текстиля и трикотажа, 8,6% — обувь, свыше 5% — готовые изделия из кожи. Суммируем и получаем, что почти две трети китайского экспорта в Россию составляли товары высокой степени переработки, в том числе самая большая позиция – чуть ли не треть – приходилась на продукцию машиностроительного комплекса.

Следовательно остро стоял вопрос об облагораживании структуры торговли, о повышении в российском экспорте в КНР удельного веса продукции с высокой долей добавленной стоимости, прежде всего машин и оборудования.

Он обсуждался, в частности, на десятой встрече премьеров двух стран. Они в основном одобрили Программу развития российско-китайского торгово-экономического сотрудничества на 2006-2010 годы, которая должна помочь решить ряд остающихся в области двусторонней торговли проблем, включая совершенствование ее структуры.

В 2007 году в двусторонней торговле наблюдается ряд тенденций. С одной стороны продолжается рост ее объемов, с другой же у России впервые появляется отрицательное сальдо торгового баланса с КНР, и сохраняется преимущественно сырьевая составляющая, «продолжается процесс сужения базы роста российского экспорта в Китай, основным проявлением которого является уменьшение, либо стагнация физических объемов российских поставок по ряду крупных товарных позиций, традиционно составляющих основу российского экспорта. При этом продолжающая сохранятся в целом благоприятная ценовая конъюнктура уже не может в полной мере компенсировать отсутствие роста физических объемов поставок».

«В ходе визита в Россию Председателя КНР Ху Цзиньтао 26-28 марта 2007 года подробно обсуждался вопрос улучшения структуры товарооборота путем увеличения экспорта российской машинотехнической продукции в Китай. Китайская сторона озвучила намерения приобрести 14 российских энергоблоков для ТЭС, расширить сотрудничество по тематике самолетов Ту–204. Ху Цзиньтао также предложил создать Торговую палату машинотехнической продукции (в настоящее время идет проработка организационных вопросов создания такой палаты, определены ее председатели: с российской стороны – председатель Российского союза промышленников и предпринимателей А.Н. Шохин, с китайской – председатель Китайской торговой палаты по импорту и экспорту машиностроительной и электронной продукции Чжан Юйцзин».

Кстати, во время пребывания Ху Цзиньтао в Москве была открыта Национальная выставка КНР. На ней побывал В.В. Путин. После осмотра выставочных стендов последний заявил, «что для россиян будет крайне полезным ознакомиться с результатами экономического чуда Китая, лучшими производственными и технологическими достижениями страны. По его мнению, особый интерес должны представлять разделы, посвященные инновационной и информационной индустрии, авиации, космонавтике, энергетике, в том числе ядерной промышленности, а также презентация китайских достижений в таких сферах, как электроника и машиностроение».

Общая площадь выставки составляла 20 тысяч кв.м. В выставке приняли участие 200 компаний и предприятий, в том числе шесть министерств (министерство коммерции, министерство науки и техники, комитет оборонной науки, техники и промышленности, министерство информационной индустрии, министерство сельского хозяйства, госуправление по туризму), восемь провинций, городов центрального подчинения и автономных районов. Всего представлено около 15 тысяч видов продукции.

В ходе выставки прошли презентации города Шанхая, провинции Хэйлунцзян, Гуандун, Цзилинь и Сычуань, Внутренней Монголии, Синьцзянь-Уйгурского автономного района. Состоялось также второе заседание Российско – Китайского делового совета, семинары по вопросам сотрудничества между таможнями, по железнодорожному транспорту.

Во время выставки были заключены контракты на поставки российской машинотехнической продукции на сумму более 500 млн. долларов.

В 2008 году российско-китайский товарооборот увеличился более чем на 50% и составил свыше 50 млрд. долларов. По-прежнему, сохранялось отрицательное сальдо России. Вместе с тем, как отметил Вэнь Цзябао, выступая на 3-м российско-китайском экономическом форуме, «вот уже два года подряд продолжается восстановительный рост поставки в Китай российской машиностроительной и электротехнической продукции. Скоро у нас будет задействован ряд новых показательных проектов в сфере вертолета, металлургии и машиностроения…

Скорейшее достижение гармоничного развития китайско-российской торговли по темпам и качеству, улучшение и оптимизация торговой структуры отвечают нашим долгосрочным интересам…

Китайская сторона всегда приветствует и готова поддерживать и содействовать входу конкурентоспособных российских продукций и технологий на китайский рынок. В этом плане Китайско-Российская палата по торговле машиностроительной и электротехнической продукцией могла бы сыграть позитивную роль».

Одним из важнейших и значимых компонентов взаимодействия в торгово-экономической сфере является энергетическое сотрудничество. Речь в первую очередь идет о реализации масштабных проектов поставок нефти и газа, строительстве нефте- и газопроводов из России в КНР, совместной разработке месторождений углеводородного сырья, участия России в развитии газовой отрасли КНР.

В целом вопрос не простой. Об этом, например, свидетельствует интервью заместителя министра иностранных дел Лосюкова, данное им Интерфаксу 11 июля 2001 г.

«Вопрос: В Москве называют проект сооружения газопровода с Ковыктинского месторождения (Иркутская область, Восточная Сибирь) в Китай одним из наиболее перспективных в российско-китайском сотрудничестве. Однако в последнее время появились утверждения, что Китай не спешит принять участие в его реализации.

Ответ: Я так не сказал бы. Идут очень тщательное взвешивание перспектив, позиций и даже уже частично какие-то разговоры по финансовой стороне проекта. То есть прикидка по ценам, проработка технико-экономического обоснования. Ведь речь идет о многомиллиардном проекте и о колоссальном объеме работ.

Естественно, китайская сторона должна сначала хорошо взвесить свою энергетическую политику на перспективу. Ведь в Китае есть определенные внутренние резервы, которые еще не все использованы, например, месторождения каменного угля.

Мы говорим о проработке стратегии обеспечения Китая и России энергетическими ресурсами на очень далекую перспективу, на следующий век, поэтому речь не может идти о каких-то сиюминутных решениях.

Но есть стратегическое решение заниматься этим проектом. Собственно говоря, в этом у нас с Китаем нет каких-то расхождений. И мы, и Китай заинтересованы в этом проекте.

Более того, заинтересованность в наших энергетических ресурсах есть у всех стран в данном регионе, включая Японию, Корею, Китай. Или возьмите Индию. Крупнейшие индийские инвестиции за рубежом — это проект «Сахалин-1». Сейчас рассматривается идея о том, чтобы создать международную инфраструктуру, которая бы обсуждала схему равномерного распределения энергоресурсов в Азиатском регионе. Это позволило бы не только просто гнать ресурсы, где-то их теряя, а создать некую кольцевую систему энергоснабжения в регионе Северо-Восточной Азии с выходом, может быть, и на Юго-Восточную Азию. Такая задача требует решения многих экологических вопросов, определения видов энергии, которые можно будет использовать. Это очень крупная задача, к которой мы только приступаем. И наше обсуждение с Китаем вопросов строительства газопровода – только часть, даже, может быть, не главная, этой большой идеи».

Параллельно с этим намечалось строительство нефтепровода из Сибири в КНР – Ангарск – Дацин. В ходе визита председателя КНР Цзяо Цзэминя подписывается соглашение об основных принципах разработки технико-экономического обоснования строительства нефтепровода Россия – Китай протяженностью около 1700 км. По нему намечалось перекачивать по 20 млн.т. нефти в год с 2005 по 2010 год и по 30 млн.т. нефти с 2010 года. В целом предусматривалось, что поставки нефти по данному нефтепроводу будут осуществляться в течение 25 лет.

Строительство должно было вестись с участием российских компаний «Юкос» и «Транснефть», а с китайской стороны — национальной нефтегазовой корпорацией.

Во время шестой встречи глав правительств РФ и КНР, проходившей в Москве 7-12 сентября, 2001 г. заключается Генеральное Соглашение о совместной разработке технико-экономического обоснования проекта строительства нефтепровода «Россия – Китай».

Руководители правительств двух стран сошлись на том, что одним из главных направлений сотрудничества должно быть «осуществление проекта строительства нефтепровода «Россия – Китай» и ввод его в эксплуатацию в 2005 году; продолжение взаимодействия в газовой области, включая строительство газопроводов и участие России в развитии газовой промышленности КНР; поддержка сотрудничества компаний двух стран в разведке и освоении нефтяных и газовых месторождений на территории России и участия Китайской Стороны в освоении нефтяных и газовых месторождений на территории России; оказание дальнейшей поддержки компаниям двух стран в торговле нефтью».

Однако данные проекты остались на первоначальной стадии. Были лишь одни пожелания осуществления намеченного. Так, И. Иванов 27 ноября 2002 г. написал о том, что ведется «разработка и подготовка к осуществлению проектов прокладки нефтепровода Россия – Китай и газопровода из западных районов Китая к его восточному побережью, в котором примут участие российские компании».

В.В.Путин, выступая на пресс-конференции, отметил: «Рассматривается возможность строительства нефте- и газопроводов с территории России в Китайскую Народную Республику. Вопрос в том, как будут развиваться эти маршруты, каким образом. Это – вопрос, на который должны ответить специалисты.

Но в любом случае хочу отметить заинтересованность России в выходе на китайский рынок. Мы намерены способствовать реализации этих проектов».

2 декабря 2002 г. официальный представитель МИД РФ в ответ на вопрос российских СМИ по проблемам отношений с КНР подчеркнул, что делается все для «создания благоприятных условий для реализации проекта строительства нефтепровода «Россия – Китай», оказания всесторонней поддержки компаниям двух стран в реализации проекта газопровода «Запад – Восток», который имеет стратегическое значение для развития российско-китайского сотрудничества в области газовой промышленности».

27 февраля 2003 года И. Иванов вновь озвучивает в ответах на вебсайте данный вопрос: «На важнейшее место в экономическом сотрудничестве с Китаем выдвигается энергетическая сфера. «Газпром» будет участвовать в сооружении транс-китайского газопровода «Запад – Восток», а также связанных с этим проектах добычи газа и создания системы газораспределения в Китае. Китайские компании изучают возможность участия в разработке нефтяных месторождений на российской территории. Прорабатывается ряд крупных двусторонних и многосторонних экспортных проектов с участием Китая, которые будут реализовываться с учетом единой российской программы использования нефтегазовых ресурсов Сибири и Дальнего Востока».

И.А. Рогачев также касается рассматриваемых проблем. Вот что он пишет: «Продолжается проработка масштабных российско-китайских энергетических проектов, успешная реализация которых, с моей точки зрения, может оказать определяющее воздействие на развитие двустороннего экономического сотрудничества между нашими двумя государствами в XXI в. Продолжается работа по Ковыктинскому газовому проекту. Предусматривается в течение 30 лет транспортировать в КНР с Ковыктинского газоконденсатного месторождения в Иркутской области не менее 10 млрд. куб. м газа в год. Еще 10 млрд. куб. м в год планируется поставлять транзитом через КНР в Южную Корею. В феврале 1999 г. по этому проекту уполномоченные компании России и Китая подписали генеральное соглашение на разработку технико-экономического обоснования. Стороны активно сотрудничают по вопросам поставок нефти из России в Китай. Здесь также большие перспективы».

Привлекает к себе внимание и интервью В.В. Путина от 13 октября 2004 г. Приведем из него интересующие фрагменты:

«Вопрос: Многие китайские зрители знают, что Россия и Китай в последние годы постоянно обсуждают вопросы взаимодействия в сфере топливно-энергетического комплекса. Можно ли ожидать что Ваш визит принесет какие-то предпосылки для прорыва в этой сфере?

Ответ: У нас абсолютно открытый диалог с нашими китайскими партнерами. Мы знаем о заинтересованности Китая в стабильном получении энергоресурсов из России. И Россия заинтересована в том, чтобы в лице Китая у нее был надежный и стабильный партнер с растущими потребностями в энергетических ресурсах.

Здесь нет никаких проблем ни политического, ни идеологического, ни экономического характера, которые мешали бы нам развивать отношения в энергетической сфере. Россия активно развивает и атомную, и тепловую энергетику. Мы готовы дальше развивать наше сотрудничество в электрогенерации. Мы хотим и будем сотрудничать с Китаем, имея в виду перспективы развития его северных, северо-западных и северо-восточных территорий, будем сотрудничать и на предмет поставки в Китай энергетического сырья.

Мы обсуждали этот вопрос с Председателем Ху Цзиньтао, когда он был в Москве, причем применительно к конкурентным проектам. Мы приветствуем намерения китайской стороны инвестировать в российскую экономику, как здесь было объявлено во время визита Премьера Госсовета Китайской Народной Республики, 12 и больше млрд. долларов. Повторяю, хотелось бы, чтобы все эти инвестиции распределялись достаточно взвешенно, имея в виду будущее наших экономических отношений, которое, как я уже говорил и хочу еще раз повторить, должно быть направлено прежде всего на развитие в высокотехнологичных областях. Но мы понимаем всю важность энергетики, будем приветствовать китайское участие и в этой совместной работе.

Вопрос о маршрутах движения нашего трубопроводного транспорта. Я думаю, вы меня поймете, я скажу совершенно откровенно и честно: прежде всего, мы должны исходить из наших национальных интересов, мы должны развивать восточные территории Российской Федерации, территории Дальнего Востока, поэтому мы должны планировать и осуществлять там крупные инфраструктурные проекты. Поэтому окончательное решение будет принято исходя их этих соображений, но мы учитываем и интересы наших партнеров. Мы думаем, что и Китайская Народная Республика – потребитель этого энергетического сырья – заинтересована в том, чтобы транспортная инфраструктура была хорошим импульсом для дополнительной геологоразведочной работы, для того чтобы российские энергетические ресурсы были оценены в полном объеме, с тем чтобы китайские потребители, учитывая планы развития народного хозяйства Китайской Народной Республики, могли знать: сколько, в какие сроки и какое энергетическое сырье могут получить китайские предприятия из России.

Все это мы будем в абсолютно-откровенном режиме обсуждать с нашими китайскими друзьями, и я уверен, что найдем решения, которые будут приемлемы как для нас, так и для наших партнеров».

Почему затягивалось осуществление намеченных проектов? Один из ответов заключается в том, что «в 2002 году в России начали обсуждать возможность строительства нефтепровода «Ангарск-Находка». В результате во время визита премьер-министра Японии Д. Коидзуми в Россию была достигнута договоренность о строительстве и этого второго нефтепровода, причем Токио активно лоббирует этот проект. Вопрос о выборе оставался нерешенным вплоть до 2005 года, когда российская сторона заявила, что оба варианта маршрута нефтепровода требуют дополнительной экспертизы с точки зрения экономики и экологии. Также ведутся разговоры о вполне возможном сочетании этих двух вариантов. Один из серьезных вопросов заключается в том, как и в каком месте оптимально провести нефтепровод в районе озера Байкал. Здесь важно иметь полную экологическую и сейсмологическую оценку. Также российские эксперты утверждают, что в ближайшем будущем может быть принято окончательное решение по указанному вопросу, но считают трудным назвать конкретное время принятия решения. В связи с этим с начала 2005 года Россия решила увеличить поставки нефти в Китай по железной дороге».

Кстати, в 2003 г. в КНР было поставлено 3,3 млн. т. нефти, то в 2006 г. уже больше 15 млн. тонн, из которых почти 12 млн. тонн железнодорожным транспортом.

Хорошим импульсом в энергетическом сотрудничестве, как пишет И. Рогачев, «явилось подписание во время встречи глав двух государств в Москве (30 июня – 3 июля 2005 г.) двусторонних соглашений о сотрудничестве в области нефти и газа, а также электроэнергетики. Будет оказано содействие осуществлению российско-китайских проектов в нефтегазовой сфере, включая проект строительства нефтепровода из России в Китай и проекты совместного освоения нефтегазовых месторождений на территории обеих стран. Предприятиям двух стран поручено провести конкретные консультации по указанным выше проектам.

В марте 2006 г. В.В. Путин, находясь с визитом в Китае, подписал с китайскими представителями ряд соглашений, в том числе – гигантский проект нефтепровода.

За разъяснениями об этом проекте журнал «Международная жизнь» обратился к послу КНР в РФ Лю Гучану. Вот что он ответил: «Проект магистрального нефтепровода «Восточная Сибирь» — «Тихий океан» является важным шагом России в осуществлении диверсификационной экспортной политики.

Проект позволит расширить китайско-российскую торговлю сырой нефтью, объективно будет способствовать энергетической безопасности АТР и особенно Дальневосточного региона. В марте 2006 года между китайской нефтегазовой компанией и российской нефтепроводной компанией был официально подписан протокол о строительстве ветки нефтепровода в направлении Китая. В настоящее время проводятся изыскательные работы. Мы надеемся, что строительство этой ветки заложит прочные основы долговременного и стабильного сотрудничества в области энергетических ресурсов».

В 2007 году было построено 1200 км этого мощного нефтепровода. Строительство, по словам С.С. Разова, шло по графику.

Что касается ответвления Сковородино – граница КНР, то в ходе визита В.В. Путина подписывается соглашение о принципах строительства и эксплуатации данного нефтепровода. «Как заявил Российской газете» вице-премьер Игорь Сечин, о целевых показателях будущей трубы говорить рано, так как это ответвление должно быть синхронизировано со строительством китайской трубопроводной системы. Между тем сам Сечин подписал с китайским коллегой Ван Цишанем меморандум о сотрудничестве в нефтяной сфере. По словам вице-премьера, до 25 ноября 2008 г. российско-китайские компании доложат правительству о проведенных переговорах и конкретных проектах. Цена на российскую нефть для китайцев будет рассчитываться исходя из мировых стандартов, вместе с тем Сечин исключает возможность того, что Россия станет сырьевым придатком Китая. «Речь идет о совместной работе на новом рынке сбыта. Это правильная своевременная работа» — сказал Игорь Сечин, подчеркнув, что, в случае если западный рынок сократит объемы потребления нефти, освободившиеся углеводороды перекинут на новые рынки»

Что касается газа, то в 2005 году в стадии проработки находилась «Программа создания в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке единой системы добычи, транспортировки газа и газоснабжения с учетом возможного экспорта газа на рынки Китая и других стран Азиатско-Тихоокеанского региона». Концепция программы предусматривала развитие транзитных, экспортно-ориентированных магистральных трубопроводов на юге Дальнего Востока, запитываемых с Сахалинского и Якутского газодобывающих центров.

Через 3 года данная программа утверждается. «Те договоренности, — отмечает С. Разов, — которые были достигнуты ранее, а именно, о возможности поставок газа по западному направлению в объеме 30 млрд. кубометров, а также восточному в объеме 38 млрд. кубометров из России в Китай, остаются на повестке дня. Соответствующие компании России и Китая ведут коммерческие переговоры, в рамках которых решаются принципиальные вопросы: объемы и условия поставок, цена и т.д.».

Кроме нефти и газа сотрудничество осуществляется и в области электроэнергетики. В июле 2005 года ОАО РАО «ЕЭС России» и Государственная электросетевая корпорация Китая подписали Соглашение о долгосрочном сотрудничестве России и КНР в данной сфере. Его технико-экономические параметры должны кардинально изменить сложившиеся до сего времени представления о производственной динамике и структуре развития электроэнергетики юга Дальнего Востока.

В соответствии с ним российские и китайские компании активно ведут работу широкомасштабного экспорта электроэнергии из России в Китай. В 2015 году, отметил Камынин, предлагается довести объем экспортных поставок до 60 млрд. КВтч в год.

Как пишет И.Рогачев, «проектируемая энергетическая инфраструктура для транзита топливно-энергетических ресурсов (нефте- и газопроводы, высоковольтные ЛЭП), а также транссибирский железнодорожный маршрут сформируют на полигоне «Восточная Сибирь – Сковородино – Благовещенск — Хабаровск и Комсомольск-на-Амуре — Приморского края» энергетический коридор, напоминающий по своей форме пространственную дугу. В создании этой «дуги» предполагается вложить не менее 15 млрд. долларов. Энергетический коридор превратит юг Дальнего Востока в мощное транспортно-энергетическое транзитное пространство».

Премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао, выступая на 3-м экономическом форуме, также отметил перспективность китайско-российского энергетического сотрудничества. Ибо нельзя жить только сегодняшним днем. «Мы, подчеркнул он, намерены взаимодействовать в освоении новых видов энергоносителей, развитии и освоении технологий энергосбережения, в области глубокой переработки энергоносителей. Это, на мой взгляд, выгодно обеим сторонам».

Действительно, сотрудничество двух стран в области энергетики не только перспективное, но и ключевое направление. Стороны договорились о разработке перспективной программы такого сотрудничества до 2020 года.

С точки зрения Лю Гучана, «энергетические ресурсы – это приоритетная сфера китайско-российского экономического сотрудничества, и в этой сфере имеется огромный потенциал. Принципы китайско-российского сотрудничества в области энергетических ресурсов – взаимная выгода, соответствие масштабов с потенциальными возможностями. Никто не ставит цель одностороннего удовлетворения потребностей своей страны. Китай и Россия должны осознать, что расширение сотрудничества в энергетической сфере не только благоприятно для диверсификации импорта энергетических ресурсов Китаем, но также благоприятно и для диверсификации российского экспорта».

Важное значение в двусторонних отношениях имеет налаживание инвестиционного сотрудничества. В начале XXI века его объемы были невелики. Так, в 2002 году в Китае имелось чуть более «1100 предприятий с российским капиталом с общим объемом контрактных инвестиций в 250 млн. долларов. В России же было зарегистрировано более 400 предприятий с китайским капиталом, и суммы их инвестиций того же порядка».

Как отметил министр иностранных дел И. Иванов в ответах на веб-сайте 27 февраля 2003 года, «в последнее время китайские деловые круги проявляют повышенный интерес к возможностям инвестирования в такие сферы российской экономики, как сборка электробытовых приборов, высокие технологии. В настоящее время предполагается отобрать несколько «пилотных» проектов китайских инвестиций, которым будет оказано необходимое содействие на всех уровнях.

Важно, что стороны начинают рассматривать друг друга в качестве стратегически важных рынков, возрастает интерес компаний двух стран к работе, соответственно, в России и Китае».

Действительно, КНР «проявляет интерес к размещению инвестиций в развитие в России телекоммуникационных сетей, к организации сборочных производств и поставкам продукции микроэлектроники и бытовой электротехники».

И вместе с тем объемы инвестиционного сотрудничества были невелики. «Что можно сделать для улучшения ситуации?» – поставил вопрос И. Иванов.

И сам же, отвечая на него, указал, что «дополнительным стимулом к решению инвестиционного сотрудничества могло бы стать подключение России к реализации программы ускоренного развития западных районов КНР, что обсуждалось недавно на восьмом российско-китайском форуме по межрегиональному сотрудничеству. Есть хорошие перспективы и у сотрудничества в многостороннем формате, в том числе в рамках участия России и Китая в проектах многостороннего сотрудничества в Восточной Азии, прежде всего на Корейском полуострове».

В 2002 году по инициативе российской стороны достигается договоренность о создании Рабочей группы по инвестициям в рамках Подкомиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Китайская сторона приняла наше предложение об отборе «пилотных» инвестиционных проектов.

По данным министерства коммерции КНР, к началу 2003 года общее количество зарегистрированных на территории Китая предприятий с участием российского капитала составило 1413 – с суммарным объемом российских контрактных инвестиций 718,3 млн. долларов. Общий объем накопленных российских инвестиций в Китае достиг 303,2 млн. долларов. За 2002 год количество предприятий с российским капиталом в Китае увеличилось на 116 предприятий (+8,9%), суммарный объем российских контрактных инвестиций в 2002 году составил 45,8 млн. долларов, накопленные российские инвестиции – 38,7 млн. долларов.

Предприятия с российскими инвестициями действуют в Китае в таких отраслях, как энергетическое машиностроение, химическая промышленность, производство стройматериалов, легкая и пищевая промышленность, ремонт судов, речные транспортные перевозки, строительство инфраструктурных объектов, кожевенное производство и торговля.

К числу перспективных кооперационных проектов можно отнести совместное производство в г.Баотоу АРВМ КНР внедорожных грузовиков на базе машины «Урал» (участники: ОАО «Автомобильный завод «Урал», г. Миасс и северная корпорация тяжелого машиностроения АРВМ КНР, Norheinco). В рамках проекта I кв. 2003 года для совместной сборки в КНР поставляется партия из 54 комплектов автомобилей «Урал». Заказчик – Корпорация оружейной промышленности КНР. Автомашины были собраны (кабина и двигатель – китайского производства) и проходили ходовые испытания.

В стадии предварительной проработки находились проекты по кооперационному производству в КНР комплектующих для шагающих экскаваторов-драглайнов (участники: ОАО «Объединенные машиностроительные заводы» Екатеринбурга, Тайюаньский завод тяжелого машиностроения провинции Шаньси), автобусных дизельных двигателей (ОАО «Заволжский моторный завод» г. Череповец и завод «Чан Ань» г. Чунцин, провинция Сычуань), российских тяжелых колесных тягачей КЗКТ-8014 (участники: АО «Русич», г. Курган и компания тяжелых грузовиков «Те Ма», г. Чунцин, провинция Сычуань), спецавтотехники на базе машин «Урал» (ОАО «Автомобильный завод «Урал», г. Миасс и завод нефтяного машиностроения г. Сиань, провинция Шэньси), газотурбинных энергетических установок (ОАО «Пермский моторный завод» и компания «Дун Ань» г. Харбин, провинция Хэйлунцзян), нефтегазовой запорной арматуры (ОАО «Тулаэлектропривод» и Китайская государственная угольная корпорация).

Динамика размещения китайских инвестиций в России также имеет устойчивую тенденцию роста. К началу 2003 года общее количество санкционированных министерством коммерции КНР предприятий с участием китайского капитала в России составило 482 предприятия с суммарным объемом двусторонних инвестиций 325 млн. долларов, китайские инвестиции – 207 млн. долларов. Всего в РФ утверждены 1000 китайских предприятий и компаний.

В 2002 году количество предприятий с китайским капиталом в России увеличилось на 27 предприятий (+5,9%). Суммарный объем двусторонних инвестиций за год составил 42,7 млн. долларов, из них китайские инвестиции – 35,5 млн. долларов.

По фрагментарным данным министерства коммерции КНР, средний объем китайских инвестиций в одно предприятие на территории России составляет 430 тыс. долларов, что свидетельствует о том, что данные структуры пока учреждаются преимущественно как малые предприятия. Основная часть малых и средних предприятий с участием китайского капитала в России действуют в таких областях, как торговля, общепит, пошив одежды, сельское хозяйство и лесопереработка.

Большая часть китайских предприятий учреждается в приграничных регионах РФ. По данным местных администраций РФ, на территории Приморского края зарегистрированы 573 предприятия с участием китайского капитала, в Хабаровском крае – 334, в Читинской обл. – 100, в Амурской обл. – 64, в Ивановской обл. – 4.

Несмотря на немалое количество учреждений на территории РФ структур с китайским участием, их реальный инвестиционный вклад в развитие российской экономики пока незначителен. Общий объем китайских прямых инвестиций в Приморском крае, накопленных в 1990-2002 гг. составляет 13,3 млн. долларов, включая 3,4 млн. долларов из Гонконга. В Хабаровском крае предприятия с участием китайского капитала занимают первое место по количеству, однако поступающие прямые инвестиции из КНР составляют только 3% от общего количества.

Крупные китайские инвестиции направляются в производство телекоммуникационного оборудования и компьютерных комплектующих, строительство торговых центров. Крупными действующими инвестиционными проектами с привлечением китайского капитала в России являются: совместное предприятие Beto-Huawei (г. Уфа, производство телекоммуникационного оборудования, объем продаж в РФ с 2000 г. превысил 120 млн.долл.); СП Korona Semiconductor (г. Зеленоград Московской обл., производство микроэлектронных комплектующих); СП «Телеком» по производству телефонного оборудования (г. Воронеж); супермаркет «Тянькэлун» (г. Москва); торговый дом «Дружба» (г. Москва).

О деловом участии в создаваемых в России предприятиях с китайским участием можно сказать следующее. Инвесторы из КНР предпочитают учреждать структуры со 100% китайским капиталом и минимальным уставным фондом. Особенно это касается предприятий в сфере малого и среднего бизнеса. На стадии проработки проектов китайские представители проявляют определенный интерес к возможностям сотрудничества на условиях СРП и Build-Operate-Transfer (ВОТ). Практически все потенциальные инвесторы заявляют о намерении задействовать кредитные возможности для реализации будущих проектов, особенно для освоения природных ресурсов. Применительно к инвестиционным проектам в области машиностроения китайские организации делают упор на использование вкладов в денежной и товарной форме, включая поставки оборудования и технологий.

Практика работы с китайскими деловыми кругами показывает, что формирование их инвестиционного интереса к России происходит под воздействием экономических факторов, обусловленных конъюнктурой мировых торговых рынков. Китайские компании-производители бытовых электронных и электротехнических изделий под влиянием фактора усиления конкуренции на внешних рынках и трудностей сбыта своей продукции в Китае вынуждены искать новых потребителей за рубежом. Поэтому российский рынок, с учетом его масштабности, представляется китайским инвесторам перспективным для продвижения такой продукции. Для закрепления на российском рынке эти китайские компании идут на развертывание кооперационных сборочных производств своей продукции в России. Возможные инвестиционные риски китайских участников таких проектов компенсируются предоставлением им государственных гарантий и страхованием выделяемых на эти цели кредитных средств.

Что касается основных поставщиков российских товаров на китайском рынке, то в Пекине находится 60 представительств российских компаний и организаций, в числе которых представительства ОАО «Газпром», НК «Юкос», АО «Авиаэкспорт», ГПВО «Технопромэкспорт», ЗАО «Международная калийная компания», ВО «Станкоимпорт», ОАО «Русский алюминий», ОАО «Западно-Сибирский металлургический комбинат» и ряда других крупнейших российских экспортеров.

Их основными партнерами с китайской стороны выступают такие ведущие торгово-промышленные корпорации, как КННК, «Техноимпорт», «Машимпекс», «Хуанэн», «Великая Стена», «Норинко», «Политекнолоджи», «Синохем», «Минметалс», «Китайская корпорация цветных металлов», СИТИК, КОФКО, «Китайская государственная корпорация ядерной промышленности» и ряд других известных компаний.

Активизировалось взаимодействие между отраслевыми объединениями российских экспортов и импортов с аналогичными китайскими отраслевыми ассоциациями. В 2002 году был продолжен диалог между российским Союзом производителей и экспортеров калия и соли и китайской торговой Ассоциацией импортеров и экспортеров металлов, минералов и химической продукции, налаживается диалог между Ассоциацией сталеплавильной промышленности Китая (КАСП) и Союза экспортеров металлопродукции России (СЭМПР). Налаживание подобного тесного сотрудничества на уровне отраслевых объединений двух стран могло бы внести существенный вклад в дело обеспечения организационной, информационной и финансовой поддержки непосредственных участников ВЭД.

Приводимые примеры показывают, что сфера прямого инвестирования была слабо развита и характеризовалась невысокой активностью как российских, так и китайских инвесторов. Общий объем взаимных инвестиций в экономику двух стран был невелик и составлял менее 1% от всего объема иностранных капиталовложений.

С точки зрения И. Рогачева, «одним из главных негативных факторов - сдерживающих китайские инвестиции в производственной отрасли российской экономики, является высокая по сравнению с КНР себестоимость производственных процессов в России. Кроме того, инвесторы слабо ориентируются в российском инвестиционном законодательстве.

Тем не менее, несмотря на наличие указанных трудностей, многие китайские государственные и коммерческие организации активно изучают российский инвестиционный рынок, понимая, что перспективы его своевременного освоения сулят немалые прибыли. Все больший интерес со стороны китайского бизнеса проявляется к российским инвестиционным проектам в электронной, химической, авиационной, металлургической отраслях промышленности, созданию совместных зон технико-экономического развития».

Для более эффективного решения проблем обе стороны наметили проводить инвестиционные форумы. Первый из них прошел в июне 2004 года в Хабаровске. На нем было «намечено 12 крупных инвестиционных проектов с участием китайского капитала, суммарный объем которых составил 700 млн. долларов. Начата работа над совместными российско-китайскими проектами строительных комплексов в Москве (около 300 млн. дол.) и Санкт-Петербурге (около 1 млрд. дол.).

К концу августа 2004 года в России было зарегистрировано 549 проектов с китайскими инвестициями на сумму 582 млн. долларов. Через некоторое время китайские инвестиции, по экспертным оценкам, возрастают до более 1 млрд. долларов, российские же в Китае – до 800 млн. долларов.

Второй инвестиционный форум состоялся в 2005 году в Санкт-Петербурге.

В целом на двух форумах были заключены договоренности «о реализации совместных инвестиционных проектов на сумму более 2 млрд. долларов, включая такие значимые объекты, как строительство жилого комплекса «Балтийская жемчужина» в Санкт-Петербурге, создание крупного целлюлозно-бумажного производства в Читинской области и другие. Прорабатываются крупномасштабные проекты привлечения капиталов из КНР в строительство в России объектов транспортной инфраструктуры. Очевидно, что есть и встречное движение капиталов. Ведущие российские компании, такие, как «Евразхолдинг», «Базовый элемент» и другие, уже осуществили или прорабатывают проекты создания масштабных совместных предприятий в Китае».

Оба форума показали, что сфера инвестиционного сотрудничества начала «наконец выходить из стадии взаимной притирки и отработки правовых и организационных механизмов».

Появляется несколько крупных экономических соглашений и проектов. «Так, АМО «ЗИЛ» подписало соглашение с китайским автопроизводителем FAW в рамках развития сотрудничества «ЗИЛа» с китайскими партнерами. Также ЗАО «Автомобили и моторы Урала» (Новоуральск, Свердловская область) планирует заключить контракт с китайской автомобилестроительной корпорацией FAW на сборку на предприятии грузовых автомобилей FAW (В 2005 году действовала 523 совместных российско-китайских предприятия, в которое было вложено около 1,5 млрд. долл.).

По итогам работы омской делегации на Международной торгово-экономической ярмарке в Харбине (КНР) появился проект о строительстве ООО «Группой компаний «Титан» в Китае завода по производству полипропилена. Кроме того, «Северсталь» и китайская корпорация Minmetals подписали договор о сотрудничестве сроком на один год, по которому объемы поставок различных видов проката в адрес Minmetals составят минимум 500 тыс. тонн в год. Что показательно, такой проект был предложен практически сразу после отмены в 2004 году ограничений на экспорт российской металлопродукции в Китай. Наконец, нельзя обойти стороной и строительство крупнейшего пограничного торгового комплекса «Суйфэньхэ -Пограничный», в строительство которого в 2005 году был вложен 1 млрд. юаней».

Новый импульс активной работе компаний и предприятий двух стран в сфере инвестиционного сотрудничества дало заключенное осенью 9 ноября 2006 года российско-китайское межправительственное Соглашение «О поощрении и взаимной защите капиталовложений».

В конце следующего года по данным Минкоммерции КНР «Прямые китайские инвестиции в Россию без учета капиталовложений в банковский и страховой секторы, а также ценные бумаги, составили 470 млн. дол. США, против 203 млн. дол. США в 2005 г. Было утверждено 79 новых проектов. Общий объем накопленных китайских инвестиций достиг 935 млн. дол. США. Объемы выполняемых китайскими компаниями строительных работ увеличились на 47% и составили 660 млн. дол. США в 2005 году. В первом квартале 2007 года объем накопленных китайских прямых инвестиций в Россию составил 13,43 млн. долларов.

В период проведения трех ежегодных российско-китайских инвестиционных форумов были подписаны 27 инвестиционных соглашений на общую сумму свыше 3,3 млрд. дол. США. Осенью следующего года состоялся четвертый двусторонний инвестиционный форум».

«Минэкономразвития России продолжает разработку комплексной программы взаимных российско-китайских инвестиций, которую предполагалось оформить в виде межправительственного документа. Планировалось сделать акцент на привлечение китайских инвестиций в приоритетные для российской стороны сферы, включая лесоперерабатывающую промышленность, легкую и пищевую промышленность, строительство инфраструктурных объектов, химическую промышленность, а также создание совместных производств на территории КНР в сфере высоких технологий, энергетики, машиностроения.

В 2006 году наметился существенный прорыв по проекту Китайского делового центра в Москве «Парк Хуамин». Как отметил посол в РФ Лю Гучан, «подготовительные работы по строительству коммерческого центра и «Китайского парка» шли организованно и упорядочено. В июне 2007 года была намечена церемония закладки первого камня. Китайское правительство внимательно следит за развитием проекта, периодически заслушивает соответствующие доклады и оказывает содействие в решении практических проблем и трудностей. Проект гарантируется капиталом государства и различных акционерных обществ. Компания «Хуамин», избранная акционерными обществами для реализации проекта, является сильной командой и поддерживает тесные отношения с российскими правительственными органами и различными партнерами по сотрудничеству. Все это создает прочную основу для успешного осуществления проекта».

В период проведения трех российско-китайских инвестиционных форумов было подписано 27 инвестиционных соглашений на общую сумму свыше 3,3 млрд. долларов. Крупнейшими инвестиционными проектами с участием китайского капитала в России оставались строительство района «Балтийская Жемчужина» в Санкт-Петербурге (1,3 млрд. дол.), строительство двух целлюлозно-бумажных комбинатов в Хабаровском крае и Читинской области.

Как отметил К.В. Внуков: «надеемся, что избрание города Сочи в качестве места проведения Зимних Олимпийских игр 2014 придаст дополнительный импульс нашему сотрудничеству в инвестиционной сфере. Еще одной «площадкой» инвестиционного сотрудничества может стать Приморье и Владивосток, в котором намечено проведение саммита АТЭС в 2012 году. Перспективная тема инвестиционного сотрудничества – строительство и реконструкция портов России».

Продолжается линия на создание совместных предприятий. Ярким примером является предложение КНР городу Волгограду. Летом 2007 года город-герой посетили представители ее деловых кругов. Китайская компания LiuGong Machinery CO LTD предложила на рассмотрение план по созданию в этом городе совместного предприятия по производству специализированной строительной техники. В результате успешных переговоров заключен договор о строительстве совместного российско-китайского парка строительной техники.

Вот что об этом рассказывает корреспондент газеты «Правда» Мансура Зеленская.

«Актуальность этого проекта трудно переоценить. По мнению экспертов, Россию в ближайшее время ожидает строительный бум. Особенно это касается Южного федерального округа (ЮФО), в том числе и Сочи, где будет проходить Олимпиада – 2014. Но В России нет производства строительной техники, отвечающего современным требованиям. Зато есть в Китае. Поэтому и необходимо наладить деловое партнерство, взаимовыгодное для обеих сторон.

Представители китайских компаний ранее посетили заводы в Москве, Санкт-Петербурге и Уфе. И лишь в Волгограде нашли то, что искали. Высококачественная сталь, производимая металлургическим заводом «Красный Октябрь», и наличие помещений под сборочные цехи оказались решающим аргументом в принятии окончательного решения китайской стороной.

На переговорах рассматривалось несколько вариантов реализации проекта – от создания базы торгово-сервисного назначения до совместного предприятия полного цикла сборки. Не исключен вариант, что часть комплектующих будет производиться на самом «Красном Октябре», поскольку выпуск тяжелой дорожной техники – это очень металлоемкое производство, и здесь вопрос качества приобретает первостепенное значение. Перенос производства в Россию позволит повысить качество сборки, сделав продукцию совместного предприятия конкурентоспособной с европейскими производителями за счет меньшей цены, считают российские специалисты.

Это первый подобного рода проект обещает быть успешным, судя по тому, что глава администрации Волгоградской области Николай Максюта уже сообщил о том, что сегодня идет оформление документов на земельный участок в 300 гектаров. Если не случится никаких форс-мажорных обстоятельств, то уже в следующем году китайцы при поддержке волгоградской стороны смогут приступить к строительству уникального технопарка. Совместное предприятие будет обслуживать организации, предоставляя им необходимую технику для строительства дорог, каналов, крупных объектов во всех регионах Южного федерального округа. Китайские партнеры заявляют об инвестициях в «несколько сот миллионов долларов» и намерениях занять до 50 процентов рынка стройтехники в ЮФО».

Вопрос инвестиционного сотрудничества рассматривался на 3-м экономическом форуме, во время пребывания в России Премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао. В ходе встреч с российским руководством и в своем прекрасном докладе на форуме он, во-первых, отметил, что «все результативнее становится взаимовыгодное сотрудничество по линии бизнес-сообщества. На сегодняшний день объем взаимных инвестиций между двумя странами перешагнул уровень 2 млрд. долларов, эффективно реализовываются такие крупные совместные проекты, как Тяньваньская АЭС, «Балтийская Жемчужина» и китайский торговый центр в Москве. Деловые круги двух стран все активнее подключаются к реализации совместных проектов. Приятно отметить, что российские потребители все большее предпочтение отдают китайской коммуникационной и бытовой технике, а также другим продукциям. Компания Русал, Русские системы и Роснефть сегодня уже реализовывают или планируют запустить в Китае крупные инвестиционные проекты. Полным ходом идет работа по разработке Программы китайско-российского инвестиционного сотрудничества».

«Китай является весьма привлекательным местом для инвестиций. Для российских предпринимателей инвестиционный климат в Китае не менее благоприятен, чем для других зарубежных инвесторов, которые уже вложили туда сотни миллиардов долларов».



Во-вторых, Вэнь Цзябао сделал ряд важных предложений: необходимо «углубление финансово-инвестиционного сотрудничества. Серьезные потрясения на международном финансовом рынке подчеркивают важность стратегического сотрудничества Китая и России в финансовой сфере. Стороны должны усиливать согласование и информационные обмены, рассматривать меры по противостоянию глобальному финансовому кризису, своевременно согласовывать макроэкономическую политику, чтобы внести наш общий вклад в улучшение и оздоровление мировой финансовой системы. Необходимо поощрять наши банки открывать свои филиалы друг у друга и расширять межбанковское кредитование и рефинансирование. В то же время следовало как можно скорее подписать и приступить к реализации Программы китайско-российского инвестиционного сотрудничества, подбирать перспективные проекты и эффективно управлять инвестиционным сотрудничеством в приоритетных направлениях, усиливать взаимодействие по совершенствованию правового сопровождения для рынка, разработке четких правил сотрудничества и защите прав и интересов инвесторов».

Как бы то ни было, политику инвестиций можно считать потенциальной «точкой роста» российско-китайского торгово-экономического сотрудничества с начала XXI века.


База данных защищена авторским правом ©ekonoom.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница